Все не будет Донбасс (наша аналитика)

Автор: Виталий Портников, специально для haqqin.az 

Уже сейчас многие наблюдатели пытаются понять, какой будет Украина после освобождения Донбасса от российских диверсантов и наемников. Эти волнения вполне понятны – в истории не раз случались ситуации, когда страна, отстоявшая свою территориальную целостность, оказывалась заложницей сохраненных территорий. И Россия, пожалуй, самый яркий пример последних лет. В момент отделения Российской Федерации Бориса Ельцина от Советского Союза наиболее проблемными субъектами для молодого государства стали Татарстан и Чечено-Ингушетия.

Татарстан даже не проводил у себя первые в истории выборы президента РСФСР и отказался от подписания Федеративного договора – республика претендовала на статус союзной и не хотела, чтобы ее связывали с Россией хоть какие-то обязательства подчиненности. Российскому руководству пришлось провести титаническую работу по примирению с Татарстаном.

Но в результате сама Россия, в первые годы правления Ельцина еще пытавшаяся развиваться в демократическом направлении, стала похожа на номенклатурно-компрадорский Татарстан – так что сегодня уже скорее казанский Кремль выглядит либеральнее московского.

Но это – не заслуга Татарстана. Эта заслуга Чечни. Чеченскую проблему российское руководство создало собственными руками, приведя к власти оппозицию во главе с генералом Джохаром Дудаевым и согласившись с разделом Чечено-Ингушетии. Разногласия между Москвой и Грозным вскоре привели к провозглашению независимости Чечни и началу войны.

Для того, чтобы противостоять куда более сильному противнику, Дудаев превратил Чечню в военную крепость. Эта крепость не устояла под ударами российской армии, не остановившейся даже перед уничтожением Грозного и других городов маленькой кавказской республики. Но в результате этой пирровой победы военной крепостью стала уже сама Россия, окончательно отказавшаяся от политической модернизации и экономических реформ в пользу установления авторитарного режима чеченского образца. И сегодня Путин уже мало чем отличается от Кадырова.

Почему так не может произойти в Украине? А потому, что Россия столкнулась с внутренним конфликтом, на который она не смогла найти достойного ответа – кроме как практически подчиниться цивилизационным условиям сохраненных территорий. А Украина борется против внешней агрессии. И целью этой внешней агрессии, кстати, как раз и является сохранение прошлого – то есть, проще говоря, донецких правил государственного строительства и экономической жизни.

Еще при Леониде Кучме Донбасс, ставший криминально-олигархическим регионом с бесправным населением, был главной проблемой пытавшейся меняться страны. Но вместо того, чтобы побудить к изменениям сам Донбасс, украинская элита фактически капитулировала перед напором мафиози во главе с Виктором Януковичем.

Главной идеей сохранения государственного единства страны стал лозунг “все будет Донбасс” – вполне реалистичный с точки зрения воплощения в жизнь грабительской программы донецкого клана. Победа Януковича на президентских выборах стала символом краха украинского государственного проекта и триумфа “донбасского”. И оба раза, когда мафиози уже торжествовали полный успех – в 2004 году и в 2013 году – их останавливал украинский народ.

Смысл того, что сегодня происходит в Донбассе противоположен российскому вектору развития. Россия вначале стала имитировать Татарстан, затем – Кавказ и в результате почти исчезла с цивилизационной карты мира как самостоятельно мыслящий субъект. Только глубокие реформы или развал Российской Федерации смогут напомнить нам  о самой России, которую мы пока что потеряли.

А Украина ведет войну за то, чтобы самой не быть Донбассом и чтобы Донбасс получил шанс цивилизационного развития в демократической европейской стране, чтобы его мафиозно-криминальные кланы не могли более определять будущее ни самой страны, ни этого региона.

Услышать Донбасс – вовсе не означает предоставить ему особый статус. Особый статус у Донбасса как у заповедника агрессивного феодализма уже был. Услышать Донбасс – значит сделать его таким же регионом, как и все остальные.

Это, конечно же, непростая задача. Украина пока что зависит не только от  желаний своего общества, но и от лояльности своих олигархов – и эти олигархи могут иметь совсем  другие представления о будущем страны, чем ее граждане. Но тут опять-таки важен успех экономических преобразований, за проведением которых должны внимательно следить международные финансовые организации и, конечно,  Европейский Союз – главный кредитор Украины.

Нам необходимо, чтобы Европа помогала меняться Украине, а Украина помогала меняться Донбассу. И тогда на границах России появится впечатляющий пример, который позволит населению соседней страны задуматься о построении государства с человеческим лицом.

13784 просмотров