F-35 и Турция: интрига закручивается в штопор оперативный комментарий

Дмитрий Рой, специально для haqqin.az

Выступая в минувшую пятницу перед руководителями региональных отделений правящей партии, президент Эрдоган заявил, что решение США исключить Анкару из программы F-35 не помешает ей удовлетворить свои потребности в истребителе пятого поколения.

«Вы не даете нам F-35? Хорошо, тогда извините нас, но мы должны будем принять меры и по этому вопросу - обратимся в другое место», - разъяснил турецкий президент текущий момент. Тонко намекнув при этом на одно обстоятельство: «Даже если мы не получим F-35, мы покупаем 100 современных самолетов Boeing, соглашение подписано ... мы осуществляем платежи, мы хорошие клиенты. Но, если так будет продолжаться, нам придется пересмотреть это [соглашение - Д.Р.]».

Словом, еще далека от завершения интрига вокруг С-400, а уже закручивается штопором новая, вокруг F-35. Именно закручивается, поскольку окончательная точка в исключении Анкары из этой программы еще не поставлена.

Причем обе эти интриги тесно переплетены. Настолько, что уже не совсем понятно, где заканчивается одна и начинается другая. Президенты двух стран - Турции и США - сейчас активно пытаются развязать этот узел, но у каждого из них есть свои ограничения, «красные линии», заступать за  которые и Трампу, и Эрдогану не рекомендуется - слишком уж чревато негативными эффектами. Причем американский президент более ограничен в маневре, чем его турецкий коллега, у того хоть нет такой, как у нынешнего хозяина Белого дома, внутренней оппозиции. Да и антиамериканскому лобби в Турции по своим возможностям и влиянию далеко до антитурецкого лобби в США.

Первый компромисс в этой двойной интриге, по всей видимости, найден. Факт приобретения Анкарой С-400 требует от Вашингтона применения так называемого закона CAATSA, что означает введение против Турции санкций. Однако, как заявила 25 июля пресс-секретарь Госдепартамента Морган Ортагус, в этом законе не прописан график его применения. То есть санкции могут последовать и через день, а могут и вообще быть введены через год, тут уж на усмотрение Белого дома и Конгресса.

В тот же день ее босс, глава американской дипломатии Майк Помпео четко объяснил, что если комплекс С-400 не будет активирован, то есть - не поставлен на боевое дежурство, то и санкций не последует. Кстати, эту позицию разделяют и влиятельные сенаторы и конгрессмены, среди которых «бизон» внешней политики США Линдси Грэм, один из самых активных сторонников скорейшего урегулирования американо-турецких противоречий.

Но и сама Анкара совсем не против такого варианта, иначе трудно объяснить заявления о том, что «активация С-400» произойдет не раньше апреля 2020 года. С точки зрения специалистов, это слишком длительный срок, все можно сделать быстрее, но здесь мы имеем дело с той ситуацией, когда технические регламенты уступают политическим расчетам. Проще говоря - включается известный принцип «или шах помрет, или ишак сдохнет», до апреля внутриполитическая ситуация в США может поменяться несколько раз, не исключено, что в выгоде для Турции.

С F-35 ситуация пока сложнее. Вашингтон заявляет, что участие Анкары в этой программе не закрыто, а пока лишь «приостановлено». Уже сейчас ясно, что неучастие Турции приведет к удорожанию конечной стоимости каждого самолета на 7-10 миллионов долларов. А смена турецких Alp Aviation, AYESAS, Kale Aero, Kale PrattWhitney и Turkish Aerospace (TUSAS) на новых поставщиков обойдется примерно в полмиллиарда долларов - выхода из ситуации пока не видно и взаимоприемлемые компромиссные варианты ни одна из сторон предложить не может.

Упоминание о контракте с Boeing’ом - а ведь есть еще и соглашения с Airbus и Sikorsky - это попытка турецкого президента в очередной раз донести до Вашингтона нехитрую мысль о том, что Анкара важна Америке не только как региональный союзник в военно-политических вопросах, но и как надежный и с большими перспективами бизнес-партнер. Мысль, замечу, очевидная для турецкой стороны и американских производителей - но отчасти отторгаемая, а отчасти - встречаемая в штыки частью американского истеблишмента. Не без «добрых нашептываний» со стороны, разумеется.

Что же касается слов Эрдогана о «другом месте», куда Турция может обратиться за удовлетворением своих естественных потребностей в истребителе пятого поколения, то здесь не все для Анкары так просто.

Лежащий на поверхности вариант приобретения у России Су-57-х или, как временное решение, Су-35-х - не выход, что военно-политическое руководство Турции прекрасно понимает, хотя и не говорит об этом прямо.

Су-57 - машина еще достаточно «сырая», проблемы с двигателем второго этапа, много вопросов к обеспечению малозаметности истребителя, а также к качеству его авионики. Когда и как эти вопросы будут сняты - совершенно непонятно, а пока единственное его преимущество перед F-35 - маневренность. Тем же индусам этого показалось недостаточно и они вышли из данного проекта.

При всем уважении к Су-35 и его характеристикам - эта машина относится к четвертому поколению («4+», как любят напоминать в России). По своим боевым качествам она как минимум, мягко говоря, не уступает американским аналогам F-15 и F-16, но этого достаточно только для сегодняшнего дня. А завтра?

Варианты с участием Турции в программе Eurofighter или китайской J-31 - тоже весьма маловероятны по целому ряду причин. Так что - все возвращается к интриге вокруг F-35 - и к поиску взаимоприемлемого компромисса для ее разрешения. К чему будут стремиться и Анкара, и Вашингтон, чтобы не говорили политики второго эшелона двух стран.

8705 просмотров