Путин не умеет проигрывать еще раз об Идлибе

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

В политике есть давнее правило, соблюдение которого увеличивает шансы на спокойную жизнь как для конкретных политиков, так для страны в целом.

Правило это простое – с удавами нельзя торговаться. С ними можно воевать, с ними можно договариваться, с ними можно даже дружить, но при этом удав должен точно знать, что на каждые 10 выстрелянных им снарядов – как в прямом, так и в переносном смысле – «верный друг» выстрелит как минимум 9.

Когда возможные потери становятся слишком серьезными, удав становится договороспособным и мирным.

Но никогда нельзя с ним торговаться по принципу «Я дам тебе кило мяса, ты мне литр пива, а вместе мы прихватим буханку хлеба у соседа»...

Не надо злить Москву

Наглядное подтверждение этому – события в сирийском Идлибе, где президент России Владимир Путин вопреки интересам своего заклятого друга – Турции, последовательно помогает правительству Асада изгнать оппозицию из этой провинции.

Эрдоган возмущается, рвет и мечет. А может, лучше было бы этого не делать? Ведь иногда лучше промолчать, чем попусту шуметь и возмущаться ...

Впрочем, самое интересное в другом. А именно в том, что президент Турции ни словом не упоминает сторону, которая реально присутствует в Идлибе – Россию, исключительно педалируя тот бесспорный и хорошо известный факт о том, что сирийский режим нарушает перемирие в регионе. При желании понять его не трудно. Дипломатия подсказывает – не надо злить Москву, лучше сохранить в отношении Кремля дружественный тон, а там, глядишь, он смягчится и стрельба в Идлибе прекратится.

С точки зрения реальной политики в неисключаемом конфликте между Россией и Турцией, Анкара права как никогда.

А что значит Сирия для Москвы? Ближневосточный бакен? Да, есть такое мнение. Но просматривается в стратегии России и другое – заявить о себе как о ближневосточном игроке, помогая 10%-ному меньшинству удержать власть в раздираемой войной стране – назло... Впрочем, даже непонятно назло кому...

В начале было понятно – назло Западу, но сейчас Европа и Америка, разочаровавшись во всем и во всех, полностью самоустранились от сирийской проблемы по принципу «Чума на оба ваши дома».

Европа предпочитает не влезать в этот серпентарий, ограничиваясь лишь гуманитарными вопросами и периодически напоминая России о том, что лучше избегать применения чрезмерной силы в военных операциях. Это смешно само по себе – примерно как если бы перед выходом на ринг судья требовал от боксеров бить вполсилы – из гуманистических соображений: «Помните, никаких нокдаунов и нокаутов!»

Это ли нужно было Анкаре?

Правда, в Сирии остаются Штаты. Но их интересы ограничиваются опекой курдов, и американцы за пределы их территорий, вроде бы, вообще не высовываются... Собственно сирийский, то есть внутриарабский конфликт, для Запада в целом отошел как бы на второй план. В отличие от России, для которой Сирия – единственный ближневосточный бакен. Другое дело Турция. Ситуация в этой стране для Анкары имеет самое прямое и практическое значение. Три миллиона сирийских беженцев грозят перерасти в 6 млн в случае, если Москва не остановит наступление на Идлиб.

Прошедшие несколько лет турецкий лидер активно взаимодействует с Кремлем – сдает ему территорию за территорией, в обмен на возможность более свободных действий в курдских районах. К слову, основной причиной падения Алеппо знающие люди называют отказ протурецких вооруженных формирований оппозиции воевать за него.

Эрдоган ссорится с Западом, конфликтует с Америкой, использует имперскую лексику в выступлениях, грозит покинуть НАТО, покупает российские вооружения, и торгует, торгует, торгует...

И что же он получает в ответ? Трехмиллионное население Идлиба пакует чемоданы и готовится рвануть в… Турцию. Это ли нужно было Анкаре?

Сейчас президент Турции опять пытается выторговать мир на своих границах с Сирией – снова идет торг, но похоже, без особого успеха. На самом деле уже не имеет никакого значения, что Эрдоган предпримет сейчас.

А что ему было делать? Турецкие отельеры подняли ведь невероятный шум из-за бойкота со стороны российских туристов. Вот и пришлось «дать задний».

Что будет дальше?

Президент России - игрок, который насквозь видит своего противника, равно как и союзника. Он никогда не сделает резких движений, не имея уверенности в том, что это совершенно безопасно.

Путин – не милитарист и не жаждет настоящего, большого кровопролития – когда турки сбили российский самолет - военного ответа со стороны Кремля не последовало. Тогда Кремль отступил, ограничившись экономическими санкциями.

Да и в Сирию российская армия открыто вошла в 2015 году – уже после того, как оттуда ушел весь остальной мир, и действовать там стало совершенно безопасно как с военной, так и с политической точек зрения.

Чего следует ждать дальше? Сейчас все спорят о том, что предпримет президент Турции для того, чтобы оградить страну от ужасных последствий возможного падения Идлиба. Хорошо известно: наступление в Идлибе  может закончиться тем, что 3 млн человек могут хлынуть в… Сирию. Этого ли добивался Дамаск?!

Рискну высказать предположение - он не предпримет ничего. Идлиб постепенно будет отжат, ну а беженцы... Кого они интересуют... Будут валяться в палатках где-нибудь в нейтральной зоне на сирийско-турецкой границе..

У Эрдогана будут некоторые военные победы в курдской зоне. Со временем про Идлиб все забудут, турецкие помидоры продолжат поступать в Россию, а русские туристы ездить в Анталью и Аланью...

Эрдоган не жил в СССР, и похоже, плохо знает российскую психологию. Между тем знатоки предупреждали: как только вы начинаете торговаться с Путиным – вы уже проиграли. Торги с Путиным заканчиваются только в пользу Путина, и никогда – иначе.

8765 просмотров