Крымские татары уповают на Алиева и Эрдогана (эксклюзив)

Автор: Записал Заур Расулзаде 

Называют это сегодня по-разному – захват, аннексия, мирное присоединение, восстановление исторической справедливости и т.д., суть же одна: в Крыму ныне власть российская. Сразу же отреагировавшая Википедия определяет Крым как «де-факто принятый в состав РФ» и даже «частично признанную автономию в составе РФ».

Легитимное или нет правление в Крыму, на долгий или короткий срок, сегодня сказать трудно. Можно только проанализировать, как к этому пришли и как сегодня живется крымскому населению. Конкретными фактами тех переломных для полуострова и одного из его народов (в территориально небольшом Крыму множество наций и народностей) дней и своим взглядом на происходящее там делится с haqqin.az глава Меджлиса крымских татар Рефат Чубаров.

«Крымскотатарский народ вновь, во второй раз за свою историю, столкнулся с лишениями и подавлением своих прав. За все время после аннексии Крыма мы не смогли добиться решения ни одной из своих проблем. Хотя президент Путин сразу же поспешил принять закон о реабилитации нашего народа, но он так и не работает. Что же касается тех или иных деклараций, обещаний, в частности, восстановления прав крымских татар, то слова, как известно, тогда хороши, когда подтверждаются конкретными действиями, делами. Сегодня не видно никаких действий в подтверждение хотя бы одной из деклараций, которые раздавались в последние два-три месяца. Все, увы, с точностью до наоборот. Поэтому все, что звучало в отношении прав крымских татар, так и зависло в воздухе.

Мы исходим из того, что какие бы изменения не приходили на нашу крымскую землю, это земля, где мы сформировались как этнос. Наша история полна трагических событий. 70 лет назад татары полуострова были депортированы и почти полвека жили в изгнании, лишь недавно возвратившись на родину. Это возвращение совпало со становлением независимой Украины, и мы свои надежды связывали с ней. Сейчас произошли эти изменения – теперь там территорию контролирует российское государство. Сегодня для нас самый важный вопрос - безопасность крымских татар, ее гарантии от власти.

Нас нередко спрашивают, почему крымские татары бойкотировали референдум о вхождении полуострова в состав России. Так вот, если бы мы сейчас могли возвратиться в конец февраля – начало марта этого года, когда решались вопросы, связанные с проведением референдума, я не сомневаюсь, что мы и сегодня занимали бы ту же позицию, которую заняли тогда. Ведь люди, в данном случае крымские татары, да и не только они, выступили не против референдума как идеи, а против его проведения таким способом. Это голосование населения не опиралось на существующее законодательство, то есть, было незаконным.

В то время как для обеспечения референдума на улице появились вооруженные солдаты и военная техника, в то время как сроки подготовки и проведения голосования были просто катастрофически малыми  - с тем, чтобы никто ни в чем не разобрался, как могли мы - крымскотатарский Меджлис - своим авторитетом вовлечь людей в постыдное действие. Это было просто неприемлемо. Поэтому мы тогда заняли такую позицию, правильность которой я подчеркиваю и сегодня.

Более того, мы не собираемся принимать участия и в местных выборах, которые состоятся осенью этого года. Дело в том, что российское государство проигнорировало собственное постановление от 11 марта 2014 года «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество», которое предусматривало избрание Госсовета на пропорциональной основе и гарантировало для крымских татар 20% мест в избирательных списках кандидатов. То есть, установленные правила выборов в Крыму практически делают невозможным свободное избрание крымских татар самими крымскими татарами, а курултай крымскотатарского народа и национальные общественные организации не получили права на выдвижение кандидатов.

При этом избрание депутатов в одномандатных округах также не позволит провести в Госсовет представителя крымскотатарского народа, поскольку избиратели этой национальности расселены по полуострову и ни в одном из избирательных округов не составляют большинства. Закрепленный Госсоветом дискриминационный подход преследует своей целью дальнейшее ограничение прав крымскотатарского народа, прикрываемое номинальным присутствием в выборных органах полуострова «правильных» крымских татар.

Мы надеемся, что Азербайджан и Турция все же возвысят голос в защиту крымских татар. Нам сейчас очень необходима поддержка наших кровных братьев. Уверяю вас, если Россия увидит четкую и принципиальную позицию Азербайджана и Турции в вопросе крымских татар, она отступит. Ведь мы ничего не хотим от России, лишь защиты наших прав и выполнения обещаний господина Путина, которые он дал нашему народу.

Действительность же такова, что по прошествии трех месяцев после присоединения Крыма к России у людей иссякают надежды на положительные изменения и все больше растет разочарование. Мы, татары, в Украине, какие бы ни были проблемы, жили свободно, а сейчас нам просто перекрыли кислород. Впечатление такое, что мы вновь вернулись в Советский союз. Ни один человек сегодня в Крыму не избежал проблем, связанных с новыми реалиями, заключающимися в первую очередь в бесконечных проблемах - бытовых, или служебных, карьерных или финансовых, родственных или личных. А сейчас еще с треском провалился и курортный сезон.

Люди, которые сознавали, к чему это приведет, и не принимали участия в референдуме, слава Богу – не испытывают чувства злорадства, потому что им тоже не легче, чем тем, которые ратовали за эти изменения. Действительно, мы все в Крыму сейчас находимся в больших тревожных ожиданиях – куда еще дальше заведет ситуация. Украина хотя бы, что греха таить, не оправдывая многие наши ожидания, тем не менее обеспечивала нам самое главное – она нам не запрещала быть самими собой. Я думаю, что это самое правильное. Свобода слова, свобода мирных собраний, свобода на открытые дискуссии – эти ценности больше осознаешь тогда, когда ты их лишён. Вот мы сегодня этого лишены, поэтому и оценили все это по достоинству…»

4332 просмотров