Торг не состоялся: Япония снова претендует на Курильские острова актуальный комментарий

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

МИД Японии представил новую версию ежегодного доклада «Синяя книга по дипломатии», в котором зафиксированы претензии страны на Южные Курилы.

В докладе говорится, что острова, которые в Токио называют «северными территориями», «находятся под суверенитетом Японии». Примечательно, что такой формулировки не содержалось в прошлогодней версии доклада - на фоне японских надежд на выход из тупика в территориальном споре с Россией.

в новом докладе МИД Японии говорится, что острова, которые в Токио называют «северными территориями», «находятся под суверенитетом Японии»

А надежды эти были немалыми. Начиная с 2019 года Япония предлагала свою редакцию компромисса: заключение мирного договора с условием возвращения в той или иной форме двух из спорных географических объектов – Шикотана и островов Хабомаи. И, как категорично утверждают очень хорошо информированные источники в российской и японской столицах, переговоры продвинулись.

Вплоть до того, что Москва и Токио уже были готовы подписать соглашение о «совместном управлении территориями» - механизме, странном, никогда ранее не виданном, но свидетельствующем, что российские острова де-факто станут японскими.

А на упреки внутри страны в «половинчатости» этого соглашения Синдзо Абэ в очередной раз заявил, что «суверенитет Японии распространяется на четыре северных острова (так в Японии называют российские Южные Курилы). В этом наша позиция неизменна. Заявления о каком-либо отходе от нашей базисной позиции на этот счет не соответствуют действительности».

в России было столько надежд на Синдзо Абэ

Словом, примерно до конца 2019 года «японская партия» развивалась для Москвы весьма благоприятно. Вплоть до того, что была даже создана пусть отчасти и неофициальная, но наделенная серьезными полномочиями управляющая структура, «Координационный комитет», который и должен был вырабатывать совместные механизмы управления.

Не говоря уже о том, что лично глава Роснефти Игорь Сечин собирался в начале нынешнего года лететь в Японию, договариваться об объемах инвестиций, которые получит Москва в обмен на постепенную уступку островов.

Но внезапно что-то пошло не так, и период «мягкого партнерства» Москвы и Токио подошел к завершению, не дойдя до пика буквально нескольких шагов, трех-четырех подписей в двусторонних документах. Ставка на Абэ и Токио утратила для Кремля свою актуальность.

Не вызывает сомнений, что «японский проект», идеологами которого считают Антона Вайно, руководителя администрации российского президента, и его первого зама – Сергея Кириенко, задумывался как инструмент прорыва изоляции России после возвращения ею Крыма.

В обмен на постепенный переход под его юрисдикцию двух островов Токио, «тяжеловес» на международной арене, мог помочь Москве выйти из этой самой международной изоляции и смягчить введенный против нее санкционный режим. Ну а кроме того, Япония могла бы стать модератором в диалоге Кремля с Западом и Соединенными Штатами с целью проведения «новой перезагрузки отношений».

Не менее важным было и то, что идеологи проекта, «японская партия» в российском руководстве, хотели таким образом несколько диверсифицировать сотрудничество с Пекином, перекос в сторону которого они считают для российской внешней политики, а также экономики не слишком приемлемым.

К чему, необходимо заметить, у них было достаточно и оснований, и веских аргументов в продвижении своей позиции перед президентом Владимиром Путиным, у которого к этому времени к Пекину и лично товарищу Си тоже накопились вопросы в отношении принципа, который исповедует руководство КНР в российско-китайских отношениях: «в политике – горячо, в экономике холодно».

у Путина накопилось много вопросов к товарищу Си

Проще говоря, Кремль, попав под санкции США и ЕС, не получил от Пекина той экономической и финансовой поддержки, на которую рассчитывал. Более того, уже к 2017 году «российский маршрут» инициативы «Пояс и Путь» вообще исчез из политического лексикона китайских официальных лиц.

Поэтому поворот в сторону Токио российского руководства был вполне объясним со всех точек зрения – но никто не ожидал, что он столкнется с ожесточенным внешним сопротивлением и вполне объективным препятствием.

«Русский вопрос» и все с ним связанное Дональд Трамп отдал на откуп ведомству Помпео и демократам в Конгрессе. Для него он не слишком важен, а потому почему бы не ублажить оппонентов в Вашингтоне. И уж они-то постарались использовать инструменты для того, чтобы не дать России реализовать свой «японский проект».

Изрядно помешал этому и Пекин, всякий раз болезненно и нервно реагировавший на любые попытки Токио и Москвы договориться. К тому же, везде, где это было возможно, китайские дипломаты ставили японцам подножки при любой их попытке активизироваться в «русском вопросе», то есть в переговорах по островам.

Но главной причиной было, пожалуй, даже не это сопротивление извне, а то обстоятельство, что японцы не смогли предложить России такой объем экономического пакета, который мог бы заменить ему «китайский сырьевой пакет» при решении столь деликатного и чреватого осложнениями вопроса как территориальный.

В итоге «японский проект» в Кремле отложен и приостановлен. Но «отложен» здесь – ключевое слово, то есть он может в любой момент возобновиться, во всяком случае, в Токио, да и кое-кто в Москве очень на это рассчитывают.

Во всяком случае, государственный интерес Японии к решению территориального спора через предоставление Москве большого инвестиционного пакета на максимально выгодных условиях сохраняется.

5365 просмотров