Реквием по телевизору? новый автор haqqin.az

Автор: Игорь Яковенко, специально для haqqin.az 

От редакции

Азербайджанское телевидение охвачено позорной, кощунственной, чудовищной деградацией и дешевым балаганом – наши телеканалы все больше стали похожи на непросвещенного златозубого сельского спекулянта у павильона с зеленью. Наше ТВ – источник безвкусицы, безнравственности и морального разложения общества. Абсолютная часть общества давно решила для себя проблему ТВ, она мирно и безропотно эмигрировала в интернет. А самые заядлые телезрители, которые никак не могут представить свою жизнь без ТВ, давно обзавелись кабельным телевидением. В результате в Азербайджане все телеканалы превратились в абсурдный театр одного зрителя.

А каково положение ТВ в других странах? Как его сделать интересным в нашу противоречивую и политически ангажированную эпоху? Может, настал последний час ТВ и оно уже уходит в историю? На эти вопросы в своей статье отвечает новый автор haqqin.az, известный журналист и медиакритик Игорь Яковенко.

* * *

В замечательном советском фильме «Москва слезам не верит» есть герой, который периодически возникает в кадре и повторяет: «Вот встретимся через двадцать лет – и ничего не будет, ни книг, ни театра, ни кино – будет одно сплошное телевидение». Проходит двадцать лет, и герой вновь предлагает встретиться в то время, когда телевидение вытеснит книги, кино и театр.

С начала запуска регулярного телевещания в 30-х годах прошлого века минуло более 80 лет, а книги, кино и театр живы и умирать не собираются. Зато теперь уже раздаются голоса, предвещающие гибель самому телевидению в связи с развитием Интернета.

Появление нового всегда вызывает желание немедленно похоронить все старое и тут же его оплакать. Ни одна революция в сфере передачи информации не обходилась без такого реквиема. Первой такой революцией было возникновение письменности. Это была действительно революция, принципиально изменившая не только способ передачи информации, но и сознание человека, способ его восприятия себя и мира. Слово впервые обособилось от человека, стало свободным, и люди получили возможность его изучать, перечитывать и думать над ним.

И в то же время поборники устного слова восприняли эту революцию крайне негативно. Лучше других эту позицию выразил великий мыслитель Сократ, который сам ничего не писал, считая письменность одним из наиболее вредных изобретений человечества. Поскольку человек, записавший свою мысль на бумаге, забывает ее, доверяя эту мысль бумаге. А для того, чтобы думать, надо помнить свои мысли. Так мудрый Сократ доказывал, что человечество, изобретя письменность, отучается думать.

Эпоха Гутенберга – книгопечатания – и снова плач! Ужас перед печатным словом лучше всего воплощен в словах священника – героя романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери»: «Вот это убьет то. Книга убьет здание». То есть, печатный станок убьет церковь. Убить не убил, но монополии на истину лишил, раздвинув границы свободы слова на невиданные ранее пространства.

Теперь вот, говорят, наступило время похорон телевидения. Не рано ли?

Какая часть телевидения умрет, а что останется

«В России в 2018 году отключат аналоговое телевидение», - сообщает министр связи Николай Никифоров. Но это не «похоронка» телевидению, а скорее наоборот, известие о приобретении им нового дыхания – цифрового.

Более серьезная угроза со стороны Интернета. Законодатель телевизионной моды США. Поэтому давайте посмотрим, что там происходит на рынке телевещания. Ведущая исследовательская компания Nielsоn сообщает о спаде интереса к традиционному кабельному телевидению и его переходу в Интернет. Впрочем, цифры, которые приводятся в исследованиях самой компании Nielson, свидетельствуют, что эта тенденция все-таки отражает будущее, а не настоящее. В 2017 году число американских домохозяйств, в которых активно смотрят телевизор, вырастет по сравнению с этим годом: в 2016 году количество телезрителей составило 116,4 миллиона, в 2017 году ожидается 118,4 миллиона человек.

Переползание телевидения в Интернет, очевидно, состоится, хотя пока неясно, ни с какой скоростью, ни в какой мере. Переползет полностью, или что-то останется в кабеле. Что же касается аналогового ТВ, то его судьба, видимо, решена.

Главное другое: переход в Интернет ни в коей мере не означает гибели телевидения как средства массовой информации. От того, как распространяется сигнал: по воздуху, через телевизионный кабель или Интернет-провайдер, работа телевизионной компании не меняется. Так же как редакция газеты вряд ли будет кардинально менять макет и структуру новостей от того, что у газеты сменилась структура дистрибуции: снизилась доля подписки и возросла доля розницы.

Под одним словом – «телевидение» скрываются две принципиально разные структуры: телепроизводство и телевещание. Переход в Интернет создает проблемы для телевещания, и в принципе, когда-то может традиционное телевещание и похоронить. Так же, как книгопечатание в свое время похоронило профессию переписчика книг.

Что же касается телепроизводства, то сам по себе переход в Интернет для редакций телевидения мало что значит: какая им разница, кто и как доставляет картинку телезрителю, и на каком экране он ее смотрит, аналогового телевизора или ноутбука.

Намного серьезнее вызов, который бросает телевидению такой сфере, например, как видеохостинг или YouTube, благодаря которому любой человек может создавать свое телевидение с помощью телефона, а зритель может составлять свою сетку вещания на каждый день и каждый час, исходя из своего графика жизни и личных предпочтений.

Уходят в прошлое времена, когда важной частью газетного контента была программа телевидения на неделю. Еще совсем недавно газетчики и телевизионщики спорили, кто кому должен платить: издатель – вещателю за авторский продукт в виде программы, или наоборот, вещатель – издателю за рекламу телеканалов. Не будет больше этих споров. Зритель теперь сам может в удобное время посмотреть фильм и любое видео.

