Нефтяная игра: кошка дает надежду обреченной мышке наш комментарий

Эльнур Мамедов

Неконтролируемой волатильности нефтяных котировок, когда из-за избытка предложения на мировом рынке цены на сырье резко поднимались или снижались, пришел конец, правда, временный. Члены ОПЕК+, наконец, достигли договоренности о снижении общего объема добычи. Хотя сложные переговоры в ходе заседания министерского мониторингового комитета и длились несколько часов, договоренность о сокращении добычи нефти в 2019 году все же была достигнута. Общее снижение добычи нефти составит 1,2 млн баррелей в день, а соглашение будет действовать полгода. Причем сокращение добычи нефти для ОПЕК составит 2,8%, для всех стран вне ОПЕК - 2% от уровня октября 2018 года.

Итак, относительная стабильность на нефтяном рынке, можно сказать, достигнута. Но насколько крепкой и долгосрочной ее можно считать? Ведь свежи еще в памяти все перипетии, которые мы наблюдали накануне заседания. Перепрыгнув за 80-долларовую планку, цены на нефть в течение одного месяца вдруг обвалились более чем на 20 долларов, опустившись ниже 60 долларов за баррель. Нефтедобывающие страны вновь забили тревогу, а в США, напротив, торжествовали. Помнится и то, как президент Дональд Трамп гордо приписал себе такую победу, для достижения которой он действительно вложил немало сил.

Но ситуация вновь (уже в который раз) изменилась, цены после последнего решения ОПЕК+ развернулись в сторону повышения. Теперь уже нефтедобытчики празднуют победу, а США, наоборот, выражают недовольство. В частности, заместитель помощника госсекретаря по энергетике Сандра Оудкирк заявила, что Вашингтон негативно относится к любым ограничениям свободного рынка, включая решения ОПЕК по нефти. Белый дом в течение десятилетий, начиная с энергокризиса 1970-х годов, был против подходов картеля ОПЕК к регулированию рынка. Мол, рыночные силы сами должны определять уровень поставок, основываясь на спросе. Только почему в таком случае сами США постоянно вмешиваются в ход рыночных процессов, к сожалению, на этот вопрос в Вашингтоне толком не отвечают. 

Но Вашингтон есть Вашингтон, и с ним приходится считаться. Нефть – один из важнейших товаров, который может оказать на мировую экономику непредсказуемое влияние. Поэтому ситуация на мировом нефтяном рынке всегда находится в центре внимания не только экономистов, но и политиков самого высокого ранга, которые еще более раскачивают ситуацию и не дают ей стабилизироваться. В самой сложной ситуации здесь остается всегда Саудовская Аравия – ближайший союзник США и в то же время наиболее зависящая от нефтяных цен страна. Именно саудиты всегда выступают инициаторами сокращения добычи, что равнозначно росту цен, но делают это с оглядкой на своего союзника.

Вот и ныне министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех, забыв о своей стране, заявил, что действия королевства по регулированию нефтяного рынка имеют большое значение для США. Мол, чем больше растет производство нефти и газа в США, тем более важным для них становится то, что Саудовская Аравия продолжает регулировать рынок. И сейчас, когда экспорт нефти из США впервые превысил импорт, можно было бы предположить, "что Вашингтону больше не нужна Саудовская Аравия".

Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех

Но именно сегодня для США важно иметь партнера, который может стабилизировать рынок, поскольку "ставки выросли". По его словам, американские производители "наверняка чувствуют облегчение" из-за того, что действия саудитов позволяют им уверенно прогнозировать ситуацию в 2019 году.

"Президент Трамп проанонсировал свою энергетическую политику: он хочет, чтобы производство нефти и газа в США росло. Мы ничего не имеем против, мы хотим облегчить процесс. Надеюсь, мы сможем расти вместе, не за счет друг друга", - подытожил министр.

Вот иди и разбирайся, кому служит основной игрок мировой нефтяной рулетки. С одной стороны, страна блюдет свои интересы. С другой - не «забывает союзнические обязательства» перед США. Правда, последнее пока не находит понимания у самого союзника, о чем говорилось выше. И несмотря на это, тот же министр уже заявляет, что Саудовская Аравия не собирается слишком долго сокращать свое производство нефти, чтобы не допустить существенного роста добычи сланцевой нефти. Мол, сокращение добычи в течение слишком продолжительного периода может привести к существенному росту добычи сланцевой нефти. Получается какая-то игра в кошки-мышки, когда кошка отпускает пойманную мышку, но, как только она переходит дозволенные границы, тут же загребает ее лапой обратно к себе. Хотя становится совсем очевидно - Саудовская Аравия не могла бы так поступать без согласования с Вашингтоном.

В любом случае нынешнее решение ОПЕК о сокращении добычи нефти внесет определенный вклад в стабилизацию цен на рынке, по крайней мере, удержит их от падения, которое имело место в последние недели. Но противоречия между странами ОПЕК+, которым на нынешнем этапе выгодно сдерживать добычу, и США, резко наращивающим при этом добычу, никуда не делось. 

Пока ОПЕК+ сокращает свою добычу, Америка как наращивала, так и продолжит ее наращивать. То есть те баррели, которые снимают с рынка участники ОПЕК+, заменяются американской сланцевой нефтью. Но уже более дорогой. И если ранее, когда американцы импортировали нефть, низкие котировки им были выгодны, то сегодня, когда США превратились в чистого экспортера сырой нефти, сказать это однозначно уже трудно.

Правда, Трамп настаивает на низких ценах на нефть, что облегчает рост экономики в целом. А как же нефтяники, которым выгодны лишь высокие цены, особенно для добычи сланцевой нефти? Уж не потому ли эти цены то резко поднимаются, то еще круче обваливаются? И тут напрашивается мысль: не США ли играют здесь роль той самой кошки, которая дает вначале надежду мышке, но тут же дает понять, кто является хозяином положения, в котором мышка изначально обречена?

8829 просмотров