Зачем Польше белорусский Гродно наш комментарий

Владимир Решетов, спецкор в странах Балтии и Польше

В последнее время разгорелись страсти вокруг Беларуси, и особенно вокруг высказываний Александра Лукашенко по поводу якобы имеющихся притязаний Польши на некоторые области его страны, прежде всего, Гродненской. Там традиционно, в силу исторических коллизий, польскоговорящее население пока еще составляет большинство. Не случайно в качестве одного из протестных символов во время происходящих событий по всей Беларуси здесь появились польские флаги наравне с национальными бело-красно-белыми флагами оппозиции.

Дело в том, что уже с начала 2000-х годов Польша стала инициировать выдачу так называемой «Карты поляка» всем, кто может подтвердить свое польское происхождение, но оказавшимся в силу разных причин на территории бывшего Советского Союза. Этот документ имеет силу подтверждения принадлежности к польской нации, но не равен паспорту гражданина Польши.

При этом Карта поляка дает приезжающим в Польшу ее обладателям много преимуществ: право бесплатного обучения в любом учебном заведении, включая высшие, бесплатное посещение музеев, получение финансовых средств, если ведешь бизнес с польскими предпринимательскими обществами и многое другое.

В Беларуси получение этого документа ее гражданами польского происхождения с самого начала было встречено властями в штыки, здесь восприняли это как провокацию, как посягательство на суверенитет страны.

Тут восприняли получение Карты поляка, как формирование «пятой колонны» внутри страны, как создание массы нелояльных граждан.

Власти Польши не раз разъясняли, что принадлежность к нации не означает нелояльность к стране проживания, гражданами которой этнические поляки являются. К тому же польские власти предлагали на ее основании желающим переехать на постоянное жительство в Польшу, компенсируя переезд, и выдавая так называемые «подъемные» на обустройство на новом месте и получить гражданство страны.

Препоны для получения Карты поляка не чинили власти Латвии, Казахстана, России и некоторых других постсоветских стран.

Однако даже в демократической Литве, где в столице и неподалеку от Вильнюса живут много этнических поляков, власти противятся проявлениям этнической идентичности. Там пытались вывешивать на домах таблички с названиями улиц на двух языках — литовском и польском. Но сопротивление было серьезным со стороны государства. Есть проблема и со школами с преподаванием на польском языке. Она пока не решена, несмотря на присутствие поляков-депутатов в литовском Сейме, которые пытаются ее разрешить.

В Латвии таких проблем с польским меньшинством нет. Интересно, что сейчас главой Латвийской католической церкви является этнический поляк из окраинного региона Латвии  - Латгалии архиепископ Збигнев Станкевич. Он владеет как минимум пятью языками, на двух еще свободно читает. Получил не только советское образование, но учился и в Ватикане. Его уважают не только латвийские католики, но и представители других христианских конфессий.

Когда-то, посол Польши в Латвии Ян Марек Новаковски в интервью мне сказал, что его удивило: в Латвии после Второй мировой войны сохранилась часть довоенной польской элиты и аристократии, которая репрессиями была выбита в Литве и в других бывших советских республиках. Для меня это было неким открытием. (Хотя у меня есть польские корни, благодаря которым я получил ту самую Карту поляка).

В свою очередь, я знаю многих этнических поляков в Латвии, которые нашли свое место в разных структурах государственной власти, заняли важные посты, включая бывшего премьер-министра, ныне чиновника высокого ранга в Евросоюзе. Они ничем не отличаются от других высокопоставленных граждан страны латышского происхождения.

Вообще, в латвийском обществе и истеблишменте нет деления по национальному признаку. В разные годы новой независимости министрами были люди не только с латышскими, литовскими, русскими, но и польскими фамилиями. Кстати, нынешний президент Латвии Эгилс Левитс носит фамилию своего отца — еврея. Хорошо известный многолетний министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс ( в литовской транскрипции — Ринкявичус — прим.авт.), по происхождению, литовец, министр сообщения — тоже этнический литовец — Талис Линкайтс (Линкайтис — по-литовски, прим. авт.).

Потому упрекать Латвию в антисемитизме и прочих грехах нетолерантности как минимум глупо.

Думается, то, что всегда происходило и происходит в спокойном многонациональном Баку, как и то, как уживаются люди разных национальностей в Латвии, Литве и Эстонии, может служить примером для многих стран. А слухи о неких притязаниях на соседние территории — только повод для сил, которые пытаются разыграть карту межнациональной розни. И нагреть на этом руки.

9113 просмотров