Легенда Востока в шаге от власти в Иране наша аналитика

Икрам Нур, автор haqqin.az

Командующий подразделением «Силы аль-Кудс» иранского Корпуса стражей Исламской революции генерал Касем Сулеймани дал интервью, которое транслировали иранское телевидение и ливанский телеканал Аль-Маядин, ассоциированный с движением Хизбалла.

Человек, который покорил весь Восток

Не буду пересказывать интервью легендарного генерала, поскольку оно в основном касается довольно узкой и специфичной темы - ливано-израильской войны лета 2006 года. В ходе 34-дневного конфликта погибли 1200 ливанцев и более 160 израильтян, но своих целей израильская армия не достигла - Хизбала не только не была разгромлена, но и серьезно укрепила в Ливане свои позиции.

В 90-минутном интервью генерал Сулеймани не открыл никаких особых тайн, разве что рассказал как в одну из ночей, уже во время войны, ЦАХАЛ упустил возможность одновременно ликвидировать его, генерального секретаря Хизбаллы Хасана Насраллу и главу спецслужб Хизбаллы Имада Мугнию (Мурнию). Правда, двумя годами позже, в феврале 2008 года, Мугнию все же «достали», когда от заложенного взрывного устройства в Дамаске был подорван его автомобиль - и то, кто стоял за этим взрывом, до сих пор не все понятно, лично я однозначно говорить об «израильском следе» поостерегусь.

вряд ли Израиль причастен к ликвидации Мугнии

Интервью Сулеймани интересно несколько с иной точки зрения. Оно дает представление о масштабе этой фигуры, о значении генерала в международных политических раскладах. И, честное слово, тем, кто изучает Ближний и Средний Восток (БСВ) давно уже пора вводить в свои исследования и научный оборот «фактор Касема Сулеймани». Поскольку именно этот человек является одним из приводных ремней событий, определяющих развитие ситуации в Ливане, Ираке, Сирии, Йемене, Афганистане и даже - в Латинской Америке.

В этом выводе - нет ни капли преувеличения, достаточно лишь пунктирно обозначить роль генерала в некоторых наиболее заметных событиях последних лет. Начнем с 2001 года, с момента, когда американцы, после атаки террористов на «башни-близнецы» в Нью-Йорке готовили удар по Афганистану, находившемуся под властью талибов. Именно Сулеймани устроил после терактов 11 сентября тайную встречу американских и иранских дипломатов в Женеве для обсуждения борьбы с общим врагом – талибами. Соглашение о тесном сотрудничестве было почти готово, и только решение Буша-младшего причислить тогда Тегеран к «оси зла» перечеркнул этот замысел. Вполне себе развилка, после которой история БСВ и всего мира вполне могла пойти по-иному, не находите?

На пике антиамериканского террора в Ираке командующий силами международной коалиции генерал Дэвид Петреус писал своему шефу, министру обороны США Роберту Гейтсу, что «Сулеймани – поистине зловещая фигура». А чуть позже он же с горечью признавал: «Саддама свергли американцы. Но все плоды этой победы благодаря деятельности Касема Сулеймани достались иранцам».

В момент, когда внезапно возникшее «Исламское государство» асфальтоукладочным катком катилось по Ираку, играючи захватывая город за городом, провинцию за провинцией, во многом именно благодаря усилиям генерала были предотвращены захваты игиловцами Багдада и Эрбиля, столицы Иракского Курдистана. Правда, правящий там клан Барзани сегодня об этом предпочитает не вспоминать. Поскольку несколько лет спустя Касем Сулеймани «переломал об колено» курдских лидеров, заставив их отказаться от реализации итогов референдума о независимом Курдистане и остаться в составе Ирака.

воины Сулеймани остановили Курдистан

Тема начала «российской экспедиции в Сирию» еще ждет своих исследователей. Москва не спасла страну, разделенную сегодня на оккупационные зоны, но помогла удержаться у власти режиму Башара Асада, это очевидный факт. И решающую роль в принятии российским руководством такого решения опять принадлежит нашему герою.

Именно ему удалось в ходе июльской встречи в 2015 году с Владимиром  Путиным убедить российского лидера в том, что спасти Дамаск и смешать планы противников Асада - тех же американцев и турок - вполне возможно. Более того, он вполне доступно, наглядно и, главное, предельно реалистично показал российскому президенту, как серия поражений сирийского режима может быть с помощью российской стороны обращена в победу. А так же - сумел развернуто рассказать о тех выгодах, которые получит на Ближнем Востоке Москва за свое вмешательство.

Но перед этим он сумел организовать оборону сирийского Эль-Кусейра силами отрядов Хизбаллы и проиранских прокси, что в корне изменило ход сирийского конфликта и спасло режим Башара Асада от сокрушительного поражения, а самого сирийского президента - от судьбы Саддама Хуссейна и Муаммара Каддафи.

Деятельность подчиненных Касема Сулеймани в Афганистане, в Йемене и в целом на Аравийском полуострове - отдельная тема, писать можно долго, то же движение «Ансар Аллах», которых принято называть хуситами, оказалось для подразделения, которое возглавляет генерал, крайне сложным партнером. И потребовалась масса усилия для того, чтобы оно наконец-то начало постепенно, с громким скрипом трансформироваться в нечто вроде «аравийской Хизбаллы». Что, собственно, и было главной целью Тегерана в этой стране - в тыл саудитам, непримиримым противникам Тегерана, хуситы бьют все больнее и качественнее, перенеся войну в Йемене на их территорию.

У «темного рыцаря Ирана», как иногда называют генерала в западной прессе, достаточно врагов в разных странах мира. Достаточно вспомнить, что еще в 2011 году Реуль Герехт, в прошлом - аналитик по Ближнему Востоку в Оперативном управлении ЦРУ, посоветовал законодателям на слушаниях в Конгрессе добиваться от Обамы «головы Сулеймани». То есть - требовать санкции президента США на физическое уничтожение генерала за якобы имевшую место организацию заговора с целью убийства Турки аль-Фейсала, посла Саудовской Аравии в Вашингтоне, человека немногим менее легендарного в закулисье спецслужб, чем сам Касем Сулеймани.

Но это все - враги известные, хорошо генералом изученные, чьи действия ему понятны и которых он неоднократно обыгрывал. К исходящим от них угрозам Сулеймани относится с философским спокойствием и немалой долей персидского фатализма. Иное дело - угрозы, которые существуют для него в политическом истеблишменте Ирана, причем нарастающие с каждым днем.

Для иранского народа генерал - герой, отчасти - кумир, пример образцового служения Отечеству. Но вот для части истеблишмента - он опасный конкурент в борьбе за власть и, если что, в борьбе за «наследство Али Хаменеи». В 2013-м в Тегеране циркулировали слухи, что Касема Сулеймани освободят от должности для того, чтобы он мог участвовать в президентских выборах. В 2016-м он рассматривался влиятельными консерваторами как наиболее вероятный кандидат от их блока. И в первый, и во второй раз сам генерал отвечал на связанные с предвыборной тематикой вопросы категорично, что и в мыслях не держит подобных планов, что предпочитает оставаться «простым солдатом, служащим Ирану, Исламской революции и Верховному лидеру».

Но во-первых, часть истеблишмента в отсутствие у него политических амбиций категорически не верит. И не потому, что Касем Сулеймани дает основания для подозрений - просто судят по себе. Во-вторых, решение Али Хаменеи беречь генерала от участия во внутренней политике, использовать его на том месте, где он сейчас - вполне может поменяться. А пойди Сулеймани на выборы - его победа в первом туре не вызывает сомнений, поскольку нет сейчас в Иране людей, за исключением, пожалуй, Верховного лидера, со столь же огромным авторитетом и столь же незапятнанной репутацией.

в Иране его называют "ходячим шехидом"

Генерал вплотную подошел к опасной для любого героя черте - когда мертвый герой предпочтительнее живого. Консерваторы серьезно вложились в информационно-пропагандистское сопровождение его деятельности, они, вопреки желанию самого героя, создали самый настоящий бренд «Касем Сулеймани». И внезапно выяснилось, что на фоне иранских политических элит - «банки со скорпионами», как «ласково» называл их Великий аятолла Хомейни - в глазах народа генерал приобрел такую популярность, которая политикам Ирана и не снилась.

Дошло до того, что нынешние иранские власти начали искусственно сдерживать появление информации о Сулеймани, вплоть до того, что его мемуары «не рекомендованы» к переводу на иностранные языки. Сильно это повредит его уже сложившейся репутации внутри страны? Очень сомневаюсь.

Парадокс, но чем больше он становится угрозой для врагов Исламской республики, тем настороженнее к нему относится часть иранской элиты, тем больше негатива и раздражения генерал у них вызывает. Понятно, что этот конфликт не может длиться до бесконечности. Истеблишмент Ирана сейчас на «низком старте», в ожидании перемен на самом верху - и в этих условиях Касем Сулеймани становится кое для кого в стране крайне неудобной фигурой. Поэтому «охота на генерала» может принять совершенно неожиданную форму, вызывающую брезгливость у простых людей, но вполне оправданную в глазах обитателей политического Олимпа.

11283 просмотров