Азербайджан в ряду Евразийского союза: в чем польза? наша аналитика

Александр Караваев, научный сотрудник Института Экономики РАН, специально для haqqin.az

Сегодня Ильхам Алиев прибыл в Санкт-Петербург, где состоится рабочая встреча с Владимиром Путиным и саммит ЕАЭС в расширенном составе, включающем государства-участники СНГ. В наступающем 2020 году председательство в СНГ переходит к Узбекистану, заявившему пятилетнюю программу сближения с Евразийским Союзом вплоть до создания ЗСТ и, в случае положительных оценок, полноценного вступления в организацию. Интеграция СНГ и ЕАЭС как ближайших и родственных объединений масштабно расширяется: как отдельными проектами, так и взаимоналагающимимся пространствами регулирования.

Какое место в этом процессе у Баку?

Действительно, если Узбекистан, даже не вступая в ЕАЭС, в среднесрочной перспективе подаст заявку на статус наблюдателя или желание создать ЗСТ наподобие тех зон, что созданы между ЕАЭС и Ираном, Вьетнамом - то возникает совершенно новая реальность. Азербайджан остается единственным государством лидером в зоне СНГ, формально не определившимся с вектором.

Возникает плотный клубок мотиваций. С одной стороны, ЕАЭС - это группа союзников Азербайджана: страны тюркского мира, плюс наиболее важные, стрежневые экономические партнеры - Россия и Беларусь. С другой, есть и знаковое нависание карабахской проблемы. Хотя в большей степени, этот фактор влияет на общественную мотивацию, подобного дрейфа, нежели экономическую.

Поэтому главный вопрос на самом деле лежит в плоскости экономики. Что даст ЕАЭС такого, что не может получить Азербайджан на двустороннем треке с участниками Евразийского союза в рамках ЗСТ СНГ?

Факультативная практика Баку 

Из четырех основных преимуществ ЕАЭС: снижение транспортных тарифов, доступ к российским госзакупкам, промышленная кооперация и разработка новых техрегламентов - три, фактически Баку реализованы.

Давайте их разберем.

Первое. Трасспортные тарифы на крупные грузы снижаются в рамках политики проводимой концернами АзЖД, РЖД и совместным предприятием перевозчиков двух стран - «АзРусТранс». Строятся дороги и постепенно расширяются списки азербайджанских автотранспортных компаний, получающих лицензионный доступ к российским дорогам. Находят решения вопросы регулирования движения ASCO по внутренним водам РФ (Волго-Дон, Азовско-Черномосркий бассейн), в данной сфере преимущества ЕАЭС только оформляются в виде нового, облегченного режима допуска - его эффективность покажет практика.

Второе. Компании ЕАЭС имеют преференции в доступе к российским госзаказам - весьма объемному и хорошо оплачиваемому сегменту российского рынка. Но азербайджанские предприниматели могут иметь такую возможность, регистрируя российские юридические лица. Пример девелоперского бизнеса "Крокус", строящего торговые молы в Москве, кольцевые дороги, и даже космодром "Восточный" тут не совсем релевантен, все-таки Агаларовы - это российские азербайджанцы, граждане России. Но. Это пример другим, именно длительного преуспевающего бизнеса в пространстве совместных проектов, длительной инкорпорации финансов в постсоветских условиях.

Третье. Доступ к разработке техрегламентов ЕАЭС, Азербайджан может получить через институты СНГ и напрямую в РФ. Дело в том, что рабочие группы в рамках СНГ фактически работают по одним лекалам с группами ЕАЭС - поэтому, если возникнет необходимость подобного мониторинга нововведений или необходимость реализации собственных предложений, например, в части переработки аграрной продукции такая возможность может быть получена. Кроме того, цифровая маркировка товаров в РФ и система Россельхознадзора "Меркурий" не ограничивают своих пользователей на преимущественных. Азербайджанские производители могут на общих условиях использовать "Меркурий", позволяющий отслеживать торговые и производственные процессы, препятствуя появлению на едином рынке СНГ как контрафакта, так и фальсификата, в том числе и в ритейле.

Четвертое. Промышленная кооперация. То, что хорошо знакомо еще по Советскому Союзу.   

