Пророссийский президент присягнул Молдове эксклюзив, haqqin.az из Кишинева

Автор: Анна Жданова, спецкор, Кишинев 

В молдавской столице 23 декабря состоялась инаугурация президента страны Игоря Додона, победившего на выборах во втором туре 13 ноября. Социалист Игорь Додон считается в Молдове пророссийским политиком. Однако в заявлениях, сделанных за время постэлекторального периода, он недоумевал по поводу подобных «ярлыков» и обещал продуктивное сотрудничество с Западом. В торжественной речи на инаугурации новоназначенный глава государства пообещал «собрать камни, так опрометчиво разбросанные прежними безответственными действиями».

Инаугурация Додона

«Я буду президентом всех граждан этого государства, которые хотят, чтобы Молдова стала процветающей, свободной и независимой страной».

Инаугурация Игоря Додона проходила во Дворце Республики, одном из последних парадных сооружений советского периода, построенном для правительственных мероприятий в едином стиле со зданием нынешней президентской администрации. Как говорят завсегдатаи подобных церемоний, нынешнее торжество было весьма скромным по сравнению, скажем, с инаугурацией Владимира Воронина. Искушение провести параллели между двумя президентами вполне понятно: оба считались пророссийскими на момент вступления в должность, да и идеологические позиции социалистов и коммунистов недалеки друг от друга.

Впрочем, и главный коммунист Молдовы и его парламентская фракция, равно как и остальные фракции, кроме социалистов и демократов, не изволили почтить своим присутствием сие событие государственного масштаба. Зато несмотря на туман и промозглую сырость, перед дворцом собрался приличный митинг сторонников нового молдавского президента. Они скандировали лозунги в его поддержку и даже частично перекрыли своими автомобилями улицы.

Игоря Додона приводили к присяге спикер парламента Андриан Канду и исполняющий обязанности председателя Конституционного Суда Виктор Попа в присутствии членов правительства (не все министры явились), Конституционного Суда и Избирательной комиссии, парламентариев-демократов и социалистов, а также еврочиновников, глав и представителей дипмиссий. Для недавно вступившего в свои полномочия посла Азербайджана Гудси Османова это торжество стало первым и столь значимым в Молдове.

Посол Азербайджана Гудси Османов

Всего на инаугурацию было приглашено около 700 гостей, но некоторые из них добраться до назначенного места не смогли – помешали неблагоприятные погодные условия в Кишиневском аэропорту. Например, самолет Дмитрия Рогозина перенаправили в Будапешт и важному российскому гостю не довелось услышать речь Игоря Додона, которая демонстрирует очевидную гибкость президента.

«Я обращаюсь к моим соотечественникам с другими политическими взглядами, у которых были другие предпочтения на выборах президента страны. Уверен, что и вы проголосовали за лучшее будущее нашей Родины – Республики Молдова!»

Игорь Додон занял президентское кресло в такой ситуации, в какой до сих пор не оказывался, пожалуй, ни один из его четверых предшественников. Разделение надвое молдавского общества по геополитическому принципу («за Россию» и «за Запад») уже многие годы для республики не в новинку – Николае Тимофти с ним столкнулся сразу. Но этот президент не напрасно получил не только прозвище «немая утка», но и издевательский подарок в виде живой утки такой породы: Тимофти был плодом компромисса между парламентскими фракциями, которые пару лет не могли избрать главу государства и, не желая расставаться с депутатскими креслами, остановились на молчаливой во всех смыслах внеполитической фигуре, послушно выполняющей указания правящей власти.

С этим обстоятельством связывают, кстати, и продолжительные постэлекторальные разбирательства президентской гонки: Конституционный Суд далеко не сразу вынес положительный вердикт по прошедшему голосованию и назначил дату инаугурации. Пока Игорь Додон не вступил официально в должность, а Николае Тимофти не сдал мандат, через парламент и утверждение Тимофти прошел ряд непопулярных и спорных законодательных актов.

