Сама История на стороне Ирана слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Внимание всего мира, а уж тем более нас, живущих по соседству, приковано к событиям в Иране. Несмотря на то, что формальный повод для протестов вполне конкретный, и  - будем честны – довольно мелкий, в реальности все происходящее показывает насколько глубок в этой большой, 80-миллионной стране антагонизм между властью и народом.

Это уже не первый бунт, который мы видим в Иране – время от времени страну сотрясают крупномасштабные выступления, в которых в общей сложности принимают участие сотни тысяч человек, если не больше. Но нынешняя фаза – определенно самая ожесточенная и кровавая.

Сегодня сложно сказать, чем все это закончится – большинство наблюдателей, которые разбираются в иранской политике, полагают, что власти удастся выстоять и на этот раз.

Однако в любом случае совершенно очевидно, что Иран идет по пути ослабления теократического режима и на его стороне – сама История, у которой можно выиграть отдельную битву, но войну – никогда.

Все события в Иране последних лет наглядно показывают: если люди слишком много говорят о морали, нравственности и духовной чистоте   - тут что-то явно не так. Чем больше мы видим официальную пропаганду о том, как вся нация, сплотившись в один кулак, идет вперед к светлому будущему  - тем больше оснований полагать, что никакого единства там нет и, по всей вероятности, никогда не было.

Чем больше строгости, морали и показного порядка на улице  - тем больше распущенности и разврата в домах, за дверями квартир, где полиция нравов бессильна.

Была еще одна страна, которая десятилетия кичилась великой нравственностью и покрывала проклятьями «загнивающий Запад»  - Советский Союз, который с точки зрения создания благостной внешней картинки очень похож на сегодняшний Иран.

В официальной пропаганде СССР выглядел как высокоорганизованное, спаянное мощной идеологией общество морально чистых высокорослых голубоглазых блоднинов и блондинок, помыслы которых чисты, как дождевая вода.

В реальности же СССР был страной некомпетентных чиновников, населения, которое чуть ли не в открытую смеялось над официальными лозунгами, страной, где процветал бытовой криминал, и где воры в законе крестили детей прокуроров.

В стране, где не было секса, в крупных городах девушку можно был «снять» за бутылку водки.

Конечно, нет в мире двух одинаковых стран, как и нет двух совершенно одинаковых людей, но в схожих ситуациях люди всегда действуют более или менее одинаково – когда что-то невозможно делать открыто и официально, начинают делать  закрыто и неофициально.

Иран  - это не Северная Корея, и не Туркменистан. Страна, при всей экзотичности ее власти, довольно открытая, соответственно - шила в мешке не утаишь. В последние годы оттуда просачивается объективная информация о том, что там происходит, и весь мир с изумлением начинает понимать, что усиленно создаваемая властями картина страны -  осажденной крепости – пропагандистский вымысел.

В реальности на фотографиях блогеров, журналистов, и туристов мы видим совершенно другую страну – не то чтобы совсем уж европейскую, но при этом довольно современную и продвинутую – с грамотным населением, с женщинами, получающими высшее образование, и с шумными вечеринками среди городской молодежи.

В СМИ также просачивается информация о коррупции в государственном аппарате, о крышевании контрабанды алкоголя со стороны Корпуса стражей исламской революции... В общем, все как у людей, а не титанов и суперменов.

Конечно, персонально фигура Сулеймана Касеми не может не вызывать восхищения и уважения – на таких людях держатся не только  страны, но и целые цивилизации, однако это не меняет сути дела – за маской пуританства и сурового воздержания в реальности кроется та же жажда потребления и сладкой жизни, как во все времена и у всех народов.

Как говорил великий Салтыков-Щедрин: "Если много говорят о патриотизме, значит где-то что-то украли". И касается это не только царской России, но и всего остального мира, и не только денег, но и многого другого.

Если кто-то слишком много говорит о величии нации, о ее особом пути, о великой духовности и нравственности народа  - жди беды. С 99%-ной вероятностью говорящий – жулик и вор.

Как-то раз, в далеком 2006 году, в Грузии несколько молодых светских львиц сфотографировались для местного издания «Плейбоя». По нынешним временам фотки были так себе, довольно скромные, а обнаженка вообще никакая  - не сравнить даже с пляжем.

Что тут началось!!! «Как можно так поступать – это же противоречит нашим национальным традициям!»  - говорили дамочки среднего возраста прокуренно-хриплыми голосами. «Я бы так никогда не поступила, я в другой семье воспитана»,  - поучали вчерашние шлюхи, поменявшие трех мужей и пятерых любовников. И это только официально...

«Это неприлично, грузинская женщина не должна себя так вести», - говорили  мужчины, готовые продать все на свете за «Мерседес» и ресторан.

В общем, толпа обличителей выглядела настолько неуклюже-лицемерно, что светские львицы из «Плейбоя» вышли из этой схватки не просто победителями, а триумфаторами.

История – вполне себе показательная: во всем мире ревнителями моральной чистоты выступают люди, которые сами бесконечно далеки от пропагандируемого ими образа.

Для нас, жителей Южного Кавказа, иранцы не являются какой-то закрытой темой, о которой мы ничего не знаем. В наши страны прибывают сотни тысяч иранских туристов, более того, в Грузии на постоянной основе проживают несколько тысяч иранцев. Мы их видим каждый день, по соседству с нами.

В подавляющем большинстве – это совершенно нормальные люди, никакие не религиозные фанатики, вполне спокойные и доброжелательные. Ну а про иранских женщин – время от времени в Тбилиси приезжают иранские поп-звезды и дают концерты для своих земляков – вот где надо видеть персиянок в ночных платьях, с разнообразными прическами и ярким макияжем.

Специально для своих земляков у меня есть одна параллель: у нас есть организация под названием «Союз православных родителей». Агрессивная ксенофобская, религиозная группировка, которая протестует против всего на свете.

Например, много лет назад они требовали от власти страны запретить показ фильма «Код да Винчи» и даже в довольно шумной и агрессивной манере пикетировали кинотеатры.

Вот представьте себе, что этот союз каким-то образом пришел к власти в стране... Именно это и происходит в Иране.

Совершенно очевидно, что в подавляющем большинстве иранцы народ верующий, однако ислам, возведенный в ранг агрессивной политической идеологии, для них – нечто вроде коммунизма для СССР.

Непрекращающиеся в течение многих лет протесты также демонстрируют в определенном смысле трагизм ситуации в Иране – образованный, грамотный, и цивилизованный народ вот уже несколько десятилетий находится под властью безумных фанатичных старцев...

Впрочем, как уже было сказано, с историей не поспоришь. Уверен – еще наше поколение увидит радикальные изменения в Иране, который со временем станет чем-то вроде Турции – светской, развитой страной, в которой религия играет большую роль, но не доминирует и не подавляет.

6036 просмотров