Турция в Сирии: простых и быстрых решений не будет наш комментарий

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Намеченный на 14 июня визит министров иностранных дел и обороны Сергея Лаврова и Сергея Шойгу в Турцию был перенесен, о чем стало известно за несколько часов до начала переговоров. В результате целый ряд аспектов ситуации в Сирии для Анкары остается в подвешенном состоянии.

Критичного для себя в этой ситуации турецкая сторона ничего не видит, поскольку у нее есть главное – четко прописанная стратегия в Сирии, отчетливое понимание конечных задач в этой стране, решение которых необходимо для обеспечения национальной безопасности.

Ну а то, что работа по достижению этих целей займет немало времени – ясно было с самого начала. Сегодня Сирия стала ареной столкновения интересов целого ряда государств. И наложение этих интересов на внутренний сирийский конфликт превращает ситуацию в этой стране в сложнейший узел, распутать который какому-то игроку в одностороннем порядке попросту невозможно.

Следует учесть и то, что сирийский конфликт на международном уровне фактически сомкнулся с ливийским – и теперь тем, кто участвует в одном, приходится учитывать и нюансы другого. «Пишем Дамаск, держим Триполи в уме». Но чем сложнее становятся расклады – тем более активно работает турецкое руководство над их решением.

Эта активность вызывает не самую доброжелательную реакцию во внешней среде. А между тем из всех участников происходящего в Сирии только у Анкары самые четкие, реалистичные и ограниченные цели. И без понимания этого простого факта другими игроками в диалоге с турецкой стороной у них постоянно будут возникать проблемы, которые неизбежно обернуться для них же внешнеполитическими издержками.

Тем более, что если оценка возникших в Сирии реалий турецкой стороной предельно актуальна – то вот у других взгляд на будущую судьбу этой страны обращен в прошлое.

И действительно, Сирии образца 2010-начала 2011 года, единой и неделимой, жестко и жестоко удерживаемой центральной властью из Дамаска – больше не существует. Скажу больше – и возродить это положение не удастся. Те семьдесят процентов, которые сейчас контролирует сидящий на иностранных штыках Асад – и есть тот максимальный успех, на который он может рассчитывать. В отношении остальных территорий – надо договариваться.

Что предлагает Анкара? Идлиб как анклав оппозиционных сил и той части населения, которая лучше массово уйдет из страны, чем останется под Асадом. Зону безопасности в Сирийском Курдистане, в которой гарантированно не будет курдских боевиков, аффилированных с Рабочей партией Курдистана. Гарантии неприкосновенности для анклавов сирийских туркоманов.

А, главное, начало экономической реконструкции на этих территориях, постепенное возвращение их из состояния «земель войны» к «землям мира», куда могут вернуться многочисленные беженцы, бежавшие от войны в Турцию и создавшие колоссальную нагрузку для ее экономики и социальной сферы.

Разговоры о том, что Анкара намерена «мягко аннексировать» некоторые сирийские территории давайте оставим конспирологам. И прежде всего потому, что внешняя политика Турции предельно прагматична. Аннексировать-то можно, вот только как это потом «переваривать», причем в экономическом и внешнеполитическом плане? Масштаб затрат здесь явно не окупится, более того, станет еще более тяжким бременем, что Анкаре сейчас совершенно не нужно.

Другое дело – лояльные приграничные территории, мирные и с работающей экономикой, не являющиеся опорными базами для экстремистов всех мастей. Даже «протекторат» над ними туркам не нужен – лишь бы оттуда не исходило угроз для турецких граждан. И если Асад не может обеспечить такой ситуации, говорит Анкара, то мы готовы сделать это сами.

В этой связи крайне показательно введение турецкой лиры на неподконтрольных сирийскому правительству территориях. Можно критиковать Анкару за это решение сколько угодно – но есть ли у критиков альтернативные предложения для оживления товарооборота и поддержания покупательной способности населения, в условиях, когда совершенно неизвестно, сколько еще будет падать сирийский фунт?

Сложнейшей проблемой для Анкары остается вопрос о «Хайят Тахрир аш-Шам», скорейшей ликвидации которой как «джихадистской» группировки требует Москва. Особенностью любого конфликта в этом регионе является тесное переплетение тех, кого принято называть «исламистами» и тех, кого можно условно отнести к так называемой «светской оппозиции».

И в решении этой проблемы есть два пути. Первый: исходить из принципа «на кого бомба упала – тот и джихадист». Как свидетельствует опыт – не слишком помогает. Второй, по которому идет сейчас Анкара: запустить внутри этих формирований процессы выдавливания и устранения экстремистских элементов.

Так, как это произошло буквально пару дней назад, когда в анклаве Идлиб местные арестовали «непримиримого» Абу Салаха аль-Узбеки - лидера узбекской группировки «Катиба аль-Таухид валь-Джихад», который намеревался создать новую группу под «Хуррас ад-Дин».

То есть с трудом, не слишком быстро, но процесс все же идет. Другое дело, что ускорять его - означает вызвать новую волну насилия. Ну а уж допустить к этому процессу правительственную армию или проиранское ополчение – это вполне равносильно тушению пожара бензином.

В Сирии нет быстрых и легких решений. Ни один из внешних игроков не может действовать там самостоятельно, без учета интересов других. Но настойчивость Анкары в реализации ее понятных и реалистичных задач внушает надежду на то, что хоть на какой-то территории страны мир может быть восстановлен – пусть это и займет длительное время.

4201 просмотров