Разве курс маната в руках Эльмана Рустамова? наш комментарий

Автор: Мамед Эфендиев, автор haqqin.az 

Случилось то, к чему мировой рынок готовился давно. Комитет по операциям на открытом рынке Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам заседания впервые в этом году повысил ключевую ставку на 25 базисных пунктов — до 0,5-0,75%. Последний раз ФРС повышала ставку впервые за девять лет год назад - на 0,25 базисных пункта (до 0-0,25%). Повышение ключевой ставки было ожидаемым, рынки давно учитывают такой сценарий в своих оценках, но оно все же не прошло бесследно для мирового рынка, в частности, ударило по всем валютам – евро, юань, рубль…

Незначительно упал и курс маната, но в последовавшей реакции на повышение ставки ФРС Центробанк Азербайджана категорически отверг взаимосвязь этих событий и выразил совершенно непонятную позицию. ЦБА считает, что «возможное психологическое влияние решения Федеральной резервной системы (ФРС) США о повышении учетной ставки на изменение курса азербайджанского маната по отношению к доллару не имеет экономического обоснования».

ЦБА считает актуальным ожидание подорожания курса доллара на мировых рынках и не исключает психологического давления этих процессов в виде ожидания на валютный рынок Азербайджана. 

В то же время ведомство главного банкира Эльмана Рустамова утверждает, что это не имеет экономического обоснования, так как в настоящее время в соответствии с режимом курса, реализуемого в стране, курс доллара по отношению к манату формируется на основе соотношения спроса и предложения на валютном рынке страны. А соотношение спроса и предложения на зарубежных валютных рынках зависит от состояния платежного баланса, то есть, наряду с объемом валюты, ввозимой в страну и вывозимой из нее, также учитывается сумма трансфертов из Госнефтефонда для бюджетных нужд.

По логике ЦБА, решение ФРС в краткосрочном периоде обычно влияет на страны, в которых осуществляются спекулятивные капитальные поступления в больших объемах. Азербайджан не относится к таким странам, никакого краткосрочного влияния решения ФРС на страну не ожидается. В том числе это решение не влияет напрямую на курс маната. Решение ФРС может повлиять на такие страны, как Азербайджан, в средне- и долгосрочной перспективе, но правительство страны и Центральный банк предпринимают и продолжат предпринимать адекватные макроэкономические меры по стабилизации для регулирования этого влияния в упреждающем режиме.

Ну, с оригинальной логикой Центробанка нам не раз приходилось сталкиваться. Только вот как решение ФРС не может влиять на курс маната в краткосрочном периоде, честно говоря, не совсем понятно. ЦБА утверждает, что это, мол, не имеет экономического обоснования. Мы не собираемся оспаривать сложные экономические расчеты Центробанка, но хочется напомнить пример из жизни, который в свое время сильно ударил по имиджу не только ЦБА, но и Азербайджана в целом.   

Уважаемый Эльман муаллим, ровно год назад после такого же повышения ключевой ставки ФРС последовала резкая девальвация маната – почти на 50%. Да, Вы можете возразить, мол, год назад девальвации маната способствовали иные факторы. И эти факторы из заявления ЦБА мы привели выше. Верно, курс доллара по отношению к манату формируется на основе соотношения спроса и предложения на валютном рынке страны. А соотношение спроса и предложения на зарубежных валютных рынках зависит от состояния платежного баланса, то есть, наряду с объемом валюты, ввозимой в страну и вывозимой из нее, также учитывается сумма трансфертов из Госнефтефонда для бюджетных нужд.

Теперь попытаемся сравнить все эти факторы с прошлогодними. Спрос на доллары на внутреннем рынке в конце прошлого года тоже был высок, но тогда их еще можно было приобрести в многочисленных обменных пунктах. Однако обменники ликвидировали, а банки, на которые были возложены эти функции, теперь вообще отказываются продавать валюту населению. Вернее, они ее продают, но не через свои банки, а посредством «черного рынка». И сколько ни ловят правоохранительные органы банкиров и менял с «черного рынка», ситуация не меняется. Да и не может она измениться до тех пор, пока банки кто-то не заставит продавать валюту по установленному Вами курсу в своих филиалах и в неограниченном объеме. Только вот делать это некому.

Если говорить о зарубежных валютных рынках, то в состоянии платежного баланса наблюдается немного положительных перемен, а трансферты из Нефтяного фонда в следующем году намного оскудеют.

Кстати, насчет курса. Неужели кто-то может подумать, что в рыночных условиях этот курс Центробанк все время может устанавливать самостоятельно? Избежать воздействия решения ФРС на манат невозможно. Еще в тучные нулевые годы Центробанк осуществлял миллиардные интервенции на валютном рынке, не давая манату слишком укрепиться. В последние годы многомиллиардные интервенции были направлены уже на предотвращение обвала маната. Эльману Рустамову лучше знать, в какой степени ЦБА удалось достичь поставленной цели, но если это даже и удалось, то какой ценой! На поддержку курса маната за десять лет Центробанк потерял столько долларов из своих валютных резервов, что их хватило бы для пополнения доходной части госбюджета-2017. А теперь, когда долларовые резервы иссякли, ЦБА переходит на режим плавающего курса.

Да и как вообще можно избежать воздействия решения ФРС на манат? Повышение ФРС учетной ставки – серьезное испытание для всей мировой экономики, так как подорожавший доллар еще больше подогнет под себя все мировые валюты. Кстати, результаты действий ФРС уже потрясли рынок. Цены на нефть, золото, сырьевые ресурсы пошли вниз, курс мировых валют также отреагировал на данное решение, и один евро снизился до 1,048 доллара. Да что говорить о других странах, если фондовые индексы в самих США перешли к снижению на фоне повышения ставки ФРС. 

Одним словом, последствия повышения ставки ФРС скажутся на экономике Азербайджана, в том числе и на курсе маната, уже в ближайшее время. И тогда мы увидим, как подготовился наш Центробанк к подобному исходу. А ведь ФРС США прогнозирует еще три увеличения ставки в 2017 году. Такой прогноз должен заставить ЦБА ускорить процесс перехода на либеральный курс — возможности для маневра ограничиваются.

Что касается столь неразборчивого заявления ЦБА, то это, скорее всего, связано с тем, что на фоне дефицита доллара новые ставки ФРС еще больше усилят давление на манат, что вызовет новые головные боли у банкиров.

6442 просмотров