Самир Шарифов бросает силы на спасение экономики наше послесловие

Автор: Эльнур Мамедов, отдел экономики 

Накануне на заседании комитетов Милли Меджлиса были обсуждены проекты госбюджета и концепция социально-экономического развития на 2017 и последующие три года. Заседание продемонстрировало полное совпадение взглядов по этим документам ведущих институтов страны – Минфина, Минэкономики и Центробанка. Такое единство взглядов в принципе понятно, поскольку ведомства выражают общую точку зрения правительства Азербайджана, от имени которого и представлен бюджет в парламент. Но на практике других стран, в том числе соседней России, мы нередко можем видеть, как расходятся позиции министерств, что дает повод журналистам и аналитикам говорить чуть ли не о распрях внутри правительства.

По большому счету, разногласия и острые дискуссии вокруг такого важного документа, как бюджет страны, весьма полезны и могут оказать неоценимую услугу как правительству, так и народу в целом. В то же время это может свидетельствовать и о том, что в разработке проекта бюджета принимает участие лишь одно министерство, а остальные хотят навязать ему свои условия. Иначе коллективный документ не может вызывать такие споры. В Азербайджане же, как видно, проект госбюджета-2017 – результат коллективного труда, хотя, конечно, Минфин в этом играет главенствующую роль.

Поскольку по проекту госбюджета мы выступили ранее с достаточно обширным комментарием, то теперь обратим внимание на его особенности и другие важные нюансы, которые прежде не рассматривались. И сразу же начнем с самого главного тезиса, нашедшего отражение в выступлении министра финансов Самира Шарифова: «Продолжение глобального экономического кризиса, резкое снижение цен на нефть, начавшееся с 2014 года, другие внешние факторы в итоге способствовали формированию в Азербайджане качественно новой макроэкономической ситуации».

Хотя министр этого не подчеркнул, но новая макроэкономическая ситуация складывается не в пользу Азербайджана. Реальный рост ВВП страны в следующем году прогнозируется на уровне 1%, рост ненефтяного ВВП - 2,5%, а эти показатели для нас весьма низки. Если учесть, что объем ВВП в этом году ожидается на уровне 58,8 млрд манатов или упадет на 2,8% (при этом ненефтяной сектор упадет на 6,1%), то нетрудно понять – незначительный рост прогнозируется от уже упавшей экономики. А спад ВВП за 10 месяцев этого года куда более значителен - 3,7%. И причины известны - сокращение строительного сектора по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 27,4%, сокращение объема товарооборота, кризис, с которым столкнулся банковский сектор на фоне высокой долларизации, и ухудшение качества кредитного портфеля.

В итоге в стране впервые с 1998 года наблюдается дефицит платежного баланса.

Поэтому основной целью правительства по-прежнему остается макроэкономическая стабильность и сокращение госбюджета. В проекте учтены новые экономические изменения, реалии, а также стратегические вызовы, с которыми столкнулся Азербайджан. Кроме того, в нем создано определенное финансовое обеспечение для продолжения социально направленной политики. То есть министр еще раз подчеркнул, что даже в таких сложных условиях социальная направленность бюджета имеет приоритетное значение.

В целом же правительство считает основным своим приоритетом на 2017 год сокращение зависимости от нефти и обеспечение текущих доходов за счет ненефтяных доходов. Но и тот, и другой факторы, как, впрочем, и вся ситуация в глобальном масштабе, слишком шатки, поэтому с учетом фактора риска правительство не исключает проблемы с исполнением госбюджета-2017. В частности, Шарифов увязывает риски со стоимостью нефти ниже установленной в бюджете цены (40 долларов за баррель), слабым восстановлением или развитием ненефтяного сектора, снижением стоимости национальной валюты, возможными внешними негативными влияниями. И вот с учетом этих рисков правительство не исключает дополнительное сокращение (оптимизацию) расходов государственного и сводного бюджета, других мер. Обратите внимание, в и так урезанном бюджете возможны и дальнейшие сокращения. И правительство все больше оптимизирует бюджет - в 2014 году оптимизация (грамотное его ведение, а в основном сокращение) составила 2,3%, в 2015 году - 4,9%, в 2016 году - 1,3%, на 2017 год прогнозируется уже 8,6%.

Все это не могло не отразиться и на платежном балансе, который впервые с 1998 года был исполнен с дефицитом. Именно этот фактор и привел к мерам по защите внутреннего производства, координации национальной валюты с реалиями платежного баланса на фоне девальвации у внешних партнеров. Такое решение было принято правительством по поручению главы государства в качестве реакции на возникшую ситуацию. Также установлены среднесрочные цели по снижению высокой зависимости от импорта и расширению ненефтяного экспорта, на необходимость которых неоднократно указывал и haqqin.az.

Министр подчеркнул также, что Центробанк реализует жесткую монетарную политику для сокращения денежной базы, и правительство продолжает политику фискальной консолидации. Такая политика позволила предотвратить сокращение активов Госнефтефонда. Активы до конца года должны были сократиться на 3,9 млрд долларов, но предпринятые меры вкупе с жесткой монетарной политикой позволили предотвратить такое сокращение.

Такая политика будет продолжена, и доходы фонда в 2017 году прогнозируются на уровне 8,37 млрд манатов, что в 2,4 раза, или на 4,89 млрд манатов больше прогноза на 2016 год. Значительно сократились и трансферты в госбюджет страны из фонда, которые составят лишь 6,1 млрд манатов. Но они все равно составляют 87,8% всех расходов Госнефтефонда, что, видимо, заставит правительство и дальше снижать долю трансфертов с целью сохранения и преувеличения наших резервов на будущее.  

Но никакая политика не решает пока проблему банков. И Шарифов не исключает дополнительной долговой нагрузки и обязательств по госбюджету в связи с осуществлением оздоровительных мер в банковском секторе. Это может привести к еще большему повышению соотношения ВВП, как к внешнему, так и внутреннему долгу. В то же время участие Азербайджана в финансировании крупных транснациональных проектов, в частности, в проекте Южный газовый коридор, делает неизбежным привлечение внешних кредитов. И хотя погашение, скажем, данного кредита предусмотрено за счет самого проекта, выдача госгарантии сделает неизбежным повышение внешнего госдолга.

Раскрыл министр и причину недавнего повышения тарифов на коммунальные услуги. Критерий нуждаемости в стране, используемый для определения размера адресной социальной помощи, в следующем году планируется увеличить на 10,5% - до 116 манатов. Но в условиях сокращения бюджета делать это практически было бы невозможно. Поэтому правительство и пошло на изменение тарифов на ряд коммунальных услуг. В результате повышения тарифов на электроэнергию и газ увеличатся поступления в бюджет, а значительная их часть будет направлена на соцзащиту малообеспеченных семей. 

Это заявление министра, думается, успокоит экспертов, пытающихся найти экономическое обоснование росту цен, скажем, на газ. Нуждающуюся категорию населения нельзя оставлять в беде. И это еще раз подчеркивает социальную направленность госбюджета-2017, о чем говорили также замминистра экономики Севиндж Гасанова и глава Центробанка Эльман Рустамов.

В целом, если главы основных экономических ведомств сумеют добиться в работе такой же согласованности, как и в выступлениях, решить поставленную на следующий год задачу им будет не так уж и сложно.

7459 просмотров