Чем ответит телевизор на вызов интернета?

У телевидения есть два очевидных конкурентных преимущества, которые пока явно будут держать его на плаву. Это дорогие рекламоемкие зрелища и профессионализм редакции.

В основе и того, и другого лежат деньги. Экономика спортивных зрелищ – это сотни миллионов долларов. Валовый доход, например, боксерского поединка между Флойдом Мейуэйзером и Мэнни Пакьяо составил по разным оценкам, от 300 до 400 миллионов долларов. Американское телевидение на показе этого боя по системе pay-per-view (трансляция по кабелю за отдельную плату в прямом эфире) заработало 410 миллионов долларов.

Интернет может, конечно, предложить потом посмотреть этот бой в записи и бесплатно. Но при этом исчезает самое главное в спорте – неизвестность результата.

Телевидение благодаря большим рекламным бюджетам имеет возможность покупать или само производить дорогую телепродукцию: художественные фильмы, сериалы, документалистику, научно-популярные и образовательные программы.

Достаточно посмотреть на качество научно-популярных фильмов производства BBC, чтобы понять, что такое кино на самопальном уровне и бытовой аппаратуре не создать.

Наступление блоггеров и автоматов. А как же профессиональная тележурналистика?

Сегодня мы присутствуем при грандиозной революции на рынке труда. На грани исчезновения десятки профессий, которые полностью заменяют компьютерные программы. В 2018 году станет доступным самоуправляемый автомобиль и профессия шофера постепенно отправится туда, где давно находятся трубочист и извозчик, телефонистка и оператор пейнджинговой связи. Уже сегодня юридические консультации из IBM Watson можно получить за несколько секунд с 90% точностью, в то время как юрист-человек  обеспечивает точность 70% за существенно большее время. Существенно сократится потребность в бухгалтерах, страховщиках и нотариусах.

Довольно много прогнозов по поводу смерти журналистики. На нее идет наступление с двух сторон. С одной стороны наступают автоматические программы, с другой - теснят блоггеры.

Попробуем отбить эти атаки по очереди, как в голливудском фильме, где герой побеждает десяток врагов, которые нападают на него почему-то по одному, вместо того чтобы навалиться разом и покончить с ним.

Итак, кого реально могут вытеснить и уже вытесняют компьютерные программы. Прежде всего корректоров, копирайтеров, бильд-редакторов - их вполне можно заменить машиной. Заменить роботом телеведущего новостей или ток-шоу? Обозревателя в сфере экономики, спорта, политики или культуры? По крайней мере, в обозримый будущий период такой угрозы нет. То есть те, в чьей профессиограмме велик творческий компонент, могут не беспокоиться за свое профессиональное будущее и не опасаться конкуренции со стороны роботов.

Теперь посмотрим на состояние битвы за сохранение тележурналистики на другом фронте, где идет наступление блоггеров. Тут конкуренты тоже люди, которых творческим компонентом не испугаешь. Для того, чтобы обозначить перспективы этого сражения, надо рассмотреть структуру журнализма как сферы деятельности, понять, из каких компонентов она состоит.

Итак, берем журналиста и препарируем его как лягушку. В основе его деятельности лежит профессионализм, знания. Но это не знания в области журналистики, а знания в той сфере, которую журналист освещает. Страноведение, география и дипломатия, если это международный обозреватель. Финансы и рынки, если это финансовый обозреватель, и т.д.

Следующий слой журнализма – владение ремеслом. Как построить интервью, выстроить репортаж, как закольцевать превью с концовкой, как вписаться в новостной хрон и т.д.

Но профессиональные знания и ремесленные навыки еще не дадут на выходе хорошего журналиста. Потому что журналистика - это еще и искусство, для которого нужен талант. Для тех, кто пишет, талант литератора, для телевизионного журналиста – талант актера и режиссера. Посмотрите, например, на Леонида Парфенова и на то, как он работает в кадре.

И наконец, есть еще один слой, без которого знающий, умелый и талантливый человек не становится журналистом, а является представителем иной профессии. Это журналистские нормы и ценности. Известный телекиллер Сергей Доренко хорошо образован, владеет журналистским ремеслом, обладает неплохими актерскими данными, но все это используется не для информирования зрителя и слушателя, а для манипулирования и обмана. Это не журналистика. Так же как человек, прекрасно знающий анатомию и владеющий скальпелем, может стать не врачом, а убийцей, если вместо операции решит вырезать пациенту почку на продажу.

Может ли блоггер составить конкуренцию тележурналисту по этим параметрам? Да, может. Но далеко не каждый блоггер и не каждому журналисту. Тут отношения в чем-то похоже на те, что существуют в треугольнике: физкультура – любительский спорт – профессионалы. Есть и перетекание, и элементы конкуренции, а главное, при правильном подходе – кумулятивный эффект и прогрессивное развитие всей сферы.

Слухи о смерти телевидения, которое похоронит хищный Интернет, сильно преувеличены. Телевидению предстоит сильно измениться, модернизироваться, отбросить отмершие компоненты и некоторые специальности и вписаться в новую информационную реальность. Так же, как до него это сделали и продолжают делать театр, кино и книги.

Что же касается использования телевидения для зомбирования и оболванивания сограждан, так в этом не телевидение виновато, а те, кто это прекрасное изобретение использует не по назначению. Мы же не будем запрещать бейсбол на том основании, что инвентарь для этой игры покупают в основном, те, кто ни разу в жизни не выходил на бейсбольное поле и не собирается это делать?

9939 просмотров