За еду северокорейцы готовы рубить российских пограничников лопатами Криминально-политическое чтиво

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

На днях экипажем северокорейской шхуны (более 45 человек) осуществлено вооруженное нападение на членов осмотровой группы пограничного корабля. Трое российских пограничников получили ранения различной степени тяжести, шесть граждан Северной Кореи ранены, один из них скончался.

Инцидент произошел в районе банки Кито-Ямато в исключительной экономической зоне России. Военные обнаружили две северокорейские шхуны и 11 мотоботов, занимавшихся незаконной добычей.

Одно судно с 21 членом экипажа удалось задержать, со второго по пограничникам открыли огонь. По предварительным данным, на шхуне находилось более 45 человек. Сами браконьеры отчаянно сопротивлялись их задержанию, причинив четырем российским пограничникам различные травмы: «рубленые раны головы, сотрясение мозга, переломы конечностей». И это только один эпизод необъявленной войны, которая идет между браконьерами из Северной Кореи и пограничниками Российской Федерации уже третье десятилетие. Так, 27 сентября было задержано сразу 262 браконьера.

Причем все идет по нарастающей. Если в 2018 были задержаны 863 рыбака из КНДР, то за 9 месяцев в этом году — уже более 3 тысяч, а также остановлено и досмотрено почти полторы тысячи маломерных судов, 47 из которых конфисковано. А ведь груз каждого такого судна - в среднем, около шести тонн кальмара, около тонны краба и несколько акул.

Все ожесточеннее становится и сопротивление браконьеров, участились попытки ответить огнем на попытки пограничников остановить рыболовецкие шхуны, а досмотровые группы все чаще встречают организованный отпор со стороны команды, которая пускает в ход багры, лопаты, топоры и прочий шанцевый инструмент.

В 2016 году браконьеры напали на сотрудников осмотровой группы и бойцов спецназа ФСБ, осуществлявших их прикрытие. Шесть членов осмотровой группы получили ранения и травмы. Для пресечения нападения было применено огнестрельное оружие, в результате чего девять северокорейцев были ранены, один из них впоследствии скончался.

И если три года назад это рассматривалось как ЧП, то сегодня подобная реакция на действия досмотровой группы становится достаточно рядовым событием.

Браконьеры из КНДР всерьез взялись за истощение рыбных ресурсов российского Дальнего Востока. «Вычищают все дно. Страдают не только российские рыбаки, но и все жители нашей страны», - говорит председатель Дальневосточной региональной организации профсоюза моряков (ДВРО РПСМ) Николай Суханов. И делают это с максимальным цинизмом и агрессивностью.

Что, в общем-то, вполне в духе северокорейского менталитета. Во-первых, для них весь внешний мир - это враги, против которых дозволено все. Если сделать отсылку к миру «блатных» уголовников, то все иностранцы в глазах северных корейцев – это «фраера», пощипать которых - не грех, а доблесть. Россия богатая - вот пусть и делится. Что им, жалко?

Во-вторых, если рыбаки придут назад с пустыми руками - то их семьи могут вполне реально голодать. У них может не оказаться денег, чтобы заплатить за лечение больных родителей, чтобы отправить дочь в университет, поэтому понятно, что они не останавливаются ни перед чем. Они уходят в море, с риском для жизни ловят рыбу и потом, с разной степенью ярости, защищают свою добычу.

Северокорейские власти? Тут все интересно. Начнем с того, что если из Пхеньяна придет приказ прикрыть это дело, то он будет беспрекословно исполнен, если нужно, то и с показательными расстрелами. Вот только поступил ли он? Ведь тогда властям придется иметь дело с несколькими сотнями тысяч очень голодных и злых мужиков, которые будут бить уже не российских пограничников, а корейскую госбезопасность. Так что, опасаясь внутриполитических проблем северокорейское правительство такой приказ не отдаст.

В том числе и потому, что Москва для властей КНДР - не союзник и даже не партнер, что бы там ни пел Ким Чен Ын на встречах с российским лидером. У Северной Корее вообще нет союзников, остальной мир, как уже говорилось выше - враги. В лучшем случае - ситуативные партнеры, причем - на весьма коротком этапе. Позавчера они могли блокироваться с Советским Союзом против Китая, вчера — с Китаем против Советского Союза. Линия эта сохраняется и сегодня. Трудно в это поверить, но в Пхеньяне всерьез говорят о возможном союзе с США против Китая.

Ну и потом - что браконьеры, что отправляющиеся в Россию трудовые мигранты давно стали для властей серьезным источником дохода.

Шхуны северокитайских браконьеров формально являются государственной собственностью КНДР. У каждого капитана есть бумаги, в которых говорится, что судно принадлежит северокорейской внешнеторговой фирме или, скажем, отделу снабжения воинской части с таким-то номером, под которым может скрываться даже какое-нибудь из подразделений северокорейской разведки.

Но это - фикция. На практике все эти суда, за исключением некоторых самых крупных, являются частными. Настоящий владелец судна – капитан или его родственник, он строит или покупает его на свои деньги, а потом покупает фальшивую регистрацию у той или иной государственной организации и с этой лицензией ходит в море.

И вот здесь есть тонкий момент. Плата за лицензию не является взяткой, это официальные лицензионные платежи, которые владельцы судов осуществляют государственным организациям, которые соглашаются взять их «под свою крышу». Платежи фиксированные – сумма зависит от размеров судна и численности экипажа. После того, как лицензионный налог выплачен, оставшиеся деньги делятся между экипажем и владельцем в определенной пропорции.

Взамен северокорейские власти обеспечивают браконьерам постоянно дежурящее в местах их операций спасательное судно. Которое, в случае необходимости, по сигналу тревоги от «черных промысловиков» подходят к ним, снимают людей и улов, иногда даже двигатель демонтируют.

С сезонными трудовыми мигрантами - раз уж речь зашла о них - не менее интересно. Абсолютное большинство северокорейских рабочих в России с конца 1990-х годов - это, по сути, «крепостные Пхеньяна, отпущенные на оброк». Им разрешено не только свободно перемещаться по российской территории, но и самим искать себе работу. Подразумевается, что они будут отдавать государству некоторую фиксированную сумму, а все заработанное сверх того - оставят себе. При этом, размер «оброка» фиксирован и зависит от ряда факторов, включая квалификацию рабочего, условия местности, где он находится. В России в большинстве случаев выплаты, формально именуемые «плановым взносом», сейчас составляют от 500 до 900 долларов в месяц.

Кстати, стандартная взятка за право выехать на работу в Россию - «отпускное свидетельство» - составляет 500-700 долларов. Это, кстати, существенно больше, чем взятка за выезд в другие страны, которые тоже принимают северокорейских рабочих: за выезд в Китай нужно заплатить 200 долларов, право на сезонную трудовую миграцию в одной из стран Ближнего Востока обойдется «крепостному» в 400-500 долларов.

При этом среди северокорейских рабочих Россия считается страной с очень хорошими зарплатами и неплохими условиями жизни. Привлекательности ее способствует и та свобода, которой в России пользуются северокорейские рабочие: в Китае, например, им практически запрещен выход с территории предприятий.

Но вернемся к нашим браконьерам. На сегодняшний день вблизи российских экономических вод «пасутся» около семисот северокорейских рыбацких шхун, ожидающих удобного момента для начала незаконного лова. «Они обязательно пойдут на прорыв», - заявили корреспонденту haqqin.az источник в Пограничном управлении ФСБ РФ по Приморскому краю. - «У них осталось не так уж много времени до завершения сезона лова, а возвращаться пустыми им попросту невозможно, будут голодать. Нравы там суровые, голодающим семьям никто не поможет».

Пограничники, конечно, будут стремиться закрыть им ход в российские воды, но их возможности не безграничны. Да, «зеленые фуражки» действуют в отношении северокорейских браконьеров жестче, чем их коллеги из Японии и КНР - у тех, кстати, такие же проблемы - но их ресурсы ограничены, а жесткость - палка о двух концах: начнут топить шхуны браконьеров - северокорейские ВМС, то северокорейцы начнут перехватывать российские корабли, прецеденты были.

Обращаться с протестами к властям КНДР - бесполезно, реакция отсутствует. Голод - сильнее дипломатических нот. А значит, ожесточенное противостояние на море будет продолжено. К сожалению, с неизбежными при этом ранеными и убитыми.

10439 просмотров