Расстрел журналистов в стране африканских выборов

Расим Агаев

У каждого свой Кейта. А точнее, свой Ибрагим Бубакар Кейта. По странной прихоти судьбы выборы президента в Мали совпали с убийством трех известных российских тележурналистов в пригороде Банги (столицы Центральноафриканской Республики - ЦАР): Орхана Джемаля, режиссера Александра Расторгуева и оператора Кирилла Радченко. А тут еще представитель МИД России Мария Захарова шокировала погруженную в траур Москву заявлением, которого она лучше бы не делала. Согласно оному, официальная Москва фактически связала гибель своих соотечественников c опрометчивостью самих журналистов, оказавшихся в ЦАР в связи со съемками документального фильма. Каждый, кто в тот злополучный вечер слушал М.Захарову, не мог не уловить на ее лице плохо скрытую взволнованность.

Мария Захарова

Читайте дальше, друзья, читайте. Очень возможно, что взволнованность популярной телеведущей связана не только с переживаниями из-за погибших соотечественников.

Армия обеспечит демократию!

Трагедия, разыгравшаяся в полуночной столице ЦАР, увы, только подтверждала актуальность проблемы, подвигшей журналистов поведать о беспросветных реалиях этой африканской страны. Однако это обстоятельство – главное в их творческой командировке, целью которой было привлечь внимание международной общественности к бедственному положению не только народа ЦАР, но и африканцев вообще - внешнеполитическое ведомство, судя по всему, сочло плохо продуманной акцией. Увы, гибель тележурналистов только подтверждает актуальность их намерений. Тем более что в другой африканской республике – Мали разворачивались события судьбоносного для ее народа порядка.  

Речь идет о том, что президент Республики Мали Ибрагим Бубакар Кейта, срок полномочий которого истекал 4 сентября, как и положено по конституции, около месяца назад объявил о начале предвыборной кампании. Ничего необычного ни в действиях главы малийского государства, ни в событиях вызванных ими к жизни не было замечено. Он активно подключился к предвыборной кампании: изолировал нескольких оппозиционно настроенных противников, пообещал гражданам покончить с коррупцией и гражданской войной, которой страна объята почти десять лет, не уточнив, как он все это собирается делать. Вопросы не просто актуальные – жизненно важные, если учесть, что выборы главы этого государства на западе Африки проходят в условиях чрезвычайного положения, введенного еще в 2012 году.

Ибрагим Бубакар Кейта

Причина ЧП – де-факто не прекращающаяся гражданская война, которую в Мали дипломатично называют конфликтом между правительственными войсками и террористическими группировками. Очаги ее вспыхивают то тут, то там, отчего дипломаты не рекомендуют журналистам появляться на улицах городов в вечерние часы, особенно на севере страны, да и в ряде центральных регионов. Информация о ходе нынешней предвыборной кампании тонула в многочисленных сообщениях об атаках боевиков, экстремистских группировок, к чему население давно привыкло. Не заметили наблюдатели признаков волнения и на лицах кандидатов в президенты во главе с действующим президентом, приостановившем свои полномочия, чего, кстати, также никто не заметил. А чего волноваться, коли накануне исторических событий, если пользоваться лексикой местной прессы, официальный Бамако объявил, что защиту конституционного строя и безопасность желающих возглавить на очередные пять лет страну обеспечивают более 30 тыс. сотрудников служб безопасности и, само собой, армии.

Широко шагает наша Мали!

А вместе с ней Мавритания, Буркина-Фасо, Гвинея и другие страны Африканского континента, революционному подъему которого еще недавно радовались в Европе и особенно в России.

Пока наши читатели переваривают эту информацию, мало чем отличающуюся от той, которая периодически поступает не только с Африканского континента, предложим их вниманию обязательные для такого рода случаев уточнения: cтолица Мали – Бамако, территория – 1,24 млн кв. км., население  около 14,5 млн чел. Официальный язык –французский. Религия – ислам, впрочем, имеются немногочисленные этнические группы, придерживающиеся христианства, а также традиционных африканских верований.

