Эльмара Мамедова убрали, но «черный рынок» в Баку расцветает пуще прежнего!

Автор: Эльнур Мамедов, отдел экономики 

Ситуация на валютном рынке Азербайджана аховая. Получившие свободу передвижения и предпринимательства после советского ограничительного режима жители страны и бизнесмены стали разъезжать по миру. Да и с валютой стало проще, меняй на каждом углу сколько душе угодно.  Но вот в последнее время с валютой, вернее, с ее обменом, возникли трудности, которые все больше углубляются. Иностранная валюта в стране превратилась в большой дефицит, что автоматически привело к появлению "черного рынка".

"Черный рынок" всегда связан с дефицитом. Стоит возникнуть дефициту на какой-либо продукт, так тут же на рынке возникает ажиотаж. Продавцы стараются продать дефицитный товар подороже, а покупатели в панике бросаются покупать его, даже если он ему и не особенно нужен. А если цены поднимать не позволяют госорганы, то в этом случае и появляется "черный рынок".

Такая ситуация нам хорошо известна с советских времен. Кто не помнит знаменитую «Кубинку», где можно было достать все – от великолепных свадебных нарядов до чешского пива и американских сигарет. В магазинах их днем с огнем невозможно было достать, а здесь в любое время суток тебя могли обслужить по полной программе. Лишь бы покупатель был платежеспособен. И закон на «Кубинке» не работал, все участковые, работники ОБХСС и партгосорганы за определенную мзду закрывали глаза на деятельность этого огромного по масштабам "черного рынка" в центре Баку.

Но с валютой тогда было куда сложнее, профессия валютчика была хотя и очень прибыльной, но считалась одной из самых опасных. С валютчиками боролись уже не участковые, а грозный КГБ, и влипшему в такую историю никто помочь не мог. Но вот с обретением независимости с валютой в стране стало намного проще. Правда, сначала наподобие «Кубинки» появился такой же большой "черный валютный рынок" в бакинском садике «Молоканка», но затем его сменили цивилизованные обменные пункты, которые вскоре можно было встретить на каждом углу. Валютный ажиотаж был сбит, рынок вошел в спокойное русло.

Более того, растущий курс маната в нулевые годы даже сбил интерес населения к валюте, люди меняли деньги только при необходимости. Но такая жизнь, к сожалению, длилась недолго. Уже третий год экономика страны ведет борьбу за жизнь в условиях глубокого кризиса, курс маната неуклонно падает, в результате растет потребность населения в инвалюте, в частности, в долларах. А поскольку многочисленные обменные пункты давно уже закрыли и функции менял переняли банки, то они и стали главными фигурами на валютном рынке.

Но банки – это официальные структуры, деятельность которых строго контролируется. Они не могут произвольно поднимать или опускать курсы валют, которые устанавливает Центробанк, а доходы банка строго ограничены размерами установленной маржи в 4%. Но есть дефицит, когда неудовлетворенный спрос на валюту растет с каждым днем, а банкиры – ребята ушлые, умеющие считать и зарабатывать деньги. Вот и пользуются они предоставленными им возможностями, чтобы зарабатывать деньги не честным путем в рамках своей маржи, а на черном рынке, где уже незаконная маржа намного превышает спущенную Центробанком. Таким образом, банкиры перевоплощаются в участников "черного рынка", а проще говоря, становятся на преступный путь.

Правда, пока официально говорят лишь о двух таких руководителях банков, которые сплавляли на черный рынок имеющуюся валютную наличность. Но черный рынок после этого не исчез, а наоборот, еще больше расцвел. А это уже говорит о причастности к "черному рынку" не одного-двух банкиров, а о массовом характере перенаправления банковской деятельности в сторону "черного рынка". Получается, что Эльмара Мамедова убрали с поста главы Межбанка, а «Черный рынок» приобрел второе дыхание…

