Китай не дарит на халяву миллиарды хорошо там, где нас нет

Шэн Сию, специально для haqqin.az

На этой неделе в Пекине проходит китайско-африканский форум по безопасности, на котором министры обороны и военные руководители африканских государств обсуждают вопросы углубления сотрудничества с Китаем в деле укрепления оборонного потенциала своих стран.

Примечательной чертой проходящих на форуме дискуссий является практически полное единодушие гостей из Африки в вопросе того, что Пекин должен активно участвовать в обучении вооруженных сил их государств, более активно насыщать местные армии техникой и вооружением китайского производства, а также организовать обучение местных спецслужб и их силовых подразделений.

Все логично - утратив значительную часть экономической самостоятельности и попав в китайскую долговую петлю африканские государств сейчас постепенно сдают Пекину свой суверенитет в сферах обороны и разведки.

На наших глазах, по сути, начинается второй этап освоения Китаем Африки, в ходе которого КНР стремительно нарастит свое военно-политическое присутствие на Черном континенте. Ведь первый - экономический - по сути уже завершен: 37 из 54 африканских государств плотно «сидят на игле» кредитов и инвестиций из Китая. Без всяких шансов с нее соскочить.

Право, совершенно не хочется утомлять читателя статистикой и цифрами. Поэтому ограничусь зарисовками африканской ситуации. Цифры - это точность и доказательность, но зачастую эпизоды из повседневных реалий когда-то «Черного», а теперь стремительно «желтеющего континента» бывают не менее убедительными.

Кения, Эфиопия, Мозамбик - меняются страны, но остается неизменной одна и та же картина: китайцы строят всю инфраструктуру, небоскребы, мосты и автодорожные развязки. Причем, строят именно китайские рабочие и инженеры, из китайских же строительных материалов, завозя сюда из КНР даже цемент. Местные, нужно справедливости ради отметить, тоже присутствуют. Но в основном - на подсобных, не требующих квалификации работах, «подай, принеси, иди отсюда и ничего не трогай».

Интересно, что в Китае на технических и инженерных специальностях обучаются большое количество студентов из африканских государств. Но на этих строительных и промышленных объектах, которые создаются на деньги Пекина, местные специалисты - редкие гости. Получив в Китае диплом, на родине они тут же устраиваются в государственный аппарат, превращаются в чиновников и клерков, а не в инженерно-техническую элиту. Статус, белая рубашка и галстук, возможность получать неофициальное вознаграждение за нужную подпись или лицензию - и искренние симпатии к китайцам, которые помогли так устроиться в жизни.

Если отбросить красивые слова, которые звучат на различных африкано-китайских форумах и во время взаимных визитов первых лиц КНР и африканских государств, то интерес Пекина к Африке сводится к четырем позициям.

Во-первых, обеспечить достаточный уровень загрузки китайской промышленности, в том числе строительной, а также создать рабочие места для самих китайцев. Именно поэтому инфраструктуру в Африке строят именно китайцы, на китайские кредиты и из китайских материалов.

Причем, и это одна из многочисленных особенностей ведения Китаем бизнеса в Африке, вопрос о том, чем загружать все эти дороги, мосты, плотины, системы мобильной связи и даже телевышки, откуда брать деньги на их эксплуатацию и поддержание в рабочем состоянии - проблема исключительно местных властей. Как, собственно, и вопрос о том, где изыскать средства для погашения китайских кредитов. Пекин - это не Запад и уж тем более не Россия, списывать долги из неких высших политических соображений никому не собирается, взял - отдай.

Что интересно - китайцам совершенно без разницы, какое правительство будет отдавать, нынешнее, будущее, законное или пришедшее к власти в результате переворота. «Брала ваша страна? Вот пусть она и возвращает, а фамилия президента, который сейчас у власти, нам совершенно неинтересна». Именно так выглядит китайский подход.

Во-вторых, – получить прочный доступ к источникам сырья и сделать это максимально дешево. В идеале через изъятие за просрочку долгов, причем, не только сырья, но и инфраструктуры.

Показательна в этом отношении сидящая по уши в китайских кредитах Замбия. Сегодня в этой стране китайским компаниям принадлежат: железная дорога в Танзанию (стратегическая магистраль для перевозки сырья из глубины континента к побережью), крупнейшая в стране электростанция, главный государственный и главный новостной телеканалы и множество других активов. И каждый раз, когда замбийская домохозяйка ставит сковороду на плиту - ее деньги уходят в Пекин.

Мало того, из-за огромной задолженности власти страны вынуждены были уступить требованию Китая и подписали обязательство участвовать собственным капиталом в размере не менее 15% в каждом новом китайском проекте в стране. А поскольку с этим собственным капиталом у Замбии огромные проблемы, то для выполнения этого условия они вынуждены вновь занимать у Китая. Замкнутый круг и безукоризненная схема высасывания ресурсов из отдельно взятой страны.

Но и в других странах ситуация не лучше. Конго китайский бизнес контролирует 70-80% добычи меди и кобальта, кроме того, именно он экспортирует 80% добываемых в стране ископаемых.

В Гане в 2008 году началась «золотая лихорадка», и в 2013 году в стране работали 50 тысяч (еще раз прописью - пятьдесят тысяч) китайских старателей.

Русские часто жалуются на то, что Китай в огромных количествах вывозит у них лес. Это они еще в Мозамбике не были, там китайские бизнесмены под корень вырубают сотни гектаров наиболее ценной и реликтовой древесины.

В-третьих, Пекин крайне заинтересован в приобретении африканских сельскохозяйственных земель для выращивания продовольствия и отправки его в Китай.

И эта позиция реализуется весьма успешно. Тысячи гектаров наиболее плодородных сельхозугодий в Африке уже работают на обеспечение продовольственной безопасности Китая.

 В-четвертых, Африка интересна Пекину как рынок сбыта товаров, причем - далеко не самых качественных. Рынки Замбии, Зимбабве, Анголы завалены дешёвым китайским ширпотребом, чернокожие женщины раскупают яркие ткани, линяющие уже после первой стирки.

«Синтетические трусы, продаваемые килограммами, пластиковые часы и электроника, ломающаяся через месяц. Всё, что я возил в Россию в 92-м. Теперь это даром не нужно ни русским, ни в Европе. А Африка барахло поглощает», - доверительно рассказывает мне один из китайских торговцев. Почему так происходит? Все просто, зачастую кредиты выделяются на условиях покупки именно китайских товаров - вот и сбрасывается на Черный континент то, что больше никто и нигде не купит, да и даром не возьмет.

Естественно, что далеко не все в Африке довольны такой «дружбой» с Китаем. В последние годы наблюдается взрывообразное недовольство против китайского бизнеса. В 2015 г. по Конго прокатилась волна настоящих погромов китайских магазинов. Растет синофобия в Гане, пытаются протестовать против китайского присутствия в Центрально-Африканской республике.

Но власти изо все сил гасят эти протестные выступления, не останавливаясь перед применением оружия и карательными экспедициями. А что им остается, если их страны увязли в долгах Пекину, а сами они давно уже живут не на жалование, а на благодарственные конверты от китайских бизнесменов?

Впрочем, во всем происходящем сегодня с китайским присутствием в Африке есть некая высшая справедливость. Китай пришел в Африку тогда, когда Черный континент покинул СССР. Широко открывая Пекину двери в свои страны и на свои рынки, африканские лидеры цинично рассчитывали, что Китай, как ранее Советский Союз, будет строить тут социализм и дарить «на халяву» миллиарды долларов. Африканские элиты спутали дружбу с нахлебничеством.

Теперь им придется дружить с Китаем уже за деньги, причем - за свои. С очевидным сокращением политической независимости пропорционально росту размеров долга и масштабов просрочки по нему. Добро пожаловать в XXI век, в котором Черный континент приобретает все более ярко выраженный «желтый» оттенок.

8543 просмотров