И Алиев в борьбе с Химерой сирийская бездна

Автор: Юсиф Алиев 

Снова вернемся к политической победе Владимира Путина в Сирии. И даже продиктованная последним заявлением сирийской оппозиции хрупкость мира, предложенного лидером России всем прочим субъектам пришедшей в состояние неизбежного упадка международной системы, не умаляет знаковой политической победы Путина в ближневосточном котле.

Путин в Сирии, как и Иран, защищали скорее не право на выбор сирийского народа, а свои собственные рубежи от подступающей лавины революции. После «внезапного» и столь же «неожиданного» появления ИГИЛ и прочих террористических группировок на полях сражений революции "арабской весны", с большим трудом верится в искренность побуждений авторов сценария демократизации арабских стран.

Если демократия – это свободное волеизъявление победившего гражданина, то он проголосовал за президента Мурси, свергнутого военной хунтой, которую поддержали в Вашингтоне, Париже, Лондоне и Тель-Авиве. Если мотивы авторов сценария демократизации арабских стран, как и их помыслы, были чисты, то почему же демократические столицы Европы не оказали столь же рьяного сопротивления реставрации военной диктатуры во главе с фельдмаршалом Ас-Сиси?

С идентичной удручающей реальностью мы столкнулись и в других странах победившей арабской весны. Египту еще сильно повезло с его институциональным армейским генералитетом, костяк которого состоял из прозападных генералов. Именно этот костяк, как и множество раз в прошлом веке в Турции, выступил в роли гаранта стабильности и порядка. Но эта стабильность обошлась египтянам ценой моря человеческой крови. Свергли одного фельдмаршала, чтобы построить демократию, пролили кровь. Свергли демократически избранного президента, и снова пролили много крови. Наконец, привели к власти другого фельдмаршала, который восстановил авторитарный режим, и вновь ценой крови людей. Во имя чего проливалось столько крови – токмо во имя бессмысленного исторического эксперимента?

Так самое страшное в том, что в Ливии, порой в Тунисе, не говоря об Ираке, по сей день проливается кровь миллионов мусульман. С начала конфликта в Сирии погибло свыше 400 тысяч людей! И знаете, что самое страшное и циничное во всем этом историческом процессе во имя построения некой сюрной демократии – в самый что ни есть роковой час, вдохновители этого отнюдь не демократического исторического эксперимента – американцы - странным образом умывают руки. Как это случилось позавчера в Сирии!

Вот так же они умыли руки, оставив отчужденного и изолированного от всех Эрдогана лицом к лицу с курдским террористическим кольцом, мстительным Кремлем и возрождающимся Ираном. Хотели Путина превратить в изгоя, а изгой получился из Турции.

Видите-ли, Обама оказался уткой с чемоданным настроением. Весь груз проблем теперь перейдет на плечи нового президента – и это не Рейган или Буш, а всего лишь Хиллари Клинтон с очаровательной голливудской улыбкой. Больше Вашингтону представить миру, Ближнему Востоку, который утопили в крови и междоусобной войне, конца которой не видно, оказалось просто некого! Видите ли, стабильное и поступательное развитие обусловило кризис лидерства в западном обществе. Разожгли костер, который полыхает так ярко, что видно даже из Азербайджана, провалили целый социальный эксперимент, а вот с последствиями бороться некому.

Важно было остановить этот пожар бессмысленной революции, водворяющей хаос, беды и страдания в целые регионы. Не вмешайся Путин в сирийский кризис, дни Асада были бы сочтены. Конечно же, Асад потерял больше половины страны, а оставшаяся стоит в руинах. Однако то, что Запад отказался от требования незамедлительной отставки либо свержения Асада, согласившись на перемирие и политическую эволюцию – большое политическое достижение России и Ирана. Насажденную революцию остановили – теперь предстоит остановить порождение этой чудовищной революции – ИГИЛ и прочее проявление безжалостного террора. Только вот согласится ли Запад заново загонять джина в бутылку? – вот в чем вопрос.

В Сирии решалась судьба не одного Асада; в Сирии решалась судьба будущего мира и миропорядка. Весь мир пристально наблюдал и продолжает наблюдать за сирийской драмой, которая определит будущую судьбу не только Ближнего Востока, но и Южного Кавказа, рубежей России, Центральноазиатского региона вплоть до рубежей Китая. Сегодня можно уже уверенно сказать, что проект «арабской весны», как и в прошлом цветной оранжевой напасти, был нацелен на новые геополитические потрясения. После Сирии обещали смуту в Турции (хотя курдский вопрос и так дорого обойдется впавшей в политический кризис Турции), затем в Армении, в Азербайджане и дальше в Средней Азии.

Сирийский призрак стучался в двери всех этих стран. Вспомните, прошлогодний Электромайдан в Армении – новый очаг революционного пожара, который спецслужбы России потушили ценой неимоверных усилий. Да, свержение Саргсяна многие из нас восприняли бы с большим воодушевлением. Если рассуждать с позиции moral politic низвержение политика, вовлеченного в кровавые преступления против Азербайджана, стало бы справедливым историческим возмездием.

Но теперь подумаем с точки зрения real politic – а что обещал нам приход к власти прозападного политика в свете активных попыток Европы и США по реализации модели «косоворизации» карабахской проблемы? К чему привели бы попытки раскачивания ситуации в Азербайджане? И прихода к власти евроатлантистов, исповедующих пресловутую философию политического Мейдана, особенно на фоне стремительной популяризации политического ислама?

Вторая Сирия! Новые потерянные территории! Неизбежный ввод российских войск на севере, иранских с юга, и закономерное наступление армянских войск по линии открытого фронта!

Только на примере жутчайшей трагедии, разыгравшейся в сколь далекой, столь и близкой Сирии – издержки глобализации и НТР – приходится в лишний раз отдать должное выверенной, гибкой, ловкой и традиционной многовекторной политике Ильхама Алиева. И он приложил руку к построению надежной системы региональной безопасности. Ведь казалось столько раз он стоял перед роковым выбором, обусловленным геополитическими коллизиями, когда сам политический выбор, казалось бы, был неизбежен.

Алиев завоевал поддержку России, не вступая в интеграционные проекты Кремля, расположение Тегерана, будучи непримиримым противником клерикализма, сохранил традиционный союз с Анкарой, несмотря на многовекторность своей внешнеполитической доктрины, и дезавуировал все инсинуации со стороны своих западных критиков и недоброжелателей, реализуя вместе с Западом уникальные энергетические и транспортные мегапроекты, спасал Грузию, раздавленную под русскими танковыми гусеницами, полностью отрезал Армению от транспортно-коммуникационных артерий…

И конечно же, при всем этом Алиев ни на йоту не отходил от своих убеждений. Он жестко критиковал исламофобию в Европе, не отступал от своего видения сирийского урегулирования даже в самые безнадежные времена Асада, перманентно предостерегая мир и регион от революционных катаклизмов, убеждая всех в безальтернативности системы политической преемственности в странах с переходной политсистемой и экономикой. Позже, один лидер за другим – будь то в СНГ, либо в странах Востока переходили к модели политпреемственности.

Наступил тот самый исторический час, когда на сей раз можно с убежденностью подвести главный итог минувшего этапа: в том числе и с помощью Азербайджана, в регионе выстроена уникальная система региональной безопасности. Здесь и Россия, и Иран, и Турция, да и сам Азербайджан… Наши двери надежно защищены от новой геополитической Химеры. Можно спокойно вздохнуть!

7520 просмотров