Назарбаев уходит в тень, выдвигая вперед Токаева наша корреспонденция

Захра Новрузова, специально для haqqin.az

Ровно год назад в Казахстане прошли президентские выборы, в которых впервые не участвовал бессменный лидер страны Нурсултан Назарбаев, добровольно сложивший полномочия в марте 2019 года. Исполнявший обязанности президента Касым-Жомарт Токаев 12 июня 2019 года был назван победителем выборов. Первый его год на посту президента выдался сверхнасыщенным. Хотя поначалу казалось, что он обречен быть главой государства в тени своего предшественника, вроде бы объявившего об уходе с Олимпа, но на деле сохранившего себе важные права и, что еще важнее, некоторые не последние в Казахстане должности: председателя Совбеза и лидера доминирующей партии «Нур Отан».

с первого дня своего правления Токаев объявил о полной преемственности курса и приверженности к реализации стратегических программ Нурсултана Назарбаева

Такому восприятию ситуации способствовал и сам Токаев, объявивший о полной преемственности курса и приверженности к реализации стратегических программ Нурсултана Назарбаева. Говоря же о непосредственных задачах на посту президента, Токаев отделался общими тривиальными обещаниями: повысить эффективность экономики, улучшить качество жизни казахстанцев, развивать демократизацию общества.

Но слова как-то разошлись с делом. В данном случае - в хорошем смысле. Не обещая ничего сверхъестественного, избегая громких заявлений, Токаев выдвинул идею «слышащего государства» и тут же, без обсуждений, не откладывая в долгий ящик принялся за ее реализацию на деле, незаметно превратив эту идею в некую новую философию казахстанской государственности: народ должен иметь возможность спрашивать с представителей власти, а власть – реагировать на это. Без надежной прямой коммуникации с населением повысить его социальный уровень невозможно, убежден президент Казахстана. Касым-Жомарт Токаев провел массу встреч и переговоров, объехав буквально всю страну и не только проникшись ее проблемами, нанес важные визиты в Россию, Китай, США, страны Европы.

Анализируя первый или начальный этап президентства Токаева, эксперты в целом единодушны – транзит власти прошел успешно, при соблюдении Конституции, не оставил тени сомнений в легитимности, а также в том, что новый президент в минимальные сроки заручился доверием народа.

Но дальше пошло не так гладко. Возникли трудности, на которых легко можно было поскользнуться.

Спустя две недели после выборов Казахстан содрогнулся от взрывов в Арыси, еще через несколько месяцев – крушение самолета около Алма-Аты, после чего грянула новая беда – кровавые беспорядки в Кордае, от которых страна, только начав отходить, вынуждена была со всем миром принять коронавирусный вызов. Страну пришлось закрывать, вводить чрезвычайное положение. Не стоит забывать и о том, что промежутки между перечисленными событиями плотно занимали регулярные акции протеста различного толка, в том числе и политического.

Ни одно из драматических или неприятных событий не обошлось без реакции президента. Для оперативной коммуникации с обществом Токаев избрал Twitter. В целом же показал себя открытым политиком, не чурающимся частых прямых контактов с населением и выезда на место того или иного происшествия. 

Так, он без раздумий выехал в Арысь, где взорвались старые военные склады, при том, что угроза продолжала существовать. Токаев застал удручающую картину фактических руин городской инфраструктуры. Президент взял под личный контроль полное восстановление 75-тысячного города. Благодаря этому Арысь была реконструирована в рекордные три месяца.

Токаев приехал в Арысь и разрулил

Аналогичным образом поступил Токаев в мае, когда в Туркестанской области Казахстана произошло наводнение. Под его личным контролем из полутора десятка населенных пунктов были эвакуированы более 30 тыс. человек. Теперь регион в стадии восстановления.

Наблюдатели тем не менее подмечают, что Токаев немного замешкался с выездом в Жамбылскую область, когда там вспыхнули беспорядки на этнической почве – если бы президент прибыл чуть раньше в злополучный Кордайский район, где казахи схлестнулись с дунганами, то восстановить порядок было бы намного быстрее, легче и с меньшими трагическими последствиями. Но и запоздалым приезд президента не назвать, и его роль в утихомиривании ситуации недооценивать никак нельзя.

А потом пришел коронавирус. Токаев одним из первых на постсоветском пространстве заявил о необходимости поддержки бизнеса государством. Особенно среднего и мелкого. По распоряжению президента кредитование было сохранено на допандемическом уровне, более 4 миллионов человек, лишившихся работы, получили прямую финансовую помощь, еще более миллиона – продуктовые наборы. Токаев поставил новую главную задачу – восстановить экономику в возможные минимальные сроки...

Влиятельное американское издание The Wall Street Journal назвало Касым-Жомарта Токаева реформатором… едва ли не сразу после победы в президентских выборах. Глава государства, не умаляя заслуг первого президента Нурсултана Назарбаева, объявил о проведении в стране реформ, вначале в политической, а затем и в экономической сфере. Первым его шагом после протестной предвыборной весны прошлого года стало создание Национального совета общественного доверия (НСОД) – консультативной группы экспертов и общественников, которая должна была очертить контуры реформ и представить соответствующие предложения. В ходе заседаний НСОД Токаев обозначал ключевые параметры политических реформ, так, чтобы их суть впоследствии не выхолащивалась, превращая затею в косметический ремонт.

