С такой ценой на нефть остается только выжить горячая тема

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Саудовская Аравия готова нарастить нефтедобычу с нынешних 9,7 млн баррелей в сутки до 10-11 млн баррелей в апреле на фоне срыва переговоров членов ОПЕК+ в Вене. Впрочем, и это еще не предел, поскольку хорошо информированные источники утверждают, что если потребуется, то Эр-Рияд может довести производство и до рекордных 12 млн баррелей в сутки.

Это означает как минимум две очевидные вещи: цены на нефть продолжат сползание вниз, а Саудовская Аравия вступила в полномасштабную войну за сохранение своих долей на международных рынках «черного золота».

Саудовская Аравия вступила в полномасштабную войну

«Черные лебеди» с начала года продолжают сбиваться в крупную стаю. Мало нам было январского обострения на Ближнем Востоке, коронавируса и бесславного финала «сочинского» и «астанинского» форматов по Сирии – я упоминаю только те проблемы, которые активно освещались в масс-медиа – так теперь еще и скоропостижная кончина сделки ОПЕК+, с 2016 года худо-бедно, но сдерживавшая обвал цен на нефть.

Поминки по покойной вышли масштабные. После провала переговоров в Вене стоимость майских фьючерсов на марку Brent, эталонную для мировых рынков, опустилась на 9,4 процента (4,72 доллара) - до 45,27 доллара за баррель, крупнейшее снижение за более чем 11-летний период.

«Мы еще удивим вас», - заявил журналистам министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдулазиз бен Салман после венского фиаско. А что он имел в виду – стало ясно в воскресенье, 8 марта, когда фьючерсы на Brent упали сразу аж на 30% - $32,05 за баррель, а фьючерсы на нефть марки WTI – на 27%, до $30,07 за баррель, самое резкое падение, по крайней мере, с 1991 года. Поскольку в субботу, 7 марта, саудовский гигант Saudi Aramco разослал партнерам в Азии, Европе и США предложение о беспрецедентных скидках, лишь бы сохранить объемы продаж и свою долю на международных рынках.

«Королевство ни с кем не воюет, но преследует свои интересы. Как только срок сделки истечет, все будут наращивать производство», - заявляют сегодня в Эр-Рияде. Как обычно, ничего личного – только бизнес. Или же, иными словами, своя рубашка ближе к телу. А в сухом остатке – для государств, чей бюджет зависит от доходов от продажи энергоресурсов, наступают тяжелые времена. Доставлявшая ранее удовольствие и комфорт нефтезависимость сегодня оборачивается жестокой «ломкой».

Для той же Саудовской Аравии победа в войне за сохранение рынков сбыта при сниженных ценах не является панацеей. Бюджет Королевства уже трещит, а перспективы реализации сколь амбициозно, столь и дорогостоящей программы развития страны, Vision 2030, отодвигаются на неопределенное время.

Но самое неприятное – начавшееся падение стоимости акций Saudi Aramco, которое жители Саудовской Аравии, поверив рекламным проспектам и заявлениям наследного принца Мохаммеда бин Салмана, скупали в массовых количествах. Зачастую – на заемные средства...

самое неприятное – начавшееся падение стоимости акций Saudi Aramco

Нефть – товар, завязанный на геополитику. Кончина ОПЕК+, помимо прочего, еще и означает конец хрупкого, только-только начавшегося оформляться российско-саудовского финансового и политического партнерства. Раздавили не заметив. И ладно бы с ним, странный какой-то альянс был, откровенно мутный, но ведь теперь огромные проблемы возникли у Венесуэлы и Ирана.

Их бюджеты, выстроенные на нефти, и без того уже сжимались, как шагреневая кожа, а теперь так вовсе возникает вопрос о том, смогут ли они оплачивать собственное существование и свою безопасность. Впрочем, и остальным нефтезависимым, таким как Нигерия, Ангола, Бразилия и другие, мало не покажется, внутренних потрясений не удастся избежать никому.

Собственно, пока от складывающейся вокруг цен на нефть ситуации выигрывают только США и Китай. Пекину низкие цены на нефть и газ сейчас – сущая «манна небесная», ему нужно как можно скорее поднимать свою изрядно просевшую экономику и выходить на докризисные показатели.

пока выигрывают только США и Китай

С Вашингтоном несколько сложнее. Мелкие производители сланцевой нефти, вне всякого сомнения, пуская пузыри, уйдут на дно. Остальные же – начнут укрупняться. Так что болезненно, но не критично, поскольку главное все же будет заключаться в снижении цен на тот же бензин и прочие энергоносители для массового потребителя. А это – лучший подарок избирательной кампании Дональда Трампа.

Что же до остальных, в первую очередь – экспортеров нефти, то их проблемы сейчас мало кого волнуют. В тех джунглях, которыми являются современные международные экономические отношения, слабые на жалость рассчитывать не могут.

12737 просмотров