Сухая правда Сухи Арафат портрет из галереи haqqin.az, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Вдова основателя Палестинской администрации Суха Арафат угрожает опубликовать досье, которое, по ее словам, свидетельствует о коррупции, процветающей при нынешнем руководстве ПА, а также о связях высокопоставленных палестинских функционеров с иностранными разведками.

Эмираты и Израиль создают «Союз умеренных» и при полной поддержке Вашингтона стремятся вовлечь в него все больше арабских государств и монархий Персидского залива. Пандемия коронавируса стремительно подстегнула экономические и социальные реформы в самых консервативных государствах Ближнего Востока. Регион ищет для себя образ будущего – и только в Палестине все по-прежнему – скандалы, интриги и коррупция.

"Порфироносная вдова" Суха Арафат плеснула масло в костер ожесточенных споров вокруг примирения Израиля и Эмиратов

Время здесь как будто остановилось. Различные группировки – все отличие которых заключается в названии столиц их финансирующих - ожесточенно грызутся между собой, разбрасываясь взаимными обвинениями. А пресловутое «палестинское единство» существует только в трех сферах – казнокрадство, коррупция и категорическое отрицание любых попыток разрешить палестино-израильские противоречия.

Маслица в костерок ожесточенных интриг решила плеснуть и «порфироносная вдова» Суха Арафат, вновь начавшая угрожать разоблачениями руководству Палестинской администрации. Она сообщила, что Европейский суд по правам человека решил возобновить расследования обстоятельств смерти Ясира Арафата. «Это будет серьезная история. Заслушают свидетелей. Я знаю, кто дал моему мужу яд», - цитирует супругу покойного Ясира Арафата местное информационное агентство Maan.

Новый виток интриги вокруг смерти основателя Палестинской автономии вдова решила запустить после того, как подверглась травле за пост в своем Instagram, в котором осудила демонстративное сжигание в ПА флага Объединенных Арабских Эмиратов после достижения соглашения о нормализации отношений с Израилем. В нем она даже попросила прощения за тех, кто это сделал, что вызвало волну возмущения в окружении Махмуда Аббаса, нынешнего главы Палестины.

Кстати, Суха поступает тактически грамотно. Она отрицает причастность к смерти мужа и травле ее самой Махмуда Аббаса, концентрируя всю вину на его окружении: «Он [Махмуд АббасИ.П.] далек от всего этого, а они (люди из ближайшего окружения) все время вводят его в заблуждение. Я люблю Аббаса. Но они все его обманывают, и только ждут его смерти. Но Аббас будет жить до ста лет. Те, кто находятся рядом с ним, они хотят разрушить семью Арафата. Но мы сильнее. И если они не прекратят, я открою для них врата ада».

С ее слов стало известно и о том, каким оружием она будет пользоваться против своих противников, организовавших ее травлю. Она утверждает, что Ясир Арафат вел дневник, в котором писал о всех людях, которые правят сейчас в Рамалле. «Если я опубликую то, что он написал о каждом из них, это будет подобно их публичному сожжению», - уверена порфироносная вдова.

Движение ФАТХ расценила заявления вдовы своего лидера как раскольничество. «Подозрительная кампания Сухи Тауиль против палестинского руководства, в которой она прикрывается именем шахида Абу Амара [один из псевдонимов Ясира АрафатаИ.П], нашего национального символа, служит интересам ОАЭ и угрожает мусульманским и христианским святыням нашего народа», - говорится в опубликованном заявлении движения.

Но, право же, это откровенное преувеличение. Никакой политики – вдову, считающую себя главной хранительницей памяти об Арафате и его идеалах, прищемили в деньгах, а ее брата, Джебрана Тауиля, отставили от должности палестинского представителя на Кипре. Что и заставило Суху Арафат громко заявлять о том, что у нее есть «свидетельства коррупции и шпионажа в руководстве ПА». Но, с учетом того, как палестинцы относятся к самой вдове, вряд ли ее слишком потрясут и уж точно – не добавят ей сторонников.

Даже биография этой женщины, безусловно незаурядной, не могла способствовать ее популярности у простых палестинцев. Суха Тауиль, будущая жена Ясира Арафата, родилась 17 июля 1963 года в Иерусалиме в богатой христианской семье. Отец - банкир, мать - скандально известная журналистка и активистка Организации освобождения Палестины (ООП).

Когда девочке исполнилось 13 лет, семья переехала в Рамаллу. Там Суха ходила во франкоязычную католическую школу. А в 1985 году, после того как ее мать получила несколько писем с угрозами, семья перебралась во Францию, где Суха продолжила образование в Сорбонне.

Арафат сразу понял, что христианка Суха - его судьба

В 1989 году ее мать, Раймонда Тауиль, которая в то время работала в бюро палестинского новостного агентства в Париже, познакомила дочь с приехавшим во Францию лидером ООП Ясиром Арафатом. Как рассказывали потом в интервью телекомпании CBS Ясир и Суха Арафат, между ними «мгновенно произошла химическая реакция». Которая закончилась тем, что Арафат предложил ей приехать в Тунис в качестве советника по экономическим вопросам при штаб-квартире ООП.

«Когда он предложил мне переехать – я сразу поняла, что это предложение руки и сердца», - вспоминала потом Суха. И – метнулась в Тунис, где первым делом приняла ислам, причем, по ее признаниям, исключительно из стратегических соображений – для заключения брака. И в 1991 году 62-летний Ясир Арафат и 28-летняя Суха Тауиль поженились.