Главное на этом поприще – чуть ли официальный запрет на существование однопартийного парламента и создание парламентской оппозиции. Следующий шаг – принятие закона о мирных собраниях. Его «протаскивание» далось тяжело – велики опасения в том, что послабление гаек может обернуться тем, что механизм пойдет вразнос. Тем не менее, Токаев рискнул. Теперь в Казахстане для проведения митингов в ходу уведомительная форма.

Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Воробьев сказал haqqin.az, что проводимая политическая реформа в Казахстане соответствует духу времени: информированность и гражданская активность населения растут. Но власти при этом хотят, чтобы активность населения не была бесконтрольной и оставалась в определенных политических рамках, не выходя за пределы некоего очерченного круга целей. А вот экономические реформы, которые Токаев потребовал в начале 2020 года, по его мнению, пока не оформились даже в программу действий из-за эпидемии коронавируса, падения цен на нефть и, как следствие, спровоцированного этими факторами экономического кризиса. 

Пробуксовка экономических реформ, пусть и по объективным причинам, не может не озаботить Токаева. Ведь одним из краеугольных камней его программы было провозглашено улучшение жизни граждан, увеличение их доходов. Добиваться этого президент намерен и эффективным управлением. «Нам нужен обновленный и компактный госаппарат, быстро и оперативно принимающий решения, реагируя на изменение обстановки. Следует переосмыслить суть концепции электронного правительства, полностью вывести в режим онлайн операции по получению консультаций, справок, подачи заявлений. Общение между бизнесом и государством полностью перевести в цифровой формат и сделать бесконтактным. Для этого будет завершена оцифровка всего процесса получения государственных услуг и мер поддержки. Важно придать новый импульс всем процессам цифровизации экономики и общества», - такую уже вполне конкретную задачу поставил он перед правительством. Таким образом, понятно, что реформистская повестка вряд ли уйдет на второй план. Во всяком случае, в ближайшее время.

Одной из главных задач Касым-Жомарта Токаева, как уже отмечалось, стал выход из тени первого президента Нурсултана Назарбаева, который, сложив полномочия, через некоторое время проявил такую активность, что стало казаться – патриарх сожалеет о сделанном.

Подобная ситуация послужила возникновению теории о вероятном двоевластии в Казахстане. В октябре был подписан закон, формализовавший согласование с Назарбаевым кандидатов на государственные посты. При всем этом первый и второй президенты периодически выступали с противоречивыми заявлениями. Такая «неопределенность» не осталась незамеченной и международным сообществом. После некоторых колебаний на крупные мероприятия приглашения в Казахстан стали отправляться чаще… на имя Нурсултана Назарбаева.

Именно Назарбаев представлял Казахстан в прошлом году на параде Победы в Москве, потом - на бакинском саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а спустя несколько дней присутствовал на церемонии интронизации императора Японии. Еще через какое-то время Назарбаев принял участие в саммите глав государств Центральной Азии.

Но в последнее время экс-президент по каким-то причинам все реже бывает на международных мероприятиях. Его не оказалось на онлайн-встрече глав государств ЕАЭС, хотя в прошлом году его избрали почетным председателем наднационального органа союза, нередко называемого его детищем. А на парад Победы в Москву 24 июня президент России Владимир Путин пригласил уже Касым-Жомарта Токаева. Не исключено, что приглашен и Назарбаев, но об этом пока ничего не известно.

впрочем, об абсолютной самостоятельности Токаева на посту президента все-таки преждевременно говорить, пока Назарбаев будет возглавлять Совбез и правящую партию

Сами политики комментировали неоднократно звучавший вопрос о двоевластии, используя одни аргументы: Назарбаев говорил о поддержке действий Токаева, Токаев – о необходимости продолжать курс Назарбаева. Но, судя по наметившейся тенденции, этот вопрос будет звучать все реже и реже. Назарбаев не вышел полностью из информационного поля, но появляться в нем стал заметно реже. Заседания Совбеза, которым он руководит, даже после беспорядков в Кордае или введения режима ЧП из-за коронавируса проходили с очевидным запозданием.

Впрочем, об абсолютной самостоятельности Токаева на посту президента все-таки преждевременно говорить, пока Назарбаев будет возглавлять Совбез и правящую партию, а неофициально еще и контролировать внутриэлитные отношения, силовые структуры, ключевые экономические активы. Наблюдатели отмечают, что в силу естественных факторов контроль ослабевает, и именно поэтому в первую очередь первый президент оказывает своему преемнику политическую поддержку, обеспечивая лояльность элиты. С одной стороны, он оберегает преемника, а с другой - страхуется от нежелательных последствий для себя и своего окружения, которые теоретически могут возникнуть при передаче Токаеву всех рычагов влияния и власти.

Похоже, постепенное, а не быстрое усиление своих позиций вполне устраивает Токаева, понимающего, что в одиночку удержать в русле спокойствия элиту ему в это сложное время будет тяжело. К тому же внешнеполитическая активность Назарбаева заметно пошла на убыль, и он уже не затмевает выглядящую самостоятельной фигуру Токаева – президента Казахстана.

И почему такой расклад не должен устраивать Касым-Жомарта Токаева?

5727 просмотров