Счастье не в деньгах, а в долларах! размышления публициста

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Президент Азербайджана Ильхам Алиев принял решение о субсидировании процентов по кредитам в национальной валюте, взятым предпринимателями в течение 2017 года. Если не вдаваться в подробности, то целью этого решения является облегчение финансовых обязательств бизнеса на короткой дистанции, а на длинной - стимулирование банковского кредитования в манатах, сокращение доли иностранной валюты в кредитном портфеле банков.

Как и во многих других вопросах, здесь полная аналогия с другими странами постсоветского пространства, включая Южный Кавказ - поменяешь названия государств и имена лидеров, никто и не заметит разницы.

Демократия – есть национальная валюта плюс долларизация всей страны!

Большинство экономических проблем нашего пространства практически одинаковые с некоторыми местными особенностями. Одна из самых серьезных среди них – это высокий уровень долларизации. Она глубоко затронула не только финансовую систему, не только экономику, но и всю нашу повседневную жизнь.

Доллар – это наша вторая, а то и первая, национальная валюта. Мы покупаем в долларах все, что нельзя завернуть в магазине в пакет и унести домой. Недвижимость, автомобили, дорогие покупки – все это в реальной жизни в долларах, вне зависимости от того, какая валюта указана в объявлении.

Доллар – единственный способ накопления. Никто не делает более или менее серьезных денежных запасов в национальной валюте. Любая сумма, которую нельзя потратить в течение месяца на повседневные нужды, автоматически переводится в доллары и идет либо в сундуки, либо в банки.

По данным Центробанка Азербайджана, уровень долларизации банковских депозитов составляет 81, 25%. Примерно такая же ситуация в Грузии – 71, 6%, аналогичная (плюс-минус пару процентов) - во всех странах бывшего СССР. Запрети завтра доллар, и мы все останемся как без рук. Началось это не вчера и не сегодня, а в период развала СССР, когда национальных валют либо не было, либо они были очень слабыми.

Выбор граждан в пользу «американца» был совершенно естественным, иначе и быть не могло – какая из местных хилых валют сравнилась бы с денежной единицей, за которой стоит мощнейшая экономика мира и 20% ВВП всей планеты? Попытки низвергнуть доллар предпринимались не раз и не два, в основном в политических целях, и не только в бывшем СССР. Сколько мы видели «исторических соглашений», «меморандумов», «протоколов» и прочих высокопарных бумажек о том, что те или иные страны отказываются во взаиморасчетах от доллара и переходят на национальные валюты?  И всегда, полные оптимизма заявления заканчивались одним и тем же – всем нужны доллары, а не рупии, рубли или риалы. Символом незыблемости позиций доллара можно считать... акцию протеста против бомбежек Сербии авиацией НАТО в 1999 году в Москве. Скажете, причем тут это? А притом, что участники акции у посольства США жгли доллары – но заметьте, предусмотрительно жгли 1 или 2-долларовые купюры, а вот поджечь сотки – поскупились даже те, кто выкрикивал лозунги громче всех. Оно и понятно: Сербия Сербией, а баксы сжигать – себе дороже. После этого прошло много лет, а статус доллара так никуда и не делся.

Доллар и стресс – близнецы-братья

Все это было бы неплохо, но в 2014 году грянула девальвация национальных валют по всему постсоветскому пространству. Местные денежные единицы повалились одна за другой, где-то медленно и мучительно, где-то – за одну ночь, где-то на 30%, где-то на 300, но общая картина везде была одна и та же. Да и пострадавшие от девальвации делились по одинаковым категориям в самых разных странах. 

Вот тут-то и грянул гром, связанный с долларизацией - значительная часть граждан имеет доходы в национальных валютах, а кредиты – в долларах. После обвала курсов их доходы остались прежними, а долги выросли где-то на 30%, а где-то - на все 300%. Каждый из нас легко может представить себе состояние стресса, в которое попадают жертвы долларизации. Очевидно, что в среднесрочной перспективе выход их этого положения один - меньше долларов, больше манатов (лари, рублей, тенге...). Однако сказать это легче, чем сделать.

К примеру, в Грузии пошли вроде бы правильным путем, запретив брать кредиты в долларах на сумму менее 100 000 лари – это около 40 000 долларов. Однако, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги – вслед за этим резко выросли процентные ставки на кредиты в национальной валюте: средняя процентная ставка на долгосрочные кредиты в лари выросла с 15,9% до 16,4%, зато в долларах - снизилась с 12,2% до 11,3%. 

Схожее соотношение и в Азербайджане: по данным Центробанка страны, по состоянию на 1 июня средние процентные ставки по кредитам в манатах составили 12,34%, тогда как в иностранной валюте - 8,88%. Получаются своеобразные ножницы – государство предпринимает меры для того, чтоб люди как можно больше брали займы в национальной валюте, а финансовый сектор напротив – низкими процентами поощряет кредитование в долларах..

Парадокс в том, что в этой ситуации нет виноватых – каждая сторона делает то, что должна делать, и поведение банкиров вполне объяснимое. Выдавая займы в долларах, они перекладывают валютные риски на клиентов, а в манатах (лари, рублях, тенге..) берут их на себя. С этим связано и то, что в наших странах, несмотря на все усилия государства, уровень долларизации кредитов остается все еще очень высокий – в Азербайджане он составляет около 50%. Добавьте к этому то обстоятельство, что девальвация резко снизила доверие к местным национальным валютам, а репутация доллара, как единственной денежной единицы, которая надежна всегда и везде, только выросла и упрочилась до невозможности. В этой ситуации очевидно, что она вряд ли радикально улучшится в обозримом будущем.

За проблему взялись лебедь, рак да щука

Нет никаких сомнений в том, что меры предпринимаемые нашими правительствами , и направленные на увеличение роли национальных валют в экономиках, и на поддержку кредитования в местных денежных единицах – совершенно своевременные и нужные. Однако при этом не следует ждать от них слишком много, и надо понимать, что все эти меры могут лишь снизить остроту проблем, однако решить их они не в состоянии – ни одна, даже самая правильная инициатива не справится с тем, что существует уже многие десятилетия и имеет основания в самой экономической системе. 

Мы все живем в реальном пространстве, и никто из нас не ангел и не филантроп – что должно случиться для того, чтоб завтра мы начали делать накопления в манатах или лари, игнорируя доллар? Кто готов продать квартиру за манаты (лари, рубли, тенге...) – поднимите руку.

Ну, то есть не просто выставить в объявлении цену в национальной валюте (как обязывает закон в некоторых постсоветских странах), но и реально, взять оплату за продажу самого ценного – недвижимости – в ненадежных местных деньгах? Да, это было бы красиво, патриотично и в высшей степени сознательно, но мало кто готов ради этого ставить под угрозу собственные сбережения.

Словом, мы оказываемся в ситуации лебедя, щуки и рака - государство идет в одном направлении, финансовый сектор во втором, а обычные граждане, ради которых все это, собственно, и затевается – в третьем. И что самое главное – каждая из сторон права по-своему и делает то, что должна делать со своей точки зрения. Очевидно лишь то, что долгосрочная дедолларизация может быть осуществлена только в условиях сильной и развитой экономики, а эта задача требует времени. Соответственно, еще очень долго нашим гражданам придется метаться между национальными валютами и всемогущим долларом. Впрочем, граждане, которых это должно беспокоить, в первую очередь, нигде не выразили своего недовольства по этому поводу…

7055 просмотров