Так, было одобрено открытие офиса НАТО в Кишиневе, против чего активно протестовали и Игорь Додон, и его социалисты, и другие пророссийские политформирования. Состоялось принятие Закона о пенсиях, возмутившего большинство населения своей антисоциальностью, поскольку он заметно увеличивает возрастной ценз, снижает пенсионные выплаты и сводит к минимуму их индексацию. Разумеется, Додон бранит этот Закон на чем свет стоит! Также за три послевыборных недели парламентарии и экс-президент успели на семилетний срок назначить подходящего прокурора.

Напомним: Партия социалистов, председателем и кандидатом от которой был Игорь Додон, находится в оппозиции к правящим проевропейским демократам. Новый президент, ратифицируй он подобные инициативы, стал бы по логике идеологической верности предателем своих взглядов, сторонников и избирателей. Игорь Додон даже выиграл, ведь за ним осталось право негодовать и выражать претензии электоральным конкурентам, которые задержали его вступление в должность.

«В избирательной кампании моим основным девизом был «У Молдовы есть будущее!» Я верю в это. Государственность и суверенитет страны не являются и не могут быть предметом обсуждения».

Вот, собственно, и прорисовались явные сложности для Игоря Додона с первых дней его президентства. Он, по сути, являлся главой оппозиции. Войдя в парламент с самой большой фракцией, социалисты не сформировали большинство, хотя могло показаться, что коммунисты должны были бы составить им идеальную компанию. Но здесь дело в личном неприятии Владимира Воронина личности Додона, в прошлом протеже коммунистического президента и активного члена его партии.

Оппозиционные социалисты полтора года назад составили тандем с внепарламентской партией некоего Ренато Усатого, экс-российского бизнесмена с резко пророссийскими взглядами, ставшего заметной политической фигурой после громких электоральных кампаний на парламентских и местных выборах. Усатый – мэр второго по значимости молдавского города Бельцы. Вместе с Додоном они возглавили антиправительственные выступления прошлой зимы и умудрились даже объединиться с изначально протестной, резко прозападной структурой, преобразованной затем в партию под названием «Платформа ДА». Общими усилиями им удалось не только стимулировать арест экс-премьера Влада Филата, но и заработать мощный политический капитал. Лидер «ДА» Андрей Нэстасе весьма резво двигался нынешней осенью к президентскому креслу.

Избрание Додона президентом автоматически поставило его «против оппозиции». И помалкивать-кивать-подписывать, подобно Тимофти, ему не с руки: впервые со времен Петра Лучинского президента избирали не в парламенте, а всенародным голосованием. Додон – сильная политическая фигура, обремененная предвыборными обязательствами. Не отмолчишься!

Коммунисты, не согласные сотрудничать с социалистами, бойкотировали не только инаугурацию, но и сами выборы, называя их антиконституционными. Прежние протестные сотоварищи партии Усатого продолжают гнуть линию на предмет досрочных парламентских выборов. Вся прозападная парламентская и внепарламентская оппозиция итак в оппозиции социалистам и правящей Демпартии, которая теперь в оппозиции президенту Додону, хотя он, согласно закону, покинул ряды социалистов и пост их председателя.

«Поддержка наших граждан, находящихся вдали от дома, будет для меня в приоритете, а в рамках президентуры будет действовать советник по проблемам диаспор».

Пусть Игорю Додону проволочка с инаугурацией политически и сыграла на руку, но риск проиграть выборы после выигрыша мог обрести вполне реальное выражение. Конкурентка социалиста Майя Санду забросала служителей Фемиды жалобами на нарушения в электоральном процессе и дошла до Конституционного Суда. В пользу этой дамы, экс-министра образования в правительстве осужденного Влада Филата, перед выборами сняли свои кандидатуры весьма мощные конкуренты – председатель демократов Мариан Лупу и герой протестов, лидер «ДА» Андрей Нэстасе.

