Финальная схватка за Сирию наша аналитика

Автор: Александр Сотниченко, специально для haqqin.az 

После принятия 18 декабря резолюции Совбеза ООН по урегулированию кризиса в Сирии мировые центры силы приготовились к финальной битве за эту страну. У России, США, Турции, Саудовской Аравии, Катара, Ирана, Ирака, Иордании, Ливана, Израиля а также международных организаций есть свое видение будущего Сирии, которое они будут пытаться реализовывать в очерченных ООН рамках.

Подходы России заключаются в поддержке правительства Б. Асада как единственной легитимной силы в стране. Стандартная формула “Судьбу Асада должен решать только сирийский народ” подразумевает возможность участия партии БААС и самого Асада в выборах, которые должны состояться в мае 2017 г. Для Москвы чрезвычайно важным является сохранение территориальной целостности Сирии, а также полное уничтожение всех террористических организаций.

К террористам Россия относит все группировки, сражающиеся с армией САР с оружием в руках. Это положение основывается на признании абсолютной легитимности президента Сирии Б. Асада и его руководства, а также международно признанном принципе монополии на насилие, которая должна принадлежать государству.

Именно поэтому Россия не видит особой разницы между сражающимися с армией Б. Асада и друг с другом политическими группами, нанося удары по тем из них, сражаться с которыми необходимо в данный момент. ИГИЛ таким образом мало чем отличается от поддерживаемой Западом ССА. Провозглашение Москвой “священной войны” с ИГИЛ является скорее пропагандистской акцией для обретения легитимности в мировом сообществе.

Россия считает также, что политический диалог должен полностью перейти в мирную плоскость. Фигура самого Б. Асада не является для Москвы священной. На выборах 2017 г. она будет поддерживать ту политическую силу, которая будет гарантировать светский характер государства, единство страны, безопасность ее жителей, особенно меньшинств, а также лояльность Сирии к России.

В частности, Москва выступает против строительства различных газо- и нефтетранспортных сетей из государств Персидского залива через Сирию и Турцию в Европу, что может составить серьезную конкуренцию "Газпрому".

В целом, сходную позицию занимает Иран. Для него также выгодна политическая стабильность и светский характер власти в Сирии, что позволит обеспечить права шиитского меньшинства. Однако планы Тегерана намного масштабнее. Он намеревается создать сеть союзных государств от Персидского залива до Средиземного моря, что позволит ему заливать свою нефть в танкеры в непосредственной близости к потребителям в Европе и не опасаться враждебных акций со стороны Саудовской Аравии и ее союзников в Персидском заливе.

Поэтому ему также необходимо сохранение территориальной целостности Сирии по крайней мере по линии Восток-Запад.

Главным политическим инструментом Ирана является ливанское движение "Хизбалла", которое обладает большим количеством высокомотивированных и подготовленных бойцов. Активное участие иранского КСИР в сирийской гражданской войне позволило бы довольно быстро изменить баланс сил в пользу официального Дамаска. Однако в Алеппо иранская бригада “аль-Кудс” понесла настолько большие потери, что в настоящее время Тегеран все же предпочитает действовать через союзные организации.

Ирак в сирийском конфликте является второстепенным участником и его позиция в значительной степени зависит от Тегерана и Москвы. В Багдаде находится координационный центр ирано-российской коалиции, и в его непосредственных интересах уничтожение захватившего часть его территории ИГИЛ. Однако в отличие от своих партнеров, Ирак категорически не заинтересован в разрыве отношений с США. Американцы поставляют Багдаду вооружение и боевую технику, осуществляют программы подготовки иракской армии, а также довольно активно инвестируют средства в инфраструктуру, нефтедобычу и нефтепереработку.

Позиция Турции и союзного с ней Катара кардинально отличается от российской и иранской. С 2011 г. они инвестируют огромные деньги в проект свержения Б.Асада. Целью Анкары и Дохи является приведение в Дамаске к власти лояльного режима, который позволит провести по своей территории магистральный газопровод из Катара в Европу, а также откроет двери для инвестиций из этих стран. Кроме того, и Турция, и Катар недовольны распространением влияния Ирана на Сирию и Ливан.

Сходную позицию занимает Саудовская Аравия. Для нее, правда, противостояние с Ираном имеет первостепенное значение, а борьба за влияние в самой Сирии является лишь инструментом. Как показывают события “арабской весны”, для саудитов совершенно не важна идеологическая составляющая режима. Например, в Египте их вполне устраивает устроивший кровавое свержение законнно избранного президента М. Мурси светский генерал ас-Сиси только из соображений политического противостояния с движением "братья-мусульмане".

Эр-Рияду совершенно неважно, кто придет к власти в Сирии и сохранится ли страна в ее нынешнем виде. Лишь бы там не закрепился Иран.

Турция, Катар и Саудовская Аравия активно эксплуатируют такие международные организации, как ЛАГ и ОИК для делегитимизации Б.Асада и создания в гражданской войне в Сирии ореола противостояния между мусульманами и еретиками-алавитами. Что характерно, схожую позицию занимает и ЕС.

Формально он сирийский режим не признает и считает легитимным представителем сирийского народа Национальную Коалицию, однако сами государства Евросоюза никаких заявлений на этот счет делать пока не собираются. Представитель официального Дамаска заседает в ООН. Во многих странах Европы действуют сирийские консульские службы, а в Иордании посольство Сирии располагается прямо напротив посольства Саудовской Аравии.

Израиль старается держаться особняком от всех ближневосточных проблем, предпочитая считать себя частью Запада. Сирийский конфликт воспринимается в Тель-Авиве только сквозь призму израильской безопасности. Позиция Израиля в прессе определяется как “Мы желаем окончательной победы всем сторонам конфликта”.

Действительно, Б.Асад никак не может быть предпочитаемой стороной из-за своих тесных связей с Ираном и "Хизбаллой" - злейшими врагами Израиля. С исламистской оппозицией тоже ничего общего в Тель-Авиве иметь не хотят. Потому и бомбят время от времени объекты, которые они считают принадлежащими "Хизбалле". 

Европа и США формально поддерживают сохранение единой светской Сирии. Они надеются, что в ходе подготовки к выборам 2017 г. им удастся создать полноценное политическое движение, которое поддержат широкие слои сирийской оппозиции, а также многомиллионная масса беженцев.

Разница в подходах заключается в том, что для ЕС политическое урегулирование сирийского конфликта является необходимым из-за беженцев, в то время как для Вашингтона по-прежнему актуальным является поддержание вялотекущего конфликта на Ближнем Востоке с подключением туда ЕС.

Это позволит продолжать обеспечивать глобальное лидерство США за счет отвлечения сил потенциальных конкурентов на решение сирийского конфликта и целого комплекса связанных с ним проблем.

10314 просмотров