Ваге Аветян: «Армянские исполнители крадут азербайджанские мугамы» эксклюзив

Автор: Беседовали Эйнулла Фатуллаев и Нателла Рустамова 

Несколько недель назад в Баку для участия в миротворческой конференции прибыл известный армянский правозащитник и диссидент Ваге Аветян. В Баку армянский правозащитник возложил цветы к мемориалу жертв Ходжалинского геноцида. В своих выступлениях он говорил о необходимости налаживания моста дружбы между армянским и азербайджанским народами.

Приезд Ваге Аветяна в Баку вызвал ажиотаж не только в Азербайджане, но и в Армении. Сразу после отъезда в Швецию, где Ваге Аветян проживает в качестве политэмигранта, в его адрес стали поступать угрозы со стороны армянских националистов.

Впрочем, Ваге Аветян остался непонятым и в Азербайджане. Haqqin.az решил узнать у самого Аветяна, какую цель преследовал армянский правозащитник, совершив визит в Азербайджан, и что он подразумевал, говоря о налаживании моста дружбы между двумя народами.

- Почему вы решили уехать из Армении? Армянские власти преследовали вас? За правду?

- Армянских властей не существовало со времен потери последнего армянского королевства и до сего времени, и если так пойдет, я не знаю, когда таковые будут. После вынужденного вывода войск СССР (России) из Армении в начале 1990-х страна стараниями КГБ и секретных агентов, работавших у нас, вернулась назад в 1992-й. Не многие тогда это поняли. Никто, по сути, не знал, что такое КГБ на самом деле, как он работает, какими методами. Лишь небольшая группа диссидентов советского времени что-то понимала, но они могли довести до нас лишь часть информации об этом карательном и подрывном органе.

Как типичные советские люди мы были уверены, что сами умные и все понимаем, а гэбисты тем временем делали все, чтобы изолировать тех, кто был в курсе, и старались так очернить этих людей в глазах общества, что к их призывам уже никто не прислушивался. Общество не было готово услышать и узнать правду об истинных намерениях КГБ. У нас была наивная надежда на то, что после провозглашения независимости даже чекисты стали патриотами Армении, и они, конечно, подыгрывали революционным эмоциям народа, который буквально в телячьем восторге бурно переживал национальное возрождение и верил в мнимое единство. Нация была уверена, что даже чекисты отказались служить Кремлю и отныне будут защищать национальным интересам.

Сказалось и то, что армяне всегда были инфантильным народом, столетиями не имели никакого опыта государственности, не обладали собственными структурами безопасности. Никто даже мысли не допускал, что после обретения независимости армяне, пусть даже сотрудники и агенты КГБ, могут действовать против собственного народа. Основатель ФБР Эдгар Гувер сказал, что, когда человек остается один на один с конспирацией демонической величины, он отказывается верить в то, что видит своими глазами. И прав: у обычных людей слишком слабая психика, чтобы переварить такую информацию и не сойти с ума от ужаса.

Многие из моих учителей в политике – много повидавшие диссиденты советской поры Айрикян, Навасардян, Аршакян, Бабаян. Но даже они не сумели описать тот ад, который прошли. Во-первых, они находились в постоянных тисках системы. А во-вторых, я не исключаю, что даже они не осознавали полностью весь исправно действующий механизм зла. Более-менее полная картина открылась мне после изучения архивов восточногерманского Штази, клона советского КГБ, когда они были открыты и стали доступны простым смертным. И я в ужасе стал писать об этом в надежде, что мои соотечественники поймут наконец, какая машина террора правит нами, в какие тиски мы попали на самом деле. Но официальная пропаганда была сильнее меня, она обладала и собственными рупорами информации, и институтом уничтожения неугодных. Люди сначала смеялись надо мной, говорили, что СССР давно исчез вместе со всеми своими структурами, и то, в чем я пытаюсь их убедить, не более чем плод моего больного воображения.

Сегодня уже нет ни одного армянина ни в стране, ни за рубежом, кто бы не знал, о чем я предупреждал 15 лет назад, и некоторые начали сознавать, что я был прав. Но тогда, по традиции, все считали себя очень умными и образованными, и меня объявили неадекватным. Впрочем, таковым для многих я остался и по сей день. Чтобы утвердить общество в этом мнении, работают вся продажные медиа страны и отряды агентов власти в соцсетях.

Первое, что организовали гэбисты после своего успешного возвращения, это бандформирования, боевики которых становились «героями» в Карабахе, убивая и депортируя азербайджанцев – невинных сельчан, мирное население, а командиров и солдат «Армии независимости», своих единственных врагов в стране, по одному уничтожали. После двух неудачных покушений на мою жизнь я уехал из страны, вывез семью, намереваясь, тем не менее, вернуться. Жена и дети являлись моим единственным уязвимым местом, а эти нелюди, если не удавалось сломать людей физически и морально, били по слабым местам.