Молва называла Майю Санду «американским проектом». Соответственно, предполагалось и давление Запада на двух прозападных кандидатов при выходе из гонки. И Нэстасе, ранее, пусть и не без возмущения, но проглотивший создание клона собственной партии под знаменами Санду, продолжил принимать участие в ее уже поствыборной борьбе. На следующий же день после победы Додона во втором туре на улицах появились манифестанты, протестующие против результатов голосования.

В судах рассматривались жалобы от представителей Майи Санду, за ними следовали бесконечные апелляции. Конституционный суд на основании закона ждал решений и дату инаугурации не назначал. Игорь Додон упрекнул экс-конкурентов в умышленном затягивании процесса – мол, властям подыгрываете, чтобы те успели законы нехорошие протолкнуть. Нэстасе за всех ответил Додону, что тот наговорил «нелепостей в адрес настоящей антиолигархической оппозиции и диаспоры» и намекнул на сговор с оппонентами от власти еще при голосовании за Тимофти – «цену вопроса мы уже знаем в случае президента».

Майя Санду

Майя Санду строила свое несогласие с результатом выборов на препятствовании кишиневской власти голосованию диаспоры, то есть молдаван, живущих за рубежом, особенно в Европе. Хотя арифметически их голоса едва ли могли перекрыть перевес Додона, заграничных участков открыто было и впрямь маловато, учитывая численность молдавских гастарбайтеров. Недовольство от них тоже прозвучало, на что ссылалась Санду, выражая несогласие с решением Конституционного Суда в пользу Игоря Додона и его президентства.

О правящих демократах прямо высказался бывший спецпредставитель ЕС в Молдове Кальман Мижей: «…Г-н Плахотнюк поддержал Додона. Ведь хотя официально он поддержал Майю Санду, его медийные ресурсы активно помогали Додону». Влад Плахотнюк – могущественный олигарх и фактический руководитель Демпартии. Отсюда и слух о тайном сговоре между Игорем Додоном и Владом Плахотнюком.

«Это наш святой долг по отношению к предкам и потомкам – любить и сохранять страну, гордиться нашей национальной идентичностью, уважать мнение абсолютного большинства граждан страны, которые на протяжении веков идентифицировали себя как молдаван».

Диво ли, что на инаугурацию Додона пришли лишь его однопартийцы и правящие демократы? Либеральным демократам, чья поредевшая фракция все еще заседает в парламенте при осужденном на длительный срок председателе Владе Филате, остается лишь гордо отводить взгляд от победителей в лице Додона и Плахотнюка. Их отколовшаяся парламентская часть под предводительством проигравшего кандидата, экс-министра иностранных дел и экс-премьера Юрия Лянкэ, тоже держит марку оппозиционеров хотя бы в силу проевропейской позиции и отсутствии во власти.

Хозяин Молдовы Плахотнюк

Либералы, верные крайне правым позициям и прозападным взглядам вплоть до размещения баз НАТО в Молдове и идеям унионизма (объединения с Румынией), категорически отвергают всякое взаимодействие с социалистами или социалистом. Несмотря на раскол в рядах и на протокольную необходимость, инаугурацию не посетил даже министр обороны от либералов Анатол Шалару – мне, мол, Додон не президент.

Председатель Либеральной партии Михай Гимпу обвинил в победе Додона (и видимо, в собственном проигрыше на выборах) как раз единомышленников по европейскому курсу Майю Санду и Платформу «Да». Он напомнил экс-министру про связь с правительством опального Филата, а Платформе «Да» – прошлогодние протесты.

Упомянутые братья Цопа считаются врагами Влада Плахотнюка и не въезжают в Молдову. При наличии или отсутствии рационального зерна в рассуждениях лидера либералов, они вызывают у молдаван улыбку. Репутация одиозного политика! Недавно Михай Гимпу отличился очередным эпохальным высказыванием: «Румыния – такая же наша страна, как Россия – страна русских, Германия – страна немцев, Италия – страна итальянцев, Франция – французов».

