И Узбекистан пошел на интеграцию с Россией наша корреспонденция

Акжаркын Турлыбай, специально для haqqin.az

Узбекистан вплотную подступил к вопросу вступления в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). По замыслу Москвы, не скрывающей желания видеть Узбекистан в ЕАЭС, это государство должно стать своеобразной заменой Украине, которая в российских геополитических кругах рассматривалась в свое время наравне с Россией в качестве локомотива в евразийском интеграционном сообществе. Такую ключевую роль в 60-е годы прошлого столетия в Европе сыграли Франция и Германия. Однако Киев евразийской интеграции предпочел европейскую. Вступление Узбекистана в ЕАЭС – это и в определенном смысле компенсация, и «бальзам на рану», и, несомненно, сильный имиджевый плюс для организации.

Похоже, Путин и Мирзиеёв дали старт

Узбекистан самая крупная страна в Центральной Азии, сохранившая за годы независимости промышленный потенциал и взявшая курс на проведение экономических реформ и развитие бизнеса, представляет вдобавок к сказанному еще и значительный интерес для поддержания ЕАЭС. Членство Узбекистана моментально расширит потребительский рынок организации примерно до 240 млн человек, а через 10-15 лет – еще на 15-20 млн. Именно такой рост населения в Узбекистане прогнозируют организации, специализирующиеся на вопросах демографии.

Сегодня Узбекистан стоит перед дилеммой – вступать в ЕАЭС или продолжать сотрудничество на уровне двусторонних связей. Новость о том, что Ташкент рассматривает возможность вступления в ЕАЭС, для жителей страны стала шоком. Тем более, об этом сообщили не власти, а спикер Совета Федераций РФ Валентина Матвиенко в ходе визита в Ташкент в октябре. Именно она объявила о готовности Узбекистана вступить в ЕАЭС, как уже решенном вопросе.

У большинства политиков, экспертов и просто активных граждан такое заявление вызвало недоумение, поскольку Узбекистан, начиная с 2000-х годов, придерживается политики равноудаленности от мировых центров силы – США, России и Китая, дистанцируясь от участия в интеграционных объединениях. Особенно тех, которые  инициированы внерегиональными игроками. Это касается как ЕАЭС, так и ОДКБ и даже зоны свободной торговли ШОС, где будет главенствовать Китай. Вступление Узбекистана в ЕАЭС на практике будет означать отказ от прежних принципов.

а Матвиенко заявила о присоединении Узбекистана к ЕАЭС буквально открытым текстом

До Валентины Матвиенко о вступлении в ЕАЭС говорил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. Но далеко не так утвердительно, как спикер Совета Федерации РФ. В июне нынешнего года узбекский лидер заявил, что вопрос о присоединении к ЕАЭС прорабатывается. Тогда он подчеркнул, что при принятии решения нужно тщательно проанализировать все вызовы, в том числе и то, что узбекские предприятия не адаптированы к требованиям союза.

Сейчас власти Узбекистана в желании успокоить своих граждан, обещают организовать всенародное обсуждение. Создана экспертная группа, которая по итогам исследования представит доклад о плюсах и минусах от вступления республики в ЕАЭС. Уже проводятся конференции и дискуссии в сети. Один из узбекских ресурсов даже предложил поучаствовать в условном голосовании за и против вступления в ЕАЭС. Мнения опрошенных разделились, и пока не в пользу членства страны в организации.

Основная причина, отпугивающая Ташкент, – между членами ЕАЭС нет согласия. Напомним, в региональное объединение входят Россия, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Армения. По замыслу казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева, который выступил с идеей экономической интеграции, в объединении не должно быть «старшего брата» и доминантной политики. Однако, как сегодня заявляют некоторые участники ЕАЭС, Россия неоднократно принимала односторонние решения, касающиеся, в частности, компетенции Таможенного союза: повышала или понижала пошлины, вводила запреты на импорт, параллельно обвиняя членов ЕАЭС в поставках российский санкционной продукции.

но не все так гладко в Союзе

Президент Белруси Александр Лукашенко неоднократно обвинял Москву в «подстраивании Союз под себя, а все остальные страны должны были согласиться с Россией». «Но ведь союз формировался на основе свободы передвижения товаров, капитала, рабочей силы и так далее. Этого сегодня нет ни по одному из направлений. И вы знаете, откуда тормоз. И вы, наверное, слышите, когда я на заседаниях почти уже в открытую, без дипломатических формулировок начинаю называть виновных. Потому что это для нас важно», - отметил Лукашенко. По его словам, именно от России исходят различные деструктивные меры ограничений, например, в отношении белорусских продуктов.