В рамках ЕАЭС наибольшие темпы прироста взаимных кооперационных поставок зафиксированы в производстве кокса и нефтепродуктов – на 33% (подобные проекты реализуется между Россией и Азербайджаном: до 300 тыс. т. кокса в год поставляется в РФ); производстве товаров – на 20,1%; деревообработке – на 16,2%; производстве машин и оборудования – на 14,8%; производстве автотранспортных средств – на 14,1%; пищевой промышленности – на 11,1%; металлургии – на 9,6%. В отраслевом разрезе наращивание кооперационных поставок ЕАЭС в 2018 году произошло в 16 из 21 промышленных отраслях. 

Как в эту картину вписывается Азербайджан? Допустим, возьмем сферу сборки малотонажного и грузового автотранспорта - азербайджанские проекты группы ГАЗ и КамАЗ. Это типичные проекты промкооперации. Мы просто не назовем их проектами "в рамках ЕАЭС". Но, по сути, российско-азербайджанское взаимодействие в этой сфере фактически создает ткань общего пространства в нашем географическом регионе Евразии.    

Более того, если взять тот же КамАЗ, это пример глобальной кооперации.

Из общего числа деталей нового двигателя Р6, поставляемого в Азербайджан - 30% производится на площадках КамАЗа, 53% – на других российских предприятиях, а 17% импортируется из-за рубежа. Завод по производству каркасов кабин, которые также поставляются в Азербайджан в рамках сборочных комплектов – это совместное предприятие КамАЗа и Daimler "Даймлер КамАЗ Рус".

Вертолетная сборка в Азербайджане, одобренная Москвой, по существу закладывает платформу в создание новой отрасли азербайджанской промышленности: здесь и заказы для оборонки и потенциал для развития применения композитных материалов, учитывая, что ремонтное предприятие может стать функционалом для подготовки инженерных кадров в сотрудничестве с Ростехом, если такая задача будет ставиться, с учетом перерастания в авиаремонтное предприятие. В свою очередь, Ростех в лице азербайджанского предприятия получит расширение сети сервисных центров в регионе Кавказа и Ближнего востока.

Одним словом, границы торговых объединений размыты, что не отменяет их одновременный количественный рост по восходящей: в мире больше двух сотен торговых союзов.

Нужно учитывать, что четыре основные свободы ЕАЭС заложены в фундаменте СНГ:

- свобода безвизового перемещения граждан (предпринимательская и трудовая активность);

- свобода движения капиталов в рамках двусторонних Соглашений об избежании двойного налогооблажения и Соглашений о защите инвестиций;

- практически покрывающая друг друга ЗСТ для экспортно-импортных операций;

- единый, интегрированный комплекс транспортной инфраструктуры поддерживаемый взаимодействием транспортных и логистических компаний (ж.д., авиа транспорт, автомобильный)

По каждой сфере, взаимодействие можно детализировать и расширять в соответствии с новыми технико-экономическими стандартами.

При этом преимущество ЕАЭС перед ЗСТ СНГ для Азербайджана должно продвигаться и пониматься как способ снижения барьеров для увеличения максимального числа экспортеров малого и среднего уровня, не получающих сегодня должного содействия со стороны крупных госкорпораций, банков и иных посредников.

Крупной госкорпорации, например, SOCAR, или Госнефтефонду Азербайджана в принципе без разницы существует ли у Азербайджана с Россией режим свободной торговли. SOCAR интересует защита инвестиций в её российские активы - для этого нужны прочные договоренности с руководством российских концернов и вершиной вертикали власти.

Другое дело, отдельный азербайджанский предприниматель-экспортер на российском рынке. Он не сможет договориться с российскими регулирующими инстанциями один на один, в худшем случае это выливается в теневые схемы. 

В рамках Евразийской комиссии и Делового Совета фактически разрабатываются принципы "единого окна" для безбарьерной среды экспортно-импортных операций субъектов малого и среднего бизнеса. В перспективе должна быть разработана система интегрированных опций, позволяющая предпринимателю, имеющему потенциал экспорта товаров и услуг, максимально быстро: находить партнеров, через базы данных объединенных экспортных центров (в России: РЭЦ, Росконгресс и подобных отраслевых аналогов); затем получать необходимую кредитную поддержку инфраструктурных банков; иметь удобную логистику (доставка и складские услуги), пользоваться системой проведения платежей в национальной валюте. Речь идет о перспективе инсталляции такой системы к 2024-2025 году.