Дело дошло до открытого противостояния между наиболее влиятельным либералом в правительстве, министром Шалару, приветствующим силы НАТО как манну небесную, и его партийным боссом. С теми же, заметим, взглядами, но грозящими министру отзывом с должности. Этот конфликт не вызвал бы столь иронического интереса, если бы не грядущая в скором времени реформа института исполнительной власти, вследствие чего либерал Шалару и так рискует остаться без портфеля.

Демпартия намерена упразднить семь министерств и перераспределить их функции. В результате вероятно, на руководящих должностях окажутся те, кто ценен для правящей силы. А в партнерах-либералах больше нужды нет: либерал-демократы устранены, сами демократы крепко утвердились во власти, и к тому же, возможно, нашли общий язык с новым президентом. Да и офис НАТО уже открыт.

Национал-унионистские взгляды в Молдове утратили прежнюю популярность, как и именование себя румынами вместо молдаван. В своей речи Игорь Додон сказал: «Несколько лет бездарного правления либералов и унионистов вновь посеяли и взрастили в нашем обществе семена вражды. Но как известно, «есть время разбрасывать камни и время собирать камни». Вступаю в эту почетную должность с целью собрать камни, так опрометчиво разбросанные прежними безответственными действиями».

В предвыборных планах Додона значилась реализация набирающей обороты идеи заменить в школьной программе «историю румын» на «историю Молдовы». Случится ли это на практике – предвидеть трудно, но во время инаугурации новый президент сказал то, чего либералы ему не простят: «Я хочу обратиться к нашим русскоязычным соотечественникам и к нашим гостям из России и стран СНГ на русском языке». И заговорил по-русски.

«Восстановление полноценных дружественных, стратегических и партнерских отношений с Российской Федерацией на посту руководителя государства является моей приоритетной целью. И свой первый официальный визит в качестве президента Республики Молдова я совершу в Российскую Федерацию».

Одно из первых интервью после победы в президентском состязании Игорь Додон дал российскому порталу «Царьград», отличающемуся христианской риторикой, а в инаугурационной речи почти слово в слово повторил намерение поддерживать православные ценности в Молдове. В период электоральной кампании последних парламентских выборов видные политические деятели РФ и российские звезды эстрады открыто агитировали население за партию Додона. Этой поддержке тогда приписывали столь заметный отрыв социалистов от других партий.

Во время нынешней предвыборной гонки пророссийская ориентированность Додона стала солидным аргументом в его пользу, особенно в протестной доле голосов, отданных не за социалиста, но против изрядно дискредитировавших себя представителей прозападной власти. Несмотря на запрет в законодательстве об участии в кампаниях иностранных граждан, из России нет-нет, да и долетали слова одобрения. То в Госдуме РФ выражали уверенность, что Додон приведет Молдову в ЕАЭС, то сам он в Москву отправлялся, а то и вовсе оскандалился в очень пророссийском русле.

На теледебатах Игорь Додон в ответ на вопрос «Кому принадлежит Крым?» ответил: «Российской Федерации». Позже он, конечно, пояснил, что имел в виду «де-факто». В контексте «де-юре» напомнил о Приднестровье, которое является частью Молдовы и обязательной для решения проблемой. Намерение киевских депутатов объявить его персоной нон-грата тогда еще будущий президент Молдовы прокомментировал фразой о «сотнях лет дружбы» между странами, общих ценностях и экономических связях. Украинские друзья не преминули заметить, насколько Кремлю импонирует риторика новоизбранного президента, и потребовали признать Крым частью Украины.

«Республика Молдова будет проводить внешнюю политику, основанную на партнерстве и дружбе со всеми государствами мира. Будем активизировать отношения с нашими соседними государствами – Румынией и Украиной. Будем развивать многоплановое сотрудничество с ЕС».

