Зачем Азербайджану перемирие с Арменией? главная тема

Эйнулла Фатуллаев

Вероятно, азербайджанский народ – один из немногих в мире, который с печалью воспринял весть о подписании гуманитарного перемирия. Всю прошлую ночь весь Азербайджан, затаив дыхание, с нетерпением ждал окончания переговоров Байрамова с Мнацаканяном. Слишком велики были надежды, что переговоры сорвутся. Не странно ли?

И это не есть проявление национал-реваншизма. Несколько поколений, измученных бесконечным миротворческим процессом, зажатым в тисках аморфной Минской группы, потеряли надежду на справедливый мир путем переговоров. И азербайджанцев легко понять. Слишком оголены нервы и уязвлено чувство национального достоинства. Безрезультатные переговоры длиною в четверть века.

Беспрецедентное событие в новейшей политической истории.

В Азербайджане впервые за четверть столетия царят шокирующие патриотические настроения

Что дальше? Весьма хрупкое гуманитарное перемирие, регламентированное новым Московским протоколом, может сорваться в любой момент. В окопах, разделяющих две страны, сидят солдаты, гордо взирающие в глаза смерти. Для них – поколения палаточных городков и бесконечной войны переговоры – это утопический шанс на прочный мир. Надежда на справедливый мир зиждилась на неискоренимой вере в справедливую войну. Бишкекский процесс потерпел фиаско, ибо две из трех сторон – армянская и посредники работали на консервацию конфликта. А консервация выражалась в постепенном насаждении безысходной ситуации ни войны, ни мира. Порочный для Азербайджана статус-кво могла нарушить лишь справедливая война. Ильхам Алиев решил сломать все планы по эволюционному и планомерному отторжению Карабаха от Азербайджана. Ибо это не тот случай, когда худой мир лучше доброй ссоры. Худого мира не было. Со дня доисторического Бишкека шла активная информационная и холодная политическая война. А порой сдавали нервы, и происходили перманентные вспышки боевых действий.

Гуманитарное перемирие, рожденное после длительных и мучительных переговоров в гостях у Лаврова, подвело черту под «бишкекской эпохой». Азербайджан открыто обозначил свою непримиримую и бескомпромиссную позицию: прочный, долгосрочный и справедливый мир. Двенадцатидневная беспощадная и разрушительная по своему масштабу война стала наглядным уроком для всего политического истеблишмента Армении, впрочем, как и для всего армянского народа – Азербайджан не смирится с потерей своих территорий. Азербайджан отверг модель замороженного конфликта.

Карабах не стал вторыми Голанскими высотами, это кровоточащая рана, историческая память и национальное самовыражение. Карабах – базовая ценность всей новой азербайджанской идеологии. Поэтому с такой легкостью, с улыбкой на лице азербайджанцы шли на смерть. Умереть за Карабах - для современного азербайджанского юноши нет желаннее мечты. И армяне впервые осознали, что без справедливого решения их жизнь превратится в сущий ад, как и судьба будущих поколений на Южном Кавказе повиснет на волоске. Здесь не сработает даже кэмп-дэвидская модель обмена мира на территории. Здесь на кону вопрос судьбы и жизни целых поколений в обмен на территории. За 26 долгожданных лет земля стала неопровержимой ценностью. Слишком желанной и несбыточной была мечта.

Смерть за Карабах для юного азербайджанца - страстная и желанная мечта

Впервые за четверть века Азербайджан стал определять правила игры. Диктовать свои законные и справедливые условия, требуя деоккупации захваченных земель. И это несмотря на невиданное доселе политико-дипломатическое давление на Азербайджан со стороны целой разношерстной коалиции стран.

Разделившиеся на два лагеря - противников и сторонников гуманитарного перемирия, азербайджанцы ведут ожесточенные споры вокруг главного вопроса национальной повестки: а стоило ли останавливаться? У тех и других есть своя правда.

Однако перед Азербайджаном стояла главная задача – попытаться извлечь из военных успехов дипломатические дивиденды. И оставить Пашиняну открытую дверь. Куда он может вернуться. Отказавшись от подписания бессрочного гуманитарного перемирия, Азербайджан лишился бы не только военного превосходства, но и вызвал недоверие мирового сообщества.