Целый год брак хранился в тайне. Но когда он стал достоянием гласности, и палестинцы узнали свою «первую леди» - скандал вышел первостатейным. Суха эпатировала палестинцев шикарными нарядами и дорогими машинами, которые приобретал ей «самый аскетичный лидер палестинцев». Но, наверное, самым вызывающим было то, что она совершенно не собиралась отказываться от христианства — продолжала посещать рождественские службы в Вифлееме и даже крестила свою дочь Захву, родившуюся в 1995 году.

Суха крестила свою дочку Захву в Вифлееме

Незадолго до начала второй интифады, в сентябре 2000 года, Суха с дочерью уехала в Париж. Насчет того, почему рассталась чета Арафатов, было высказано множество версий: от подозрения на лейкемию у Захвы до «политических разногласий» между супругами по вопросу палестино-израильских отношений.

Близкие же к палестинскому лидеру люди в интервью западным СМИ неоднократно утверждали, что имидж «Сухи крашеной в шикарных костюмах» мог повредить закрепившемуся за Ясиром Арафатом образу целеустремленного революционера, который «живет так же скромно, как и весь его народ».

Впрочем, расставание с Арафатом не отразилось на возможностях Сухи получать материальную помощь из фондов борьбы за освобождение Палестины. Так что о коррупции и казнокрадстве кому-кому, а порфироносной вдове стоило бы помолчать – осенью 2003 года $800 миллионов, выделенных международными организациями на гуманитарную помощь Палестине, лидер ПНА перевел на счета своей супруги. Что, впрочем, не помешало ей как-то пожаловаться египетским журналистам, что «муж ни разу не дарил ей драгоценностей». Ну да, ну да, роскошные наряды и шикарные машины, закатываемые ею светские приемы, которые покойный Арафат называл «кабаре» - это, видимо, все на скромную зарплату советника по экономическим вопросам организации освобождения Палестины, не иначе.

При этом Суха обожала давать интервью и участвовать на дипломатических встречах, которые из-за ее несдержанности в высказываниях оборачивались международными скандалами.

встречу с Сухой Хиллари Клинтон назовет худшим поступком в своей жизни

В 2001 году госпожа Арафат в интервью арабскому женскому журналу открытым текстом заявила, что «ненавидит израильтян», поскольку именно они «виноваты в нашем тяжелом положении, это из-за них мучаются наши дети». А незадолго до того, как ее муж в 2002 году осудил действия террористов-смертников против мирных Израиля, она призналась, что для нее было бы честью, если бы ее сын, будь он у нее, стал смертником.

Израильские журналисты, комментируя выступления первой леди Палестины, называли ее не иначе как «бешеная корова» - но это еще что, однажды Суха Арафат серьезно обидела не только израильтян, но и  американских евреев, а заодно серьезно навредила Хиллари Клинтон.

Произошло это, когда первая леди США приехала в Палестину и встретилась с Сухой. В ходе беседы та заявила, что из-за отравляющих газов, которые Израиль применяет против палестинцев, значительно увеличилось число выкидышей у женщин и раковых заболеваний у детей. Хиллари Клинтон поспешила перевести разговор на другую тему. По окончании встречи первые леди обнялись и расцеловались. Для политической карьеры госпожи Клинтон этот поступок чуть было не стал роковым, а позже она признавалась, что объятия с Сухой были худшим поступком в ее жизни.

Кстати, и проживание Сухи во Франции после расставания с Арафатом, тоже сопровождалось скандалами. Комитет по борьбе с отмыванием финансовых потоков при правительстве страны неоднократно начинал расследование о происхождении денег на ее счетах. Суха назвала это «попыткой очернить палестинцев». А сам Арафат заявлял, что дело о счетах его жены - провокация израильского премьера Ариэля Шарона, который хочет отвлечь внимание от коррупционных скандалов внутри собственного правительства.

Последние годы своей жизни Суха провела в борьбе за миллиарды Арафата

В окружении Арафата прекрасно понимали, откуда у его супруги – пусть формально они и не жили вместе – деньги и из каких источников они к ней поступают. Что, разумеется, симпатий их к Сухе не прибавляло.

Но по-настоящему взбесило руководство Палестинской автономии то, как Суха вела себя в последние дни жизни мужа в 2004 году. После долгих лет разлуки 29 октября Суха поспешила к смертному одру супруга в Рамаллу. Она сопровождала его во Францию и ни на шаг не отходила от угасающего палестинского лидера в парижском военном госпитале Перси. По французским законам именно она была вправе решать, кого допускать к палестинскому лидеру и своим правом Суха пользовалась в полной мере.

Она не пустила к умирающему Арафату делегацию финансистов ПА, которые хотели убедиться, что их лидер все еще жив. Палестинцы были даже готовы заплатить ей $2 миллиона, но практичная Суха отказалась. Ведь речь шла о наследстве Ясира Арафат, которое, по разным оценкам, составляет от $300 миллионов до $3 миллиардов. Палестинцы полагали, что Арафат владел деньгами на своих счетах в качестве лидера ПНА и, следовательно, деньги принадлежат им – но супруга Арафата деньги отдавать не собиралась.

В конце концов им удалось как-то договориться. По некоторым данным, в обмен на коды личных счетов Арафата, Суха получила $29 миллионов и 35 тысяч долларов ежемесячного содержания. Видимо, руководство Палестинской администрации в конце лета решило пересмотреть договоренности, что и вызвало гнев «порфироносной вдовы» и угрозы разоблачения. Какая уж тут большая политика и образ будущего Палестины, если такая «мыльная опера» завертелась…

8436 просмотров