Сколько бы молдавский президент не говорил о своей надежде на «восстановление молдавско-российских отношений» в целях «народного хозяйства Молдовы», но отметил в торжественной речи, что «с удовлетворением принял приглашение осуществить визит в качестве главы государства в Брюссель» и что «это состоится в первые месяцы 2017 года». Ранее Игорь Додон публично отверг «ярлык» пророссийского политика.

Новому главе республики предстоит сложное балансирование на внешнеполитической арене. Плюс ему необходимо сохранить старые и обрести новые симпатии сограждан, то есть, не разочаровать пророссийски настроенных единомышленников и убедить в своей лояльности Западу адептов евро-американского курса. Предвосхищая вполне прозападные концепции Додона, представители ЕС сообщили, что надеются на сотрудничество с ним, и призвали вместе с парламентом и правительством осуществлять реформы.

Со стороны США была выражена готовность к сотрудничеству с победившим кандидатом, а МВФ все-таки выделил Молдове обещанный кредит под гарантии все тех же реформ. Правда, беспартийный теперь социалист вставил в свою речь тезис «нам не нужны реформы ради реформ или реформы для отчета кредиторам и партнерам по развитию» и акцентировал внимание на заботе о гражданах. Тем не менее, непопулярную пенсионную реформу, на которой кредиторы особо и не настаивали, можно считать состоявшейся.

«Если политический класс будет пренебрегать волей народа о выведении государственных институтов из-под влияния групповых интересов, я буду действовать от имени народа, буду бороться рядом с народом и верну государство на службу гражданам».

Говоря о больной для Молдовы теме массовой коррупции, новый глава государства сделал особый упор на проблему органов правосудия и на историю кражи миллиарда из госказны. Намерение победить коррупцию Игорь Додон сопроводил обещанием: «…Посвящу всю свою энергию раскрытию всей правды и возвращению украденного имущества народу». Сложность кроется в сравнительно небольшом объеме полномочий, оставшихся в распоряжении молдавского президента, ведь, например, в ближайшие семь лет ему никак не уволить генпрокурора.

Говоря о «вопросе национальной безопасности», который будет для него «одним из главных приоритетов», Игорь Додон будто бы забывает о том, как сам возмущался в период от выборов до инаугурации урезанием полномочий президента – Высший совет безопасности тоже вышел из-под его контроля. Собственно, и с парламентом, и с правящим большинством президенту особо не потягаться, поскольку даже в отказе утверждать принятый закон он ограничен регламентом.

Ранее упомянутый евродипломат Кальман Мижей сказал в СМИ, что «для г-на Плахотнюка Додон – более удобный президент, потому что Плахотнюк хочет показать себя спасителем западного вектора. …Трюк, к которому западные партнеры должны отнестись с предельной осторожностью». Однако возможно, что самому всесильному олигарху стоит быть осторожным с «удобным президентом».

В инаугурационной речи Игорь Додон отметил: «мандат, полученный прямым голосованием граждан, предоставляет президенту страны высшую легитимность, а любое посягательство на полномочия института президентства будет означать не что иное, как неприемлемое пренебрежение голосом народа». Как тут не вспомнить колоссальный опыт протестных выступлений у социалистов и низвержение когда-то не менее влиятельного политика-олигарха Влада Филата!

В финале выступления молдавский президент декларировал верность принятым обязательствам и обещал «постараться», чтобы было «у граждан страны как можно больше позитивных впечатлений». До очередных парламентских выборов в Молдове осталось около двух лет, и если Игорю Додону удастся удержаться в шатком равновесии борца-оппозиционера и доброго президента, радеющего за народ, шансы социалистов полностью изменить расклад сил в молдавской политике окажутся более чем существенными. Додон еще на два года останется в президентском кресле, и кто знает, какие законы примет тогда парламентское большинство и не повторит ли социалист карьеру коммуниста Воронина.

1400 просмотров