Путин интересами России не поступится, да только в Ереване верховодят американцы

Расим Агаев, автор haqqin.az

Как-то на одном из «круглых столов», посвященных политике закавказских республик после поражения СССР в глобальной схватке, кто-то из политологов вопросил: «Интересно, как бы повела себя Армения, если б Москве удалось сохранить Союз?». Все участники дискуссии в ответ только улыбнулись, дав понять, что они категорически исключают такую ситуацию.

первые митинги в Ереване

Главная функция Армении

Нынешняя политика Еревана наилучшим образом отвечает на данный вопрос. Доверив свою безопасность старому другу – России, она проторила надежные тропы в США, Европу, стала закадычным другом Ирана, встречая понимание и благорасположение повсюду, даже в Тбилиси. А ведь там все помнят, что в процесс распада де-факто Грузии старый закадычный друг Ереван внес свою немалую лепту. И ничего! Можно подолгу говорить о христианском факторе, старых связях, лоббистском влиянии и т.д., и т.п.

Но согласитесь, что потенциальными благоприятными возможностями надо было еще уметь воспользоваться. Между тем этот вопрос – особого благорасположения представителей Запада к Армении улавливал каждый, кто когда-либо профессионально занимался международными отношениями. Это так же верно, как и то, что Москва особо дорожит отношениями с небольшой республикой армян, которая ничего кроме лишних политических да экономических, а теперь и военных хлопот ей не доставляет. Дорожит ими и Грузия, хотя в последние годы явно тяготится ими.

Вспоминается давний разговор с оппозиционными деятелями. Дорвавшись до власти, они первым делом кинулись в Центральную Азию, где рассчитывали обрести дружеские связи: «Зачем вы испортили отношения с армянами», -  все, что азербайджанские оппозиционеры услышали в тамошних столицах от потенциальных друзей и коллег по несчастью. Откуда у них такие привязанности к стране, ничуть не скрывающей своего презрения ко всему тюркскому и мусульманству вообще. Это даже не политическая гибкость, а нечто большее, политическая слепота, перед которой рассыпаются в прах надежды на мусульманскую солидарность (о единстве говорить уже не приходится?). Судите сами.

Никакими стратегически значимыми запасами полезных ископаемых Армения не располагает. На это можно услышать возражение, вроде того, что имея – от Москвы до самых до окраин - во всех порах власти влиятельных соотечественников-лоббистов можно обойтись и без сырьевых приманок. Звучит вполне убедительно, а в политической истории можно отыскать немало примеров того, как излишне агрессивные страны успешно подключали к практической реализации своей экспансионистской политики соотечественников или единомышленников. Типичный пример – «пятые колонны» нацистской Германии, на которые она опирались в ходе своего продвижения, что в Польше, что во Франции. Не будем бередить наши старые советские раны.

Много чего можно было бы вспомнить об ожиданиях различных антисоветских группировок, как правило националистического характера, в том числе и Армении, после вторжения фашистских войск в пределы Советского Союза в далеком 1941-м. Под этим углом зрения армяне и поныне выполняют функцию бесценной многочисленной агентуры, «штаб-квартира» которой – Армянская ССР словно бы специально встроена в регион, представлявший особый интерес как для, скажем, США, так и Москвы, независимо от того строит ли она социализм или же провозглашает торжество демократических ценностей.

Старый друг и молодой любовник

Что верно – то верно, армянство в свое время приложило немало сил для закрепления российских позиций на Кавказе, благодаря чему Москва вышла в тыл своего давнего соперника – Турции.

Стратегическое преимущество получила от этого маневра не только Россия. Армяне в конечном счете обрели некий статус верного союзника-проводника на всем пути осуществления далеко идущих политзамыслов царской России. С тех давних времен в Москве с явным предпочтением и относятся к армянским просителям. И что в том удивительного? Как бы вы повели себя в отношении страны, предложившей свои союзнические услуги в ходе реализации вами национальных геостратегических замыслов? Нынче времена изменились, отсюда и неизбежность в геополитических отношениях, возразит читатель, и будет не так уж не прав.

С одной однако маленькой, но важной поправкой. Речь идет о том, что армянство, обязанное своей государственностью и всеми военно-политическими достижениями России, с некоторых пор тяготится дружбой с великим и могучим соседом. И не потому, что Армения разлюбила Россию. На это она не может решиться, по той простой причине, что старый друг – вот он – рядышком. А новый – американский - представлен только посольством. Правда, самым крупнейшим представительством США во всей Евразии. Этого однако оказалось достаточным, чтобы армянство (или Армения – как хотите!) фактически раскололось. Нечто похожее произошло, между прочим, и после Октябрьской революции. Но сталинская Москва быстро прибрала к рукам мечтателей о Великой Армении. Одни закончили свои дни в Сибири, другие в застенках севлага. Отсюда и актуальность вопроса для армянства сейчас. Ведь тех угроз, которые висели над ней в прежние, советские времена нынче нет. Куда же повернет Армения – ведь в Москве не Сталин, а Путин. Он, разумеется, интересами России не поступится, да только в Ереване уже давно верховодят американцы.

В этом – принципиальное отличие положения Армении от ситуации, складывавшейся вокруг нее в начале ХХ века. «Бескровная революция в апреле 2018 года потому и стала победоносной, что она произошла с ведома и под контролем американского посольства», - говорит один из бывших политических чиновников, согласившись прокомментировать нынешние политические предпочтения Армении при условии, что его имя при этом не будет названо. Самое интересное тут в том, что в Ереване никто не делает секрета из того, что центром политического контроля за проводимым новым внешнеполитическим курсом властей является не давнее известное каждому ереванцу правительственное здание на улице Баграмяна, 26, а то, что высится на окраине армянской столицы, где с некоторых пор расположилась американская дипломатия.

В свое время американцы перебросили в Ереван целую группу опытных дипломатов и людей ЦРУ, которые и помогли местным политикам осуществить бескровную передачу власти из рук принятых в Москве деятелей в распоряжение их прозападных коллег. Точнее кадров, подобранных неким Мартином Сильверстейном. Он известен не только успешной дипработой в Уругвае, ряде других стран, но и отличился в ходе президентских выборов в США в качестве одного из опытных и активных членов в команде Дональда Трампа.

Ныне в политических кругах его считают одним из основных лиц, формирующих кадровую политику новых властей Еревана. В свою очередь правящая команда при случае с чисто армянским снобизмом напоминает каждому, кто интересуется внешнеполитическими предпочтениями РА, что уважаемый Мартин Сильверстейн входит в круг близких людей президента США, (называют даже Джареда Кушнера - мужа дочери Трампа — Иванки). Надо ли говорить, какими фантастическими слухами обрастает в обывательской среде эта любопытная деталь, в которой кое-кто из армянских политиков склонен видеть родство кадровой политики властей собственной страны и США

Между Сциллой и Харибдой     

Так можно было бы охарактеризовать нынешнее, не простое, точнее двусмысленное положение Еревана, если б не одно «но». В отличие от Одиссея, Еревану нужно не просто проплыть между двумя, затягивающими в свои бухты берегами, а пристать к одному из них и объявить, как водится у армян, о вечной и нерушимой дружбе. Москва свое основательное присутствие обеспечила военной базой. На тот момент, когда Армения изо всех сил гребла в западном направлении, этот ход являлся едва ли не единственно надежным способом удержания страны гайков в российской орбите. Но в отличие от прежних лет в Ереване уже явственно ощущалось присутствие и, более того, влияние нового фактора – американского посольства. Люди Москвы, как и их местные сторонники с тревогой, как говорится, открытым текстом сообщали в Первопрестольную: как парламентская «Наследие» так и внепарламентская «Свободные демократы» живут и действуют за счет финансовых вливаний из подконтрольных американцам фондов.

Москва долгое время, особенно после встречи Н.Пашиняна с президентом В.Путиным, делала вид, что причин для тревоги нет, мол, все под контролем. Теперь ситуация в Армении российским журналистам видится куда более тревожной: «То, что у США есть влияние в Армении и оно охватывает высшие эшелоны власти республики, где принимаются политические решения, не вызывает сомнений». А ведь еще совсем недавно Ереван по всякому зряшному поводу спешил проконсультироваться с Москвой…

Сейчас официальная Москва, понятное дело не спешит с выводами. «У нас и без Армении полно забот. Один Киев чего стоит…», - говорят вхожие в кремлевские коридоры дипломаты. Так-то оно так. Да только тревожный тон последних сообщений из Еревана настораживает: «Американцы продолжают вести планомерную работу в правящих армянских кругах и добиваются на этом поприще успехов».

Полагать, что эдак недалеко и до разрыва, было бы проявлением неуважения к армянской дальновидности, грешат такого рода выводы и недооценкой армянских позиций в Москве. Другое дело, что Армения так и не стала российским военно-политическим форпостом у выхода на Средний Восток. К тому же роль и значение военной базы РФ серьезно ограничивается американским присутствием. Ничто не свидетельствует о том, что эта  новая, набирающая силу тенденция угаснет, сойдет на нет. Все как раз наоборот.

Армении не привыкать к плаванию между Сциллой и Харибдой двух противостоящих сил. Местные аналитики видят в том возможность для активной политической игры, как говорится, «на двух досках».

В общественном сознании же такая двусмысленная ситуация выглядит еще одним подтверждением ослабления традиционного союзника – России. Парадоксальность положения, в котором оказалась Москва в результате маневров армянского союзника, заключается в том, что, даже оставаясь в Армении, она продолжает удаляться от нее все дальше и дальше…

10079 просмотров