А не то ли самое делает Баку, в рамках своей модели поддержки экспорта?

Согласно последнему отчету, через систему «Одно окно» Центра поддержки экспорта проведено сделок на $290,5 млн. Это конечно пока мало. Но в ряду участников - Baku Steel Company AzerGold, AZNAR, ATENA, Azertutun, Food Export Shamkir, а среди продукции преобладали катаная стальная арматура, стальные трубы, фруктовые соки, гранат, сыр. То есть та самая диверсифицированная продукция. Здесь усилия Азербайджана и ЕАЭС смыкаются. Повестка взаимодействия между Москвой и Баку по вопросам экономической интеграции, фактически совпадает с повесткой ЕАЭС, с поправкой на сегменты рынка и технические особенности.

Проблема в другом, как вывести  наши отношения на более интенсивную спираль набора динамики.

Стратегия богатого умного папы

По существу, режимы внутренней торговли СНГ-ЕАЭС ($190 млрд взаимная торговля внутри СНГ-ЕАЭС) по ряду системных признаков схожие, не представляет критических усилий подтянуть их к одной общей базе, и на этом уровне продолжать работать над снижением барьеров, расширением кодификации и маркировки общего пространства, внедрением техрегламентов. Дополнительно параллельным треком возникает "новая" надстройка в виде электронной торговли, внедрения цифровых платформ, реформ госуправления и прочих характерных черт современного макроуправления, фактически слагая те элементы, которые каждая страна воплощает поодиночке.

Если в целом, на фоне соседей, взаимодействие России и Азербайджана выглядит почти оптимальным, по количественным характеристикам: товарооборот выше, чем у России с Ираном, темп роста выше, чем у РФ с ЕАЭС, то из плоскости внутренней логики наших отношений - у нас не все в порядке. Мы существенно отстаем по времени реализации проектов. Если использовать терминологию популярного экономиста Роберта Кийосаки, мы "как образованный папа хорошо проверяем домашние задания сына, и на завтра он приносит отметку - оборот вырос, завод открылся". Но богатый папа учит сына "понимать, а не отчитываться", принимать решения с горизонтом реализации десятилетий.   

Как это выглядит на практике? Наши "дорожные карты" двусторонних отношений нужно рассматривать в связности. Транспортное взаимодействие в рамках коридоров наполняется аграрно-промышленным сектором. И не только на участке РФ-Азербайджан. В этот сегмент могут вовлекаться другие страны. Можно привести недавний пример с Саудовской Аравией. Москва договорилась с госинвестором королевства SALIC, которая готова входить с инвестициями в Ставрополье и Краснодарский край, чтобы переработанную продукцию потом экспортировать в том числе в Персидский Залив. Азербайджанский агропром можно привлечь, чтобы он вносил лепту в это сотрудничество. Собственно контур наших проектов с самого начала реализации идей должен иметь возможность множественного подключения участников.

Добиваться роста объемов сельхозпродукции российско-азербайджанских предприятий необходимо за счет механизации, химизации, информатизации АПК, за счет снижения потерь при переработке и хранении. То есть нужно иметь совместный продукт, открывающий предложения на рынки третьих стран, начиная от селекции, минеральных удобрений, промышленного производства аминокислот в процессе переработки пшеницы (лизин-хлорид) и заканчивая беспилотным сельхозмашиностроением - это уже сейчас возможно.

Вот это стратегия "богатого папы".

Само МТК нужно понимать как большое преобразование промышленных кластеров и серьезную инфраструктурную стройку - достаточно сказать, что для качественного скачка нам требуется сочетание двух стратегий - реализации большого лидерского госпроекта, привлекающего несколько миллиардов евро, с задействованием нескольких тысяч человек в ядре проекта. И с другой стороны, постоянно растущей группы компаний малого и среднего бизнеса, расширяющих товарные потоки, малые инвестиции, наращивающие социальные ткани общего пространства. И тогда мы реально преуспеем в нашем сотрудничестве, неважно в рамках ЕАЭС или СНГ.

13524 просмотров