В свое время подписание Бишкекского протокола на фоне стремительного контрнаступления азербайджанской армии в южном направлении вызвало столь же ожесточенные споры. Однако аргументы властей и политиков, взявших на себя ответственность за подписание ни к чему не обязывающего протокола о прекращении огня, выдержали испытание самим временем. Главный аргумент властей исходил из понимания того, что формальный протокол не накладывает на Азербайджан особых обязательств по соблюдению режима перемирия. Как минимум дважды азербайджанская армия прибегла к широкомасштабным боевым действиям. То есть по своей значимости Бишкекский протокол был гораздо более политически ответственным и весомым правовым документом, подписанным главами парламентов и министрами обороны воюющих стран. Новый протокол – всего лишь гуманитарная акция, согласованная министрами иностранных дел. Ни к чему не обязывающее оборонные ведомства и правительства джентльменское соглашение. Не более того.

По своей значимости "Московский протокол" уступает даже формальному "Бишкекскому договору"

К тому же войска по-прежнему стоят лицом к лицу. Никакой преграды. Отвергнута призрачная идея ввода миротворцев или голубых касок. Война может вспыхнуть в любой момент. Но… воспользовавшись своим естественным правом силы, Азербайджан великодушно предоставил Еревану путь для дипломатического маневра. Вернуться к принятой всеми предшественниками Пашиняна искомой модели урегулирования – «мадридским принципам», подразумевающим поэтапное решение конфликта. Вначале – вывод войск с занятых территорий, затем – определение статуса нагорной части Карабаха. Азербайджан настаивает на переходе к предметной части переговоров. Армения должна представить Азербайджану и сопредседателям Минской группы конкретный план и ясный график вывода оккупационных войск.

Что произойдет в случае, если Армении вновь откажет благоразумие и она не согласится вывести войска из занятых азербайджанских городов и районов?! Ответ очевиден – вспыхнет война. За считаные дни Армения понесла миллиардные убытки – нищей стране придется восстанавливать военно-гражданскую инфраструктуру в целом регионе. То есть за считаные дни Азербайджан вернул Армению в исходное положение. В 1994-й год. Все 26 лет активного строительства и возрождения спорной территории ушли на смарку. Теперь заново надо искать деньги и строить. И что произойдет, если в Карабахе снова вспыхнет война, вернее, войны? Опять разрушения и мрак?! Строить и созидать, чтобы в один миг все снова рухнуло?!

Более того, в результате двенадцатидневной войны Азербайджан развеял стереотип о так называемой линии соприкосновения войск в Карабахе. Условная «демаркационная линия» разрушена. На полях сражения возникло новое соотношение сил. Надо понять и принять новую ситуацию. А это для Армении весьма сложный психологический тест.

Наконец, в результате успешной войсковой операции, азербайджанская армия развернулась не только в районах, находящихся вне Нагорного Карабаха, но и стала освобождать важные стратегические высоты и населенные пункты в самой нагорной части. Талыш и Мадагиз – это ключи к Агдере (Мардакерту), а занятый Гадрут – двери к центру Нагорного Карабаха.

Гадрут - распахнутая азербайджанскими солдатами дверь в Нагорный Карабах

В период первой карабахской войны витала притча во языцех: кто контролирует Гадрут, тот контролирует весь Карабах. Уж слишком стратегический характер носит этот горный район, открывающий путь к Ханкенди и Шуше, а также предоставляющий абсолютное превосходство над равнинным Карабахом.

За все эти существенные потери и военные неудачи Пашиняну придется держать ответ перед протестным армянским обществом, которому еще предстоит переосмыслить недавний сентябрьский коллапс. Еще свежи воспоминания, какими внутренними катаклизмами и политическим грохотом обернулась для экс-президента Сержа Саргсяна обидное поражение в апрельской войне. Несколько тысяч гектаров земли и один Леле-тепе предопределили судьбу Сержа Саргсяна, вызвав военный бунт Сасна Црера.

Пашиняну придется держать ответ. Перед собственным народом!

А здесь потеря двух районов, Муровдагского хребта – дороги в Кельбаджар, стратегических позиций в Агдере (Мардакерте), селений в Физулинском районе… Не говоря уже о нанесенном экономике и ВПК Армении многомиллиардном ущербе. В Армении уже раздаются критические голоса, что предшественникам Пашиняна удавалось сдерживать Азербайджана, однако безответственная и авантюрная риторика неопытного политика, подобранного толпами с улицы, обернулась колоссальными потерями для страны. И это еще начало, ибо армянское общество в минуты опасности склонно к консолидации против внешнего врага, не выпячивая внутренних раздоров