Новый парад амбиций в Персидском заливе или игра по высоким ставкам? актуальный комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

В Оманском проливе проходят четырехдневные учения военно-морских сил Ирана, Китая и России, которые стороны планируют завершить 31 декабря.

В пятницу, 27 декабря, иранский порт Чабахар расцвел флагами, как национальными, так и российскими и китайскими. Неподдельный энтузиазм и восторг излучали лица корреспондентов проправительственных изданий Исламской республики, который, впрочем, вполне разделяли их коллеги из Москвы и официальные представители Тегерана.

Китайский гость - ракетный эскадренный миноносец типа 052D Xining

Что же до китайских представителей, то они, казалось, начали улыбаться с момента приезда в Иран, да так и не останавливались. Словом, совместные учения военно-морских сил трех государств в акватории Персидского залива и Оманского пролива начались в обстановке неослабевающей радости участников, радушия хозяев и доброжелательной заинтересованности гостей.

В столь благостной обстановке было, само собой, не до мелочей, вроде того, что сами учения по количеству привлеченных кораблей, их совокупной огневой мощи и отрабатываемым легендам при всем желании нельзя было назвать сколько-нибудь масштабными. Акваторию размером в 17 тысяч квадратных километров бороздит сейчас группировка, в которую входят: с иранской стороны - эсминцы Саханд и Альборз, два иранских вспомогательных и одно госпитальное судно, а также сверхлегкие ракетные катера. С российской - фрегат «Ярослав Мудрый», танкер «Евгений Хоров» и спасательное судно «Ельня». С китайской - ракетный эскадренный миноносец типа 052D Xining («Сямынь»).

Понятно, что всерьез рассматривать этот военно-морской набор никто не собирается, а потому и задачи, по легенде учений, перед ними ставятся вполне ограниченные – отработка спасательных операций на море и «отражение налета пиратских катеров на мирное судно».

Торжественная встреча

Подобные выходы и совместные действия корабли ВМС различных стран отрабатывают в год десятками, а потому сам факт идущих сейчас учений тактического уровня особого внимания иностранных флотов во всем мире не привлек и особого интереса в военно-политических кругах не вызвал.

Иное дело – проправительственные иранские СМИ, а также ряд экспертов. Тут уж все как в известной песне: «Корабли в нашей гавани – не взлетим, так поплаваем». И в масс-медиа, а также экспертных комментариях флотская рутина превратилась в мероприятие стратегического масштаба. Тут вам и «крах американских надежд на международную изоляцию Ирана», и «конец господства США в Персидском заливе» и «новый треугольник власти на море» - и масса других победных реляций.

Впрочем, вполне очевидных. Из самого факта учений, вне зависимости от скромного, мягко скажем, их размаха иранский и, отчасти, российский официозы пытаются выжать по максимуму. Военно-политическое руководство Тегерана демонстрирует населению страны, что далеко не все так плохо, есть у Ирана могучие союзники – а значит, планы Вашингтона изолировать страну провалились. Внешнему же миру посылают сигнал, что и Персидский залив, и Оманский пролив – сфера иранских национальных интересов, которые нужно учитывать, поскольку если что, то Тегеран не одинок и вполне в состоянии сформировать здесь свою коалицию против США и их союзников.

Москве тоже важно продемонстрировать, что представленная ею в нынешнем году в ООН «Концепция коллективной безопасности в зоне Персидского залива», в которой декларируется создание организации по безопасности и сотрудничеству в зоне Персидского залива (ОБСПЗ) с участием России, Китая и Индии - не простое заявление, а инициатива, которую она может подкрепить военно-политическими методами. И, следовательно, требует серьезного отношения к Москве как системному игроку в регионе и во всем мире, без обкладывания ее санкциями и без игнорирования ее позиции.

Что же до Пекина, то его цели куда более приземленные и прагматичные. Прежде всего акватория Персидского залива и Оманского пролива имеет для Пекина стратегическое значение – и как маршрут экспорта нефти для КНР, и как поле для расширения своего присутствия в этом регионе. Если нужно – то через сотрудничества с Саудовской Аравией и ОАЭ, если нужно – то через Иран, для Пекина здесь разница не принципиальна.

Кстати, в начале июля нынешнего года кронпринц Эмиратов шейх Мухаммед бин Заид провел весьма продуктивные и успешные переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином в Пекине. В ходе которых было заявлено о новой совместной цели: КНР и ОАЭ намерены с помощью саудитов и, возможно, Ирана, превратить Персидский залив в «оазис безопасности», а не в новый «источник беспорядков» - но об этом мы более подробно поговорим на haqqin.az уже в следующем году.

А кроме того, китайский «Флот Большого океана» пока еще находится в периоде становления. И для него крайне важен любой опыт – от учебно-боевых походов до взаимодействия с военно-морскими силами других государств.

Так что, если для одних участников нынешние учения – возможность провести «парад амбиций», то для других – продолжение большой геополитической игры с крайне высокими ставками. Что же до «третьих» - то они явно не впечатлились. И к угрозе возникновения «нового треугольника власти» в Заливе отнеслись с обидным безразличием. Во всяком случае один из важных шагов по размещению здесь военного контингента западной коалиции – прибытие кораблей сил самообороны Японии – будет происходить по графику. А там и другие подтянутся…

5004 просмотров