Зачем ты так поступил, хала оглу? приемная haqqin.az

Эльнур Мамедов

В Азербайджане много вежливых слов обращения, в том числе и к незнакомому человеку. Кроме слова "гардаш" (брат), что принято и, скажем, в соседней России и других странах, у нас часто называют собеседника «дайы оглу», «эми оглу», «хала оглу». Все они переводятся как двоюродный брат по отцовской или материнской линии, чем люди, думается, хотят выразить свою душевную близость к данному человеку. Но не до этих тонкостей богатого на синонимы азербайджанского языка было Гусейнову Гусейнаге, поведавшему историю о том, как его сына Агаси замучил в последнее время судебными тяжбами его родной хала оглу.

Долгий рассказ немолодого и весьма выдержанного мужчины часто прерывался небольшими паузами – он, чувствовалось, обдумывал, а стоит ли это говорить вслух? Но «сор из избы» он все же решил вынести на обсуждение общественности, так как нигде не смог найти понимания. Суды всех инстанций, словно завороженные, принимали любые доводы хала оглу как неопровержимую истину, хотя и документы последнего, и состав его свидетелей заслуживали более пристального подхода.  Мы, в свою очередь, также согласились с мнением Гусейнаги муаллима, потому что история эта весьма поучительна.

Ясамальский суд

Два хала оглу Гусейнов Агаси и Ибрагимов Фуад с детства росли вместе и были до последнего времени очень дружны. Секретов друг от друга у них не было, вместе решали все семейные и коммерческие проблемы. А взрослые этому не препятствовали – настолько  близки были двоюродные братья, что это не имело смысла. Может, все это так и продолжалось бы, но у Агаси случилась трагедия – он потерял ребенка, после чего квартира в новостройке стала казаться ему адом каким-то, где оставаться больше было невозможно. И он попросил хала оглу подыскать ему новую квартиру.

Квартиру тот подыскал, и весьма  удачно. Родственница Фуада - Гюнель Набиева как раз искала покупателя, так как не могла справиться с ремонтом квартиры, площадь которой превышала 190 квадратных метров. Агаси она понравилась, продав старую квартиру, он вселился в новую, которую купил за 144 тыс. долларов. А вскоре и вовсе переехал в США. Вот после этого и начались судебные тяжбы, в которые хала оглу втянул отца своего двоюродного брата - Гусейнагу, которому и пришлось защищать интересы своего сына от неожиданных притязаний Фуада.

Все дело, по словам Гусейнова, уперлось в то, что переговоры с Набиевой и все оформление новой квартиры за Агаси провел хала оглу Фуад. Воспользовавшись этим, тот и стал настаивать на том, что квартиру, будто купил он сам на свои деньги, просто оформил на двоюродного брата, который обязался оплатить потом все его расходы. Но тот, мол, вернул лишь 59 тыс. долларов, а 85 тыс. долларов так и не возвращает. И теперь хала оглу требует «полагающиеся» ему 85 тыс. долларов.

Была бы долговая расписка, или нотариально заверенный документ, долго разбираться бы не пришлось. Но какая расписка между близкими родственниками – у нас это не принято. А жаль. Теперь стороны пожинают плоды такого взаимного доверия. Один хала оглу требует долг, и немалый, а отец другого утверждает, что все 144 тыс. долларов Агаси передал Фуаду, чтобы тот расплатился за квартиру сразу. Гусейнаге муаллиму поверить можно, ведь не станет же Фуад, зная, что его двоюродный брат недавно продал старую квартиру, расплачиваться сам и не требовать долгое время своих денег обратно. В деловых кругах, а двоюродные братья занимались бизнесом, не принято долгое время ждать, пока партнер сам не додумается возвращать долг. Тем более, когда у того в тот момент имеются наличные деньги.

Но эта логика отца не принимается в расчет судами всех инстанций. Вышестоящие судебные инстанции просто подтверждают решение, вынесенное судом Ясамальского района. А суд первой инстанции вынес свое решение в пользу Фуада, поверив представленным им бумагам и показаниям свидетелей. Но в том-то и дело, что ни представленные им бумаги, ни показания его свидетелей не могут удовлетворить замученного судами отца. По его словам, представленные Фуадом кассовые чеки к нему не имеют никакого отношения. Эти чеки просто доказывают, что его родственница Набиева, хотя и частями, но полностью оплатила стоимость квартиры. А теперь хала оглу доказывает, что по этим чекам расплачивался он сам.

Что же касается свидетелей, то в этом качестве выступают лишь родители и другие близкие родственники Фуада, что также не может устраивать Гусейнова. Кстати, таких же свидетелей со стороны Гусейновых суд не желает слушать. Таким образом, как говорит Гусейнов-отец, Ясамальский суд считает достаточным доказательством предъявленные хала оглу Фуадом «документы» и показания свидетелей-близких родственников. А честное слово Гусейнова-отца и показания его родственников в расчет не берутся. И он не знает теперь, как доказать истину, которую, как он утверждает, хала оглу Фуад пытается скрыть за липовыми чеками и нечестными показаниями своих близких. Правда, есть у него объяснение – за всем этим стоит влиятельное лицо, покровительствующее Фуаду. Но и это утверждение не может он пришить ни к какому документу. А что делать, и сам не знает. И не остается ему ничего иного, кроме как в сердцах воскликнуть: зачем ты так поступил, хала оглу?

13721 просмотров