Надо сказать, что в те времена я и сам многого не понимал. Был бесстрашным и даже фанатичным солдатом и наломал немало дров. И именно таких, как я, принципиальных и бесстрашных, не желали видеть в стране, зачастую не оставляя в живых. Оказавший на меня большое влияние Ашот Навасардян, мой партийный руководитель и главнокомандующий «Армией независимости», осознал это раньше других и сказал мне, что надо уходить за рубеж.

«Нас всех взяли под колпак, - уверял он. - Ты молод, пока не очень замечен властями, знаешь английский. Уходи, учись, найди способ борьбы против организованной системы. Пока мы этакого не умеем».

Мне понадобились годы, чтобы разобраться, что и кого он подразумевал, говоря «под колпаком», но я видел, как один за другим от выстрелов в спину погибают наши командиры. Пришло осознание, что скоро придет и моя очередь. Покушения, особенно второе, стали последним сигналом, чтобы я покинул страну.

 -  Вы один из пионеров миротворческого движения в Армении и вот уже несколько лет призываете политическое руководство вашей страны положить конец милитаристской политике. Многие убеждены, что без решения карабахской проблемы невозможно построить новую, развитую и счастливую Армению. При этой власти добиться мира невозможно, а сопротивление армянского общества недостаточно для коренных изменений. Что, по-вашему, нужно предпринять для решения этой проблемы?

-  Да, я один из первых миротворцев Армении, но называть себя пионером, тогда как были и есть Георгий Ванян и Луиза Погосян, не могу. Без них я оставался бы только писателем-миротворцем, а не борцом. То, что мы называем миротворством, - сложная институциональная работа и сложнейшая наука. Пока люди знают о нем только по призывам и литературе. Но это только часть миротворческих усилий. Эту трудную, кропотливую, каждодневную и опасную работу взяли на себя Луиза и Георгий. За каждой мирной инициативой из Армении стоят эти два выдающихся человека.

Лично я никогда и ни к чему не призывал армянские власти. Повторю: их не было и нет. А вот к гражданскому неповиновению армянское общество призываю еще с 1992 года. Убежден, что все наши руководящие органы, все три их смены со всеми президентами, парламентами, правительствами и местными органами, нужно было арестовать и судить за преступления против человечества. Все, кто в них входил и входит, подлежат удалению из нашего общества. Тогда, может быть, удастся достигнуть мира.

-  Давайте вернемся в прошлое. Как вы в 1988 году восприняли армянское народное движение за Карабах? Вы выходили на митинги?

- Вообще-то движение начиналось не за Карабах, а за независимость, и я, конечно, как и остальные, вышел уже на самый первый митинг. Но вот мой кумир Паруйр Айрикян и тогда был против конфликта с Азербайджаном, прекрасно понимая, что это ввергнет нас в длительную и кровавую войну, из-за которой Армения не сможет отрешиться от СССР. Однако я по молодости позволил собой манипулировать, пока не встретил неординарного человека Ашота Навасардяна и не вслушался в его слова. Когда его депортировали и заменили Комитетом Карабаха, я благодаря ему и его соратникам уже стал понимать, что на самом деле происходит. В дальнейшем он стал одним из лидеров моей партии РПА (Республиканская партия Армении), в которой у меня был партийный билет за номером два.

- Где вы тогда работали?

- Был начинающим бизнесменом, владел очень большой фермой и парниковым комплексом.

- Когда к вам пришло переосмысление, что это путь в никуда и надо жить по-другому?

- Как уже отмечал, карабахское движение меня не вдохновляло, напротив, даже беспокоило. С самого начала благодаря моим идеологическим наставникам знал, что это чекистский проект. Но то, что надо жить иначе, мне внушили с детства: мои родители оба были диссидентами, и идеи антисоветизма были обыденностью, звучали в нашем доме постоянно. Я на этом вырос.

- В Армении многие обвиняют вас в том, что вы оскорбляете собственный народ. Вас называют эпатажным человеком. Почему вы избрали этот нелегкий путь?

- Никак не пойму, чем я мог оскорбить собственный народ. Я жизнь свою отдал моему народу. Забросил собственные дела, семью, брал кредиты в банках, чтобы школу открыть в Ереване. Все свои начинания оплачивал из собственного кармана. Семью и детей тоже содержал сам. Только люди КГБ, за то, что я вывожу их на чистую воду, могут уверять, что я оскорбляю свой народ. Я сознательно оскорбляю чекистов и только чекистов. Как только меня ни называют: и предатель, и агент, и др. Это апробированный метод гэбистов: оболгать и очернить человека в глазах общества. Чекисты клевещут на всех, кто борется с ними, распространяя дезинформацию через свою агентуру. Причем люди порой и не подозревают, что попали в сеть чекистов.

Ну а эпатажность мне приписывают за мои странные, по мнению некоторых, поступки, такие, как разоблачение дашнаков в США или приезд в Баку. Все, что не входит в узкие рамки видения жертв информационной блокады, называют эпатажным. Я не согласен с такой характеристикой, это принижает мои действия. А еще меня называют турком, азербайджанцем, скрытым евреем, масоном, сионистом и даже криптогрузином. Бог даст, пойму когда-нибудь, что это такое.

- Вы открыто говорите, что армянские композиторы и исполнители крадут азербайджанские мелодии. Почему вы пришли к этому выводу?

- Никогда не говорил, что армянские композиторы крадут азербайджанскую музыку. Армянские композиторы создали балет «Спартак» и музыку к драме Лермонтова «Маскарад». А вот в том, что армянские исполнители так называемого рабиза воруют мотивы азербайджанского мугама, уродуют их и представляют как армянскую музыку, я уверен. И ничего странного в этом нет - вся армянская интеллигенция думает так же. И это же очевидно. Для этого не надо иметь музыкальное образование, достаточно обладать хотя бы посредственным слухом. Только бесстыжий лгун не согласится с этим. Так что я далеко не оригинален в этом утверждении. Но при чем здесь наш народ? Всегда легче быстренько найти врага и всю ответственность возложить на него, не так ли? Так всем удобнее жить.

А свой мнoгострадальный народ я люблю всем сердцем, всей душой, и жизнь отдаю только ему. А что такое «сделать свою жизнь более легкой», вообще не знаю. Мог бы остаться в своей стране, в своей, в РПА, повесил бы за уши любого, кто клевещет на меня, как с такими поступают сегодня даже те, кто ботинки республиканцам чистит.

Пока же они мало того что льют грязь на меня, но даже оскорбляют мою покойную мать, грозят изнасиловать и убить моих детей. Вы даже представить не можете, что они пишут про мою пятилетнюю дочь. Сжав зубы, я заставляю не обижаться на душевнобольных и неадекватных соотечественников и продолжаю служить им, не получая никакого ни материального, ни морального вознаграждения. Пока меня вознаграждали только арестами, клеветой, тюрьмами, изгнанием… Каждый день повторяю слова Иисуса: «Господи, прости их, они не ведают, что творят». Это помогает не сломаться морально и продолжать работать, служить народу, как делал всю свою сознательную жизнь.

А между тем никто даже не возмутился, когда выкрали моего ребенка. Тогда из Еревана мне предъявили ультиматум. Но как обижаться на людей, которых 25 лет назад поставили на колени, сломили их дух и они так и не поднялись?

- Вы побывали в Баку, общались со здешними азербайджанцами. Вы уверены, что вопреки убеждению Кочаряна армяне и азербайджанцы этнически совместимы?

- Не хватало только нам обсуждать идиотизм этого комсомольского активиста. Только дебил мог сказать такое. Хомо сапиенс, как известно, имеет много общего даже с приматами - шимпанзе, орангутангами и др., а недоучка называет один и тот же биологический вид генетически несовместимым. Когда-нибудь армяне со стыда буду сгорать, что ими правил такой необразованный, полуграмотный человек с интеллектуальным уровнем ниже плинтуса.

- Что-то вас удивило в Баку? Может, одно понравилось, а другое нет?

 - Признаться, думал увидеть советский город - развороченные дороги, старые дома, собранные кое-как панельные пятиэтажки. В общем, как выглядят все советские города до сих пор. Но теперь абсолютно не кривя душой скажу, что не видел в бывшем СССР города красивее. Вот это и удивило, и понравилось. Что не понравилось, пока рассмотреть не смог - для этого надо ходить свободно, без охраны. У меня, вообще-то, критический склад ума: найду что критиковать даже в раю.

Что касается Баку, то займусь этим в следующие свои приезды сюда. В этот раз я приехал не критиковать, а мосты наводить. Приоритеты были другие.

- Вы посвятили свою жизнь миротворчеству. На таких, как вы, и выпадает тяжелая задача строить после долгой вражды хрупкий мост доверия между народами. Вы пойдете до конца? Насколько долгим будет этот путь?

- Мир уже воцаряется, просто не все этого пока замечают. Пойду ли я до конца? Несомненно. Если вы заметили, в моих статьях, публичных выступлениях я никогда не оставляю за собой возможность отступления. Делаю это нарочно, потому что трудно предугадать, когда и как  человек может сломаться. Я уязвим так же, как и любой из вас, и не знаю, как долго хватит моих сил. Поэтому, пока их хватает, осознанно уничтожаю все пути отступления, чтобы не повернуться вспять, не пасть духом, если растеряю весь мой кредит доверия, который заработал тяжелейшим трудом и страданиями. Мне некуда отступать. Ну а если увидите, что я отступил, отказался от своих слов, знайте - меня сломал КГБ. Плюньте мне в лицо тогда, презирайте как лжеца и забудьте как недостойного человека. И ни в коем случае не жалейте. А сломленных мы за последние 20 лет навидались и в Армении, и в Азербайджане.

7705 просмотров