Короче, в прошедшее воскресенье малийцам было чем заняться – надо было выбирать президента. Дело это хлопотное, так уж сложилось, что в данном случае эта шестая попытка, результаты их похожи на барханы африканской пустыни: люди выполняют свой конституционный долг – выбирают одного из 24 кандидатов, и каждый раз им оказывается тот, кто находится на властной верхотуре. Самое время призадуматься так называемому международному демократическому сообществу над поразительным сходством этой африканской традиции с выборами президента в совершенно ином геополитическом простанстве, скажем, в эсенговье.

Не говоря уже о странах азиатских просторов. Надо ли говорить о том, что малийскую верхотуру последние 9 лет занимает упомянутый выше Кейта. Короче, по истечении этого срока малийцы в воскресенье направились к урнам – выбирать нового главу государства. А государству тому от роду без малого 60 лет. За это время его возглавляли шесть президентов, включая нынешнего. Впрочем, послушать оппозиционеров, итоги выборов мало что значат, поскольку, как говорят все переворотчики, «революция продолжается». Подтверждением тому тот не требующий доказательств факт, что выборы президента проходили в условиях максимально приближенных к боевым. Чрезвычайное положение, введенное в стране еще в 2012 году вследствие вооруженного конфликта между правительственными войсками и боевиками различных группировок, никто не собирается отменять. По крайней мере в ближайшем будущем. Информация о ходе предвыборной кампании тонула в многочисленных сообщениях о боевых атаках боевиков, экстремистских группировок на севере и в центральных районах страны. Около 650 из них были направлены против избирательных участков. Тем не менее правительственный Бамако исполнен оптимизма: официально объявлено, что защиту конституционного строя и безопасность желающих возглавить страну на очередные пять лет обеспечивают более 30 тыс. сотрудников служб безопасности и ,само собой, армии.

Русский след

Лучше бы дотошные журналисты не докапывались до повстанческой группировки «Селека», потому как установить ее связь с российской компанией, добывающей в этом регионе алмазы, было делом времени. Как и тот хорошо известный факт, что ранее невесть откуда появившаяся компания с названием «М-Инвест», также из Санкт-Петербурга, в присутствии премьера Дмитрия Медведева и президента Судана Омара Башира в прошлом году подписала соглашение о получении в концессию нескольких участков на разведку и добычу золота в Судане. Западная пресса с удовольствием подбросила суданским коллегам сообщение о том, что в свое время ООН наложила эмбарго на поставку вооружений в ЦАР, однако России удалось договориться об исключении. Ай да Медведев, ай да Москва! Надо ли говорить о том, что на сегодняшний день факты из тщательно скрываемых «алмазных» дел Москвы посыпались в западную печать как из рога изобилия. Оказывается, что весной нынешнего года МИД РФ информировал международную общественность о том, что с разрешения ООН «на нужды центральноафриканской армии в конце января — начале февраля 2018-го была поставлена партия стрелкового вооружения и боеприпасов. Туда также командированы 5 военных и 170 российских гражданских инструкторов для подготовки военнослужащих ЦАР». Мудрено ли, что после выстрелов в Банги оказалось, что число российских военспецов выросло до 1400,если,конечно,верить данным той же российской прессы.

Впрочем, главное в общем-то не в этом.

«Пока в стране идет гражданская война между исламистами и правительственными войсками, российские охотники за алмазами под дипломатическим прикрытием налаживают бизнес с обеими сторонами». Так пишет пресса на Западе, в частности, французская газета Le Monde, да и в самой России никто не делает из этого секрета. Так что же все таки стало причиной расстрела журналистов? Ограбление? Но в это как-то не верится. И не только потому, что так нигде не грабят. Даже в Африке. Причиной безжалостного убийства российских журналистом «могло быть и желание устранить свидетелей — журналисты могли увидеть что-то, что видеть им было не нужно» - к этому выводу пришли в Москве на третий день нападения на журналистов.

И что удивительно, никого это сообщение не удивило – ни в России, ни за ее пределами. Все ждут дополнительной информации. Потому что в ограбление так никто и не поверил…

А президента малийцам избрать не удалось: Ибрагим Кейта - главный претендент, хоть и опередил своего соперника Сумейлу Маига, конституционных 50% голосов избирателей так и не собрал. Ему остается надеяться на вторую попытку, через месяц. Так прописано в конституции. Если, разумеется, ничего драматического не произойдет. А случится может всякое – на кону-то алмазы. А в Африке у каждого свой Кейта…

7441 просмотров