Эльмар Мамедов

Лишнее доказательство сказанному – почти полный отказ банков от продажи валюты. Интересная складывается ситуация – банки покупают валюту на аукционах, которые проводит Центробанк. Правда, в последнее время ЦБА перестал раскрывать объем этих валютных операций, но речь в любом случае идет о миллионах долларов в ходе каждого аукциона. Кроме того, банки, в конце концов, активно скупают валюту без ограничения у населения, которое вынуждено расплачиваться за товары и услуги на местном рынке манатами и с этой целью обменивает накопленную инвалюту на местную. Есть и тысячи туристов, которые приезжают в Азербайджан вовсе не с манатами, а долларами. Эта валюта тоже обменивается на манаты. Но где же тогда доллары, почему банки не продают хотя бы те доллары, которые они покупают?

Причем часто открыто покупают на глазах у людей, которые заходят сюда в надежде обменять свои манаты. Но деньги им никто не меняет, ссылаясь на запрет руководства. Вот вам и доказательство тому, что наши банки стали не только активными, но и основными участниками, пожалуй даже организаторами растущего "черного рынка". Пользуясь своим положением, они скупают валюту всеми возможными способами, переправляют ее на "черный рынок". И возникает резонный вопрос, а где же тот самый контроль над банками, о котором мы говорили выше?

До этого года весь контроль над банками осуществлял Центробанк. Но скоро уже год, как большая часть этого контроля перешла к Палате по надзору за финансовыми рынками страны. А она, к сожалению, относится к данному вопросу чисто формально. Вот, например, как ответили в Палате на запрос haqqin.az о том, где взять людям валюту, если они, скажем, едут за границу. Ведь из-за отсутствия валюты в банках они обращаются к спекулянтам, а там их задерживают правоохранительные органы. Приводим ответ полностью, чтобы читатель сам мог рассудить, насколько Палата контролирует деятельность банков.

Руфат Асланлы

"Палата по надзору за финансовыми рынками в достаточной степени информирована о ситуации на финансовом, в том числе и валютном рынке. Мы следим за финансовым рынком и постоянно проводим мониторинги. А в случаях необходимости осуществляем контрольные меры. Вместе с тем, деятельность лиц и кругов, занимающихся незаконной деятельностью по обмену валюты, находится вне мандата Палаты. И поскольку такая деятельность является незаконной, этим вопросом занимаются правоохранительные органы. Палата не уполномочена вмешиваться в отношения этих органов с лицами, занимающимися незаконной деятельностью. Сообщаем также, что Палата не является органом, регулирующим валюту, регулирование спроса и предложения на валютном рынке находится вне наших полномочий».   

Что ж, остается только поблагодарить Палату за разъяснение нам своих полномочий. Но просто вызывает удивление, как «достаточно осведомленная» о ситуации на валютном рынке госструктура может спокойно взирать, как нарушаются основы финансовой дисциплины на том самом рынке, за которым она призвана осуществлять контроль.

Кому нужны мониторинги, результаты которых все больше и больше усугубляют и без того сложную ситуацию на этом рынке? И что вообще может означать словосочетание «в случаях необходимости осуществляем контрольные меры»?  

Необходимость давно назрела, а в чем заключается смысл контрольных мер, это, видимо, могут знать только в Палате. Советский ОБХСС, к примеру, проводил контрольные закупки и т.д., цель которых была ясна. А контрольные меры Палаты, наверное, это контрольные покупки валюты в банках. Но зачем же тогда отделять их от мониторинга, спокойно можно было объединить обе функции в одну.  

И наконец, Палата так и не ответила на вопрос haqqin.az: где взять валюту, если она срочно понадобится. Ведь финансовый рынок контролирует Палата, а не какой-то другой орган. И если она не может ответить на столь несложный вопрос, то возникает уже другой вопрос, а нужна ли стране такая Палата? Вот над этим сегодня, пожалуй, и должна серьезно задуматься Палата, не теряя время на пустые отписки. Ведь именно Палата призвана наводить порядок на всем финансовом рынке, недаром ее называют регулятором. Жаль только, что в самой Палате об этом не хотят слышать.

17114 просмотров