Много разговоров, много шума и ничего не варится... haqqin.az из Иерусалима

Валерий Кантор, специально для haqqin.az, Иерусалим

Как это ни удивительно, но точнее других политическую ситуацию, сложившуюся в Израиле после двух досрочных парламентских выборов, описал… Карл Маркс, который еще сто с лишним лет назад отмечал: «В политике ради известной цели можно заключить союз даже с чертом – нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт – тебя».

Едва только подвели итоги вторых за полгода парламентских выборов, стало очевидно, что ни у формально победившей партии «Кахоль Лаван» Бени Ганца (33 мандата), ни у «Ликуда» Биньмина Нетаньяху (32 мандата), практически нет шансов объединить под свои знамена как минимум 61 депутата и сформировать парламентское большинство: у Ганца с его лево-центристскими союзниками 57 мандатов, у право-национального блока Нетаньяху – всего 55.

Бени Ганц

В этой абсолютно ничейной ситуации весьма искушенный в политических играх Нетаньяху делает грамотный тактический ход: учитывая количественное преимущество лагеря «Кахоль Лаван», на основании которого президент должен был поручить Ганцу первым сформировать коалицию, Нетаньяху собирает лидеров правых и религиозных партий, убеждает их передать ему коллективный мандат на ведение коалиционных переговоров и при этом клянется, что ни при каких обстоятельствах он не предаст союзников и не даст расколоть альянс идеологических партнеров.

«Я не поддамся ни на какие посулы! - заверил премьер. - Либо мы все вместе в правительстве, либо всем списком - в оппозиции. Третьего не дано!..»

Замысел, безусловно, очень грамотный и дальновидный: во-первых, премьер сразу лишает Ганца возможности создать коалицию за счет «перебежчиков» из правого лагеря.

А во-вторых, стартуя в гонке «вторым номером», Нетаньяху мог бы получить выгодную тактическую позицию, которая позволяла спокойно дождаться фиаско главного соперника, после чего, получив от президента мандат, что называется «на флажке» переманить кого-нибудь из лагеря Ганца, сформировать послушное ему правое правительство национального лагеря и отодвинуть тем самым, если не ликвидировать вовсе, нависшие над главой правительства обвинения в коррупции и манипуляции общественным доверием.

Хотя сама по себе попытка пригласить в правое правительство Нетаньяху шестерых левых депутатов от партии «Авода» (других вариантов нет) примерно, то же самое, что пригласить шиитского имама прочесть лекцию в суннитской медресе…

Конечно, все эти варианты носили изначально теоретический характер, однако Ганц отнесся к ним со всей серьезностью и без промедления нанес Биби ответный удар: после секретных переговоров одного из представителей «Кахоль Лаван» с лидером «Объединенного списка» арабских партий Айманом Уда, поддержавшим кандидатуру Ганца, трое из тринадцати арабских депутатов «неожиданно» отозвали свои рекомендации, прокомментировав этот шаг «глубокими идеологическими расхождениями». 

В результате Нетаньяху, так удачно разыгравший дебют партии в «политические поддавки», в итоге ее проиграл, и президент Ривлин поручил не Ганцу, как ожидалось, а именно ему первым начать формирование коалиции.

Ривлин поручил Нетаньяху формировать правительственную коалицию

После чего все вновь вернулось на круги своя, и судьба будущего правительства по-прежнему в кармане у набравшей восемь мандатов партии «Наш дом Израиль» (НДИ), а точнее, в руках ее лидера, Авигдора Либермана. Четко сформулировав перед последними выборами политические контуры будущей коалиции, к которой без всяких условий готов присоединиться НДИ – правительство национального единства с участием «Кахоль Лаван» и «Ликуда», но однозначно без арабов, ультраправых националистов и представителей религиозных партий, Либерман сегодня по любимому выражению израильских политиков, «сидит на дереве» и словно рефери боксерского поединка безмятежно поглядывает на «танцующих» по углам боксеров, понимая, что без него ни гонг не прозвучит, ни бой на ринге не начнется…

Почему лидер НДИ не присоединяется к близкой ему по идеологии правой коалиции было понятно уже после апрельских выборов: какие бы версии ни выдвигали политические аналитики, Либерман, используя объективные возможности израильской политической системы, стремится заколотить всеми имеющимися по рукой гвоздями политический гроб Нетаньяху и, судя по всему, обменивать свою цель ни на какие посулы и дивиденды не собирается.

Иначе не было бы последних выборов…

Также понятно, почему лидер НДИ отказывается на данном этапе присоединяться к «Кахоль Лаван»: Либерман скорее уж простит Нетаньяху наболевшие претензии и накипевшие обиды, нежели проголосует за кабинет министров, в котором будут заседать арабы.

Так чего же хочет этот политик? К чему он стремится? Какова его конечная цель? И что вообще происходит в последнее время с Либерманом? Почему так неожиданно, без предупреждения, откровенно правый политик, горячий последователь идей Владимира Жаботинского, открытый ненавистник арабов и сторонник радикальных мер по отношению ко всем без исключения врагам и недоброжелателям Израиля превратился вдруг в последовательного поклонника либеральных ценностей? Что это – случающаяся в определенном возрасте трансформация идеологических взглядов или стремление усилить свои позиции, основанное на глубоком понимании и анализе политической конъюнктуры?

Судьба будущего правительства в кармане у Авигдора Либермана

Думаю, ответ на этот вопрос знает только сам Авигдор Либерман, который – такова реальность – расплачивается сегодня за жесткую позицию ниспровергателя устоявшейся политической системы, подвергаясь колоссальному психологическому давлению буквально со всех сторон.

Чего стоит, к примеру, одна лишь история с состоявшейся в минувший четверг свадьбой его сына, Амоса. Дело в том, что Амос Либерман, ультра ортодоксальный студент, учившийся в последние годы у весьма авторитетного в израильских религиозных кругах раввина Баруха Дова Дискина, попросил своего духовного наставника оказать ему честь и провести его свадьбу. Но к своему изумлению услышал в ответ решительный отказ.

«Раввин не желает находиться под одной крышей с отцом жениха, Авигдором Либерманом, - прокомментировал отказ личный помощник Дискина. – Поскольку Либерман стал врагом ультра ортодоксальной общины Израиля, присутствие Дискина может быть расценено, как поддержка взглядов Либермана!..»

Понятно, что отказ Дискина свадебную церемонию не сорвал, и свадьба, на которую были приглашены около тысячи человек, прошла по всем законам иудаизма, благо раввинов в Израиле – что снега в Антарктиде. Но этот пример, усиленный к тому же, отсутствием на свадьбе приглашенных Биньямина Нетаньяху и Бени Ганца, убедительно иллюстрируют истинный накал политических страстей.

Строить в сложившейся ситуации прогнозы на будущее – занятие не только неблагодарное, но бессмысленное. Теоретически, возможно все. Пожалуй, единственным конкретным ориентиром может быть вскользь оброненная Либерманом фраза о том, что ситуация окончательно прояснится после Судного Дня.

А пока все очень напоминает забастовку персонала большой кухни – много разговоров, много шума и ничего не варится…

6606 просмотров