Есть претензии и со стороны Казахстана. Если прежде недовольство высказывали казахстанские предприниматели, то на последнем заседании ЕАЭС на уровне премьер-министров, которое состоялось в конце октября, о неравных условиях игры для участников объединения заговорил министр торговли и интеграции Бахыт Султанов. В частности, он потребовал решить вопрос по автоматическому взаимному признанию регистрационных удостоверений лекарств. По его словам, цены на отдельные лекарственные препараты разнятся в странах Союза в два-три раза. У Казахстана есть проблемы также с экспортом своей продукции на рынки ЕАЭС.

Между тем Казахстан сам неоднократно использовал экономические рычаги в решении политических вопросов с Киргизией. В частности, перекрывал границу и не пропускал киргизскую продукцию на свой рынок и рынки ЕАЭС.

Узбекистан же довольно успешно сотрудничает с Россией и другими странами ЕАЭС в двустороннем формате. В республике открыто более 1000 российских предприятий. Налажен экспорт узбекской продукции в Россию. И вряд ли он существенно возрастет, если республика присоединится к союзу.

В рамках СНГ создана Зона свободной торговли, которая уже создает необходимую правовую базу для развития торговли и без вступления в ЕАЭС. Тем более, что Ташкент уже давно подал заявку на присоединение к Зоне свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС. Однако Москва запрос Узбекистана до сих пор не удовлетворила, возможно, надеясь или даже настаивая на вступлении этого государства в организацию.

Если о плюсах, которые несут в себе вступление Узбекистана в ЕАЭС, некоторые специалисты в целом говорят неопределенно со скептическими интонациями, то об угрозе узбекскому автопрому – вполне уверенно. Эта отрасль может серьезно проиграть. Узбекистан сегодня выпускает всего 200 тысяч автомобилей в год, а Россия более 2 млн автомобилей в год. Легко представить, кто выиграет от фактического объединения рынков, при том, что узбекские производители не очень готовы к серьезной конкуренции.

но пострадает автопром Узбекистана

Сторонники интеграции указывают на несомненные плюсы. Во-первых, свободное перемещение рабочей силы. Только по официальным данным в России и Казахстане трудятся более 2 млн узбекских трудовых мигрантов, а по неофициальным – около 5 млн человек. Для них упростятся правила пребывания в странах ЕАЭС. В частности, не нужно будет оплачивать патенты, они получат медицинскую страховку, будет начисляться пенсия. Членство в ЕАЭС упростит таможенные процедуры.

Регионализация неизбежна, как подвариант глобализации. Поэтому необходимо определиться с выбором в пользу региональной интеграции, аргументируют сторонники вступления в ЕАЭС. Они однозначно считают, что странам Центральной Азии если и вступать в интеграционные отношения, то только с Россией. Тем более, что налицо геополитические преимущества. Центральная Азия постепенно превращается в сырьевой придаток Китая. Все страны региона уже «глубокие должники» Пекина, и Узбекистан не исключение. Хотя на фоне соседей по региону у Ташкента наименьший долг Китаю, всего (!) 8 млрд долл. Но этот долг будет расти, поскольку основные инвестиции и технологии в Узбекистан поступают из Китая. Членство в ЕАЭС способно снизить зависимость от Поднебесной, которая на каком-то этапе может стать опасной. Все это должно стать предметом серьезного анализа узбекских властей и экономистов.

Однако есть еще одно серьезное препятствие вступлению Узбекистана в ЕАЭС. На кону могут оказаться отношения с Вашингтоном, который дал добро на участие Ташкента в урегулировании ситуации в Афганистане, реализацию узбекских экономических проектов в этой стране, и в целом стал с недавних пор рассматривать Узбекистан в качестве своего ключевого партнера в регионе.

Так, министр торговли США Уилбур Росс напрямую заявил, что вступление Узбекистана в ЕАЭС может усложнить процесс его присоединения к ВТО, в то время как Вашингтон рассматривает Ташкент именно в этой организации в первую очередь.

На это незамедлительно последовала реакция Москвы. «Что тут можно сказать? Это, очевидно, применение методов неконкурентной борьбы, и тем более странно эти заявления слышать от американской администрации, которая всячески вносит сумятицу в организацию мировой торговли, ведет торговые войны и, по сути, дезорганизует международный торговый оборот», - заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на заседании евразийского межправительственного совета. По мнению главы российского правительства, за океаном, похоже, не нравятся «интеграционные процессы в Евразии и соглашения, которые Россия подписывает на территории своего континента». «Но, вне всякого сомнения, эта работа будет продолжена по всем направлениям», - обещал Медведев.

14396 просмотров