2 миллиона долларов на "фейсбуковскую революцию" в Азербайджане

Автор: Эйнулла Фатуллаев 

7 марта 2011 года, буквально в разгар "арабской весны" глава представительства  Института национальной демократии США (NDI) Алекс Григорьевс был приглашен в Министерство юстиции Азербайджана, где ему было вручено письмо с требованием о закрытии возглавляемого им представительства в Азербайджане. Официальные власти тогда использовали формальный повод - деятельность Института в Азербайджане согласно поправкам в национальное законодательство была незаконной. Несмотря на неоднократные обращения NDI к правительству Азербайджана с просьбой о регистрации института, наши власти с 2006 года отказывались регистрировать его, и все попытки посольства США, USAİD, руководства Института добиться регистрации не увенчались успехом.

Алиев не отказал мадам Олбрайт

Сразу же после закрытия представительства, посольство США начинает активные консультации с правительственными чиновниками, приводит различные доводы, делает все возможное для того, чтобы изменить предыдущее решение правительства. Тщетно! Более того, через три дня правительство приостанавливает деятельность представительства еще одного международного фонда - Норвежского Фонда "Дома прав человека". 10 марта Минюст упраздняет регистрацию и этой структуры.

22 марта 2011 года глава азербайджанского отделения NDI Алекс Григорьевс покидает Баку и отправляется в Грузию. Однако вплоть до возобновления деятельности Института А.Григорьевс не прерывает связей с Баку. Он наведывается сюда и в июне, и в июле, и в сентябре, что нетрудно понять - он де-факто продолжает исполнять обязанности главы этого института, как и местный правозащитник Вугар Годжаев, который несмотря на закрытие норвежского дома, фактически продолжал деятельность на своем посту.

Осенью 2011 года глава Института национальной демократии США экс-госсекретарь Мадлен Олбрайт лично обращается к президенту И.Алиеву с просьбой о восстановлении деятельности института в Азербайджане. Глава государства не смог отказать в просьбе человеку, сыгравшему определенную роль в лоббировании интересов алиевского правительства в Вашингтоне. М.Олбрайт связывали тесные узы с алиевским правительством еще со времен правления Гейдара Алиева, и во многом наши власти чувствуют себя обязанными одному из влиятельных представителей американского истеблишмента - Мадлен Олбрайт, и сегодня обладающей немалым влиянием на администрацию демократов. А просьба Олбрайт пришлась именно на пик "холодного противостояния" между Баку и Вашингтоном, после скандальной инициативы Белого дома по открытию армяно-турецкой границы. Алиевское правительство в немалой степени было заинтересовано в нормализации отношений с администрацией Обамы, и просьба Олбрайт пришлась к месту - власти получили хороший повод сделать реверанс в сторону разбушевавшегося Вашингтона.

Возобновление деятельности этого Института безусловно входило в круг стратегических интересов американцев, поскольку после того, как другой столп американского политического влияния Институт республиканцев прекратил свою деятельность в Азербайджане, а причиной закрытия стали разногласия с американским правительством, определившим этому институту в нашей стране круг задач, с которыми протеже сенатора Маккейна не согласились, Институт национальной демократии остался единственным и очень важным инструментом манипулирования общественными настроениями в стране. А каких именно - мы к этому вернемся ниже.

Норвежская обида

Итак, осенью 2011 года И.Алиев дал добро на возобновление деятельности Института - одного из главных рычагов американского политического влияния во многих странах мира. Это было во многом и рискованное решение, ибо согласно оценкам ряда  международных экспертов, а также российских спецслужб - именно Институт национальной демократии США был причастен к организации и финансированию цветных революций на постсоветском пространстве.

К месту будет заметить, что после решения проблемы о возобновлении деятельности NDI в Баку, норвежцы в конфиденциальных беседах стали выражать свое глубокое возмущение действиями американцев, которые ратовали перед официальным Баку о проблемах своего института, но не замолвили даже словечко о судьбе закрытого одновременно с NDI  норвежского фонда. Дескать, позабыли о демократической солидарности! Впоследствии в своих личных беседах представители Норвежского Фонда стали открыто говорить о том, что в отличие от NDI, они ни при каких обстоятельствах не пошли бы на возобновление своей деятельности под теми кабальными условиями, продиктованными американцам представителями администрации И.Алиева. Речь шла об обязательствах, которые взяли на себя представители NDI, и по словам норвежцев, эти обязательства их не устроили бы ни при каком раскладе.

По большому счету, новая доктрина американцев по Азербайджану, озвученная устами тогдашнего американского посла Энн Дерси о последней надежде американцев, связанной именно с будущим поколением - с активной, пассионарной и креативной молодежью, нашла отражение в концепции NDI, фактически отказавшейся от прежних программ по финансированию политических партий и проведения тренингов для них в пользу работы с активной и подающей большие надежды молодежью. Представители NDI, в частности, часто наведывающийся в Азербайджан по долгу службы глава миссии Алекс Григорьевс, и не скрывали этого. Концепция, разработанная для Азербайджана и реализуемая здесь, в корне отличалась от программ, которые выполнялись в других странах, в частности, в Украине или Молдове. Итак, американцы, разуверившись в нынешнем поколении азербайджанской оппозиции, которая предстала в глазах вашингтонских наставников ренегатской, неразборчивой в своих внешних связях и пристрастиях, ненадежной, к тому же растерявшей за годы  всю ресурсную базу, сделали ставку на молодежь.

NDI - история вопроса

NDI - абсолютно закрытая и не транспарентная организация. Хотя, официально этот институт и не является грантодателем, но все же он осуществляет фантастические финансовые вливания в различные политические проекты, особенно в нашем регионе. На сайте этой организации можно найти информацию о реализации многочисленных программ, однако информация о финансовой составляющей этих проектов остается закрытой.

NDI был причастен к организации и финансированию практически всех без исключения цветных революций. Известна роль института в процессах в Украине, о чем открыто говорили лидеры революции Ющенко и Тимошенко (сразу же после революции Тимошенко даже направила специальное благодарственное письмо М.Олбрайт); в Грузии - драма "розовой революции", поднятой волной Кмары - птенцами именно этого института - разворачивалась на наших глазах; в Молдове, где президент Воронин открыто обвинил главу миссии в организации беспорядков и т.д. NDI активно работал практически во всех республиках, и после своей активной работы постепенно выдворялся из всех республик, поскольку причастность этой структуры к организации политических катаклизмов была более чем очевидной.

Как NDI, так и ассоциированный с этим институтом другой глобальный американский фонд NED (Национальный Фонд поддержки демократии) тесно связаны с американскими спецслужбами, ибо достаточно обратиться к истории становления этих институтов, чтобы убедиться в партнерских отношениях с ЦРУ - Отто Райх, Джон Негропонте, Генри Чиснером, Эллиот Абрамс - это неполный список ярких представителей американских спецслужб, стоящих у истоков зарождения этого фонда. Кстати, ассоциированный с NDI фонд NED - на сегодняшний день главный грантодатель практически всех без исключения институтов азербайджанского гражданского общества.

Причем эти фонды в своей деятельности в основном нацелены на сотрудничество с незарегистрированными организациями. Так было не только в Азербайджане, но и в России (что послужило одной из причин выдворения NDI из России после так и не свершившейся "болотной революции") или в Молдове, где в 2006 году был принят закон, запрещающий НПО получать материальную поддержку из-за рубежа и от анонимных лиц, а иностранным гражданам запрещено также быть соучредителями подобных НПО. Идентичный закон, точнее поправки, вызвавшие резонанс в международном сообществе, были приняты в Азербайджане гораздо позже, чем в Молдове. Так вот, несмотря на запрет, молдавские общественные организации продолжали получать гранты на развитие демократии. И главным донором был именно NDI.

И тут мы почти вплотную подошли к главному вопросу - роли главы институтов NDI в странах, где происходили цветные революции.

Тот самый Алекс

В Грузии революционеры называли его "отцом", в Молдове - "главнокомандующим", в Украине - "разносчиком демократии", в России - главным митинговым теоретиком... Где бы не появлялся этот казалось бы уже немолодой человек, вспыхивали беспорядки, куда бы не ступала его нога - поднималась революция, происходили тектонические процессы, которые завершались сменой социально-политической формации.

В Баку Алекс Григорьевс впервые в ранге главы азербайджанского отделения NDI появился 15 декабря 2009 года - именно в то самое время, когда американо-азербайджанская конфронтация достигла своего апогея. И здесь он часто повторял свою крылатую шуточную фразу, ставшую притчей во языцех на постсоветском пространстве: "Я приехал. Как вы думаете, начнется ли революция?" Протестная молодежь с большим вдохновением встретила назначение главного теоретика и практика в одном лице на должность главы того самого института, который со времен бархатной революции в Восточной Европе до революции "Коштуницы с Отпором" в Сербии призывался именно для разгрома сложившегося внутриполитического статус-кво. Алекс Григорьевс прослыл как известный эксперт по Восточной Европе и бывшему СССР.

Можно предположить с какой настороженностью и страхом встретило правительство Алиева появление главного экспортера-революционера на улицах спокойного Баку.

Алекс Григорьевс появлялся на улицах Баку и до этого; он впервые приехал в Баку накануне судьбоносных как для власти, так и для оппозиции парламентских выборов 2000 года, когда судьба власти была еще на кону. Кроме этой вспышки интереса к Азербайджану, завершившейся в тот период видимо полным разочарованием Алекса - по другому и быть не могло, ибо нити власти были в руках самого Мастера, Григорьевс интереса к нашей стране не проявлял. Он был занят реализацией глобального плана освоения политического рынка в других странах СССР. В Баку ловить было нечего - здесь  ситуация была более чем предсказуемой в свете однозначной поддержки, выраженной политическими жрецами Вашингтона основному кандидату в президенты - Ильхаму Алиеву.

В 2000 году Алекс Григорьевс направился в Грузию, где на протяжении двух лет активно работал в качестве представителя NDI. Плоды его деятельности - налицо. Крах режима Эдуарда Шеварднадзе не заставил себя долго ждать. Но А.Григорьевс сам лично не застал революцию, ибо дело уже было сделано, локомотив революции был поставлен на прочные рельсы, которые не подвели революционеров во главе с лидером нового поколения грузинских демократов во главе с Михаилом Саакашвили.

А.Григорьевс следует по заранее установленному маршруту, и конечно же, в 2001 году он въезжает в Украину, где по сравнению с Грузией президент Кучма создал прочные устои правящего режима с хорошо структурированным командно-административным аппаратом народного подавления. Здесь Алексу пришлось покорпеть и потрудиться подольше, чем в Грузии. Выработанная А.Григорьевым программа поддержки оппозиции принесла свои плоды, и уже в 2003 году исход предстоящих выборов был предопределен громадной работой, проделанной американцами, в частности, самим Алексом в деле формирования мощного политического оппозиционного движения, готового к противостоянию с мощной авторитарной властью и вооруженного нужным идеологическим клише, с принесенной на алтарь революции жертвой - журналистом Гонгадзе.

В 2003 году Алекс снова собирает чемоданы и отправляется в Кишинев, который все еще находится под пятой советского рудимента - воронинского нью-коммунизма. И здесь Алекс чувствует себя хозяином положения, порой допуская в своих публичных выступлениях вроде бы табуированную для иностранца столь высокого ранга фривольность, полной издевок в отношении президента и самой молдавской власти. Почитайте, как высказывается в адрес молдавского президента иностранный подданный, наделивший себя полномочиями определять будущий вектор развития в чужой стране: "Повернув теперь в сторону Европейского Союза, этот милицейский генерал, бывший министр внутренних дел, пытается следовать 'базовому принципу европейского договора: установление добрых отношений с соседями. Но у реанимированного ГУУАМ, созданного как крыло СНГ, другой размах. Он концентрируется на энергетике, на необходимости разнообразить пути снабжения углеводородами, идущими из Средней Азии".

Молдавские власти, отвечая на доводы Алекса, фактически обвиняют его в сотрудничестве с ЦРУ. И Алекс, продолжая гнуть свою политическую линию, не скрывает того, что прибыл в Молдову со специальной миссией. Накануне выборов А.Григорьев фактически намекает на революционную волну, которая скоро захлестнет страну, ближе к подсчету голосов:  "Избирательная кампания проходит анемично. В общих чертах повторяется ситуация с предыдущими несостоявшимися выборами, хотя думаю, что основной причиной признания летних выборов недействительными послужила неудачно установленная дата волеизъявления. Если кандидатам не удастся показать избирателям, что они могут обеспечить им лучшее будущее, что выбор нового мэра будет иметь прямое влияние на них, электорат продемонстрирует соответствующее отношение".

Электорат проявил соответствующее отношение - в Кишиневе устроили большой пожар, и здесь власть сгорела дотла, но прежде молдавские власти успели нейтрализовать двух главных вдохновителей молдавской "твиттеровой революции" Алекса и известную журналистку Наталью Морарь. Алекса депортировали из страны, а Морарь - кстати, въезд которой в Россию после ее знаменитой статьи "Черная касса Кремля" был запрещен, подвергли домашнему аресту.

Вот после этих молдавских событий, которые также завершились согласно предписанному Вашингтоном сценарию развития, Алекс Григорьевс появился в Баку.

Алекс - Юстасу

Вышеописанные детали из биографии одного из главных технологов цветных революций воистину создают мистический, если не сказать демонический, образ человека, причастного к историческим и глобальным изменениям в целом регионе. Поэтому у читателя может возникнуть справедливый вопрос - кто же он, таинственный мистер Алекс, вызвавший коллапс целой постсоветской политической системы? Кто он - вершитель судеб стран, отправивший на упокой поколение постсоветских правителей, взявшийся под занавес своей политической биографии за Азербайджан?

Родом из Вентспилса - маленького городка советской Латвии, 59-летний Алекс Григорьевс - выпускник Латвийского Госуниверситета, в 1984 году защитил докторскую диссертацию в области филологии в ведущем университете СССР - МГУ имени Ломоносова. Алекс великолепно владеет не только русским, который для него как родной латышский, но и блестяще говорит на английском (американский слэнг), польском, украинском - словом, как и полагается для людей такого рода - истинный полиглот.

В конце 80-х годов Алекс Григорьевс издавал в Латвии русскоязычную газету - "Атмода", в которой активно выступал с публикациями за стремительную интеграцию "русских латышей" в новую Латвию, ратовал за "двуязычие" - бельмо на глазу латышских националистов, что в конечном итоге и помогло ему быть избранным в состав Рижской Думы. Как известно, русское население Риги составляет более 40%, а без их поддержки А.Григорьевсу было бы сложно сделать себе карьеру парламентария, вот поэтому избранная им платформа "двуязычия" и обусловила выбор избирателей.

Кстати, именно в этот период своей деятельности А.Григорьевс, поддержавший идею проведения в Риге "гей-парада", столкнулся с нелицеприятными обвинениями в нетрадиционных сексуальных связях, что конечно же сказалось на его политическом бэкграунде в Риге, где все еще был силен советский менталитет. Эта история значительно подпортила репутацию Алекса, как публичного политика в Латвии. Этот голубой отпечаток в биографии политтехнолога может помешать ему и в мусульманском Азербайджане, ибо в нашей стране, также как и в Латвии, "голубизна" не приветствуется!

А.Григорьевс был и в числе депутатов легендарного первого Верховного Совета Латвии, проголосовавших за принятие Декларации о восстановлении независимости Латвийской республики в 1990 году. Вот, впрочем, и все самое примечательное о деятельности Алекса на Родине, там он особых исторических успехов так и не добился. По истечении своих депутатских обязанностей Алекс неожиданно всплыл в столице России - прямо накануне последней исторической схватки, обещающей реваншистскую победу столь презираемой им "коммунистической чумы". Но реванш так и не состоялся - выборы 1996 года открыли путь для продолжения ельцинской ураганной эпохи и лихих 90-х, именно того самого сценария, в котором Запад был жизненно заинтересован. Избирательная кампания ельцинской команды прошла на основе пособия "Стратегии планирования избирательной кампании", разработанной еще в 1995 году экспертами NDI, которое в 1998 году было переработано Алексом Григорьевсом, занимавшем тогда пост старшего координатора программ института  совместно с другим известным политическим экспертом института Джон Брайаном О"Дейом. Тогда же Алекс представил свое новое пособие  - "Планирование политических кампаний - шаг за шагом к победе на выборах". Вот с этой методологией, шаг за шагом, Алекс и направился в первую сопредельную с Россией страну - Грузию, в которой готовился грандиозный социальный эксперимент -  начиналось создание "антироссийского пояса".

Григорьевс покинул Россию накануне наступления новой исторической эпохи становления нового государственного капитализма, который часто называют капитализмом для друзей главного Юстаса новой российской власти - представителя снова взявшей верх бывшей элиты советских спецслужб. Григорьевсу в России уже делать было нечего.

Азербайджанский план Алекса

Сразу же после своего второго появления в Баку невероятно коммуникабельный и завсегдатай шумных собирунчиков, с хорошим чувством юмора, с умением расположить к себя людей, Алекс окружил себя протестной молодежью - не случайно в офисе NDI работают активисты молодежной организации NİDA, накануне обвиненной азербайджанскими спецслужбами в попытке организации массовых беспорядков в Азербайджане. Опыт работы NDI с протестной молодежью в Азербайджане изобилует столь яркими примерами, как подготовка революционной молодежи накануне парламентских выборов 2005 года в специальных лагерях украинской ПОРЫ и грузинской Кмары, эти программы финансировались именно этим американским институтом и поддерживались другим "братом-близнецом" - институтом республиканцев.

После возобновления своей деятельности NDI значительно расширил поле деятельности с молодежью, выработав специальную стратегию активного использования социальных сетей. В отличие от твиттеровой революции в Молдове, Алексу вполне по силам подготовка фейсбуковской революции в Азербайджане, поскольку Facebook - наиболее популярная в стране социальная сеть, в которой активно объединяются группы протестной молодежи. Ажиотаж, поднятый вокруг самой популярной среди азербайджанского протестного электората проблемы солдатских смертей - получается, что мозговые центры выбрали и самую удачную с точки зрения активизации и консолидации протестной социальной базы проблему, - мастерски и аккуратно управляется невидимой, но твердой рукой.

На популярном в Азербайджане ресурсе фейсбуке было разослано (в основном, с анонимных профилей) свыше 200 тысяч (!!!) приглашений на акцию протеста на площади Фонтанов, инициированную в том числе организацией NİDA, представители которой и засиживаются допоздна в офисе NDI.

Анализируя былые заслуги и эксперименты, проделанные в разных странах, безусловно одно - появление Алекса в Азербайджане не случайно. Кстати, в отличие от предыдущих представителей NDI - типичных представителей западного офисного планктона, дурно одетых и плохо пахнущих очкариков-волонтеров, деятельность Алекса проходит в тесной координации с посольством США. Внимательные наблюдатели подчеркивают, что буквально на следующий день после встречи американского посла с каким-то важным азербайджанским активистом с ним же проводит встречу Алекс. Он задает те вопросы, которые очень захотелось бы задать послу, но которые в силу дипломатического этикета он задавать не осмеливается.

Но одновременно с этим, особенно в свете последнего заявления посла США в интервью радиостанции "Голос Америки", создается впечатление, что деятельность Алекса в Азербайджане входит в противоречие с заявлениями самого посла Морнингстара. Как известно в последнем интервью, американский посол буквально открыто дал понять, что Вашингтон не будет чинить препятствий нынешнему президенту И.Алиеву в октябре 2013 года. Заявление Р.Морнингстара было неожиданным для многих экспертов, полагавших, что Вашингтон, как и в целом Запад, развернет широкомасштабную пропагандистскую кампанию в связи с выдвижением И.Алиева в третий раз. Р.Морнингстар дал понять, что эти ожидания беспочвенны. Получается, что Алекс действует вне установок покровителей Морнингстара? Или говоря словами Айка Эйзенхауэра, Вашингтон не складывает все яйца в одну корзину? Приходится домысливать.

Во всяком случае, Алекс делает ставку на работу с патриотической и пассионарной молодежью. В кругу патриотичной и вместе с этим протестной молодежи, А.Григорьевс старается не касаться своего видения относительно разрешения нагорно-карабахской проблемы. А позиция Алекса, мягко говоря, не совсем проазербайджанская. Обратите внимание, как высказался об истории армяно-азербайджанского конфликта Алекс еще в 2009 году, находясь в Молдавии: "...Ведь четких границ между Азербайджаном и Арменией не существовало, армянские и азербайджанские села располагались вперемешку" (из интервью молдавскому изданию IQ).

Интересно, как бы восприняли молодежные лидеры сотрудничество с технологом, который фактически выражает по вопросу Карабаха проармянскую позицию. Как прикажите понимать столь вольную интерпретацию о смешанности сел и об отсутствии четких границ между Азербайджаном и Арменией? Получается, что А.Григорьевс ставит под сомнение целостность страны, в которой активно работает во имя демократизации. Удивительно, но подобная оценка в отношении карабахской проблемы была высказана политтехнологом буквально накануне его назначения в Азербайджан? Куда смотрели чиновники Алиева? Наши власти, которые столь скрупулезно воспринимают любое высказывание влиятельного заморского чиновника о Карабахе, буквально под своим боком упустили деятельность высокопоставленного американского политтехнолога, который еще не определил для себя - в составе какого государства находится Карабах, азербайджанского или армянского?

Но вместе с этим подобная позиция профессионального политтехнолога Алекса не помешала ему вовлечься в процесс умелой раскрутки темы солдатских смертей в социальных сетях. Какая разница - каких кровей погибший солдат, главное, что его смерть полезна для революции! Без цинизма в профессии Алекса об успехах задумываться и не приходится.

Но в отличие от Украины и Молдовы, крайне предусмотрительный Алекс старается не светиться в СМИ, и не указывает азербайджанской власти, как управлять страной и избирательными кампаниями, ибо наученный горьким опытом депортации из Молдовы знает, что чрезмерно консервативная и жесткая азербайджанская власть сможет просто выдворить его из страны. Здесь он действует посредством другой тактики - исподтишка. "Разносчик демократии" в Баку старается делать свое дело аккуратно, не вызывая излишних подозрений. Однако Алекс сильно наследил и в Баку. Сам того не желая...

Миллионы для фейсбуковской революции

За три года пребывания в Азербайджане Алекс снял со своего счета в азербайджанских банках наличными около 2 миллионов долларов, а если точнее - 1 миллион 963 тысячи 871 доллар. Куда и на что были потрачены эти деньги? Вот в чем вопрос. На сайте Института национальной демократии не содержится никакой информации о столь величайших растратах своего бакинского представителя. Нет никакой информации и о выделенных грантах института местным молодежным НПО.

Сотрудники бакинского отделения NDI, в частности Руслан Асад - член оппозиционного молодежного движения ОЛ, отказались со мной встречаться и не ответили ни на один мой вопрос, сославшись на консервативную политику в области сотрудничества СМИ, установленную головным офисом организации. Они порекомендовали обратиться к самому Алексу Григорьевсу. Но Алекса сейчас нет в Баку. Он улетел из Азербайджана 23 февраля в 3.11 в Турцию, и неизвестно, где он сейчас находится. Я написал ему письмо на его электронный адрес, в котором попросил ответить на мои вопросы. Алекс ответил, что может это сделать только после прохождения специальной процедуры, с разрешения головного офиса в Вашингтоне.

Итак, возвращаясь к миллионам Алекса, хочу отметить, что в 2010 году А.Григорьевс 27 раз обналичил в общей сложности сумму на 590.770 долларов, в 2011- 744.556 долларов, и в прошлом году 628 тысяч 545 долларов. Учитывая то, что NDI по традиции выдает малые гранты и только кэшем, можно предположить, что деньги были обналичены с целью выдачи грантов, не так ли? Но вся проблема в том, что всему гражданского сектору Азербайджана известно - NDI выдает лишь малые гранты, приблизительно на сумму от 8 до 15 тысяч долларов максимум. Предположим, что организация в год поддерживает деятельность 10 молодежных организаций (больше в Азербайджане не наберется), и допустим, что институт выделил им суммарно 100 тысяч долларов (молодежи Запад больше денег не дает), возникает вполне справедливый и резонный вопрос - куда были потрачены остальные деньги? Тем более, что институт отказался от программы сотрудничества и поддержки политических партий. И почему институт не предоставляет на своем сайте информацию о финансовых отчислениях? И куда были потрачены столь огромные суммы денег? Уж не на фейсбуковскую ли революцию?

Так или иначе, но в те дни, когда Алекс снимал деньги со своего счета можно обнаружить весьма любопытное совпадение - деньги снимались в преддверие оппозиционных митингов. Может быть это и совпадение, но тогда как объяснить то, что львиная часть денег была снята в разгар пропагандистской кампании накануне Евровидения? Неужели, столько совпадений, и причем на протяжении 3 лет!

Возникает еще один важный вопрос. Согласно принятым в 2009 году поправкам в азербайджанское законодательство, международные организации обязаны предоставлять свои финансовые отчеты (в частности, о выдаваемых грантах) в Министерство Финансов. Знает ли министр Самир Шарифов - на что были потрачены Институтом Национальной Демократии миллионы долларов? Если министр не знал об этом, то почему не начал служебное расследование? Ведь Минфин столь жестко реагирующий на малейшее нарушение национального законодательства со стороны местных НПО, вряд ли проглядел бы нелегальные многомиллионные затраты на политические цели, не так ли?

С другой стороны - неужели Вашингтон забывает о принятом еще во времена правления предыдущего  президента США Дж.Буша-младшего законе о борьбе с непотизмом, предполагающим борьбу "за чистоту" имеющейся на счетах денежной массы? Неужели Вашингтону не интересно - кто, за что и для чего перечислил столько денег человеку, состоящему на службе одного из главных политических институтов США? Кому и почему предполагалась выдача столь внушительной суммы? И знал ли об этом Вашингтон?

В 2009 году Алекс потратил на твиттеровскую революцию в Молдове примерно столько же денег.

Мы готовы выслушать Алекса Григорьевса. Ждем-с, Алекс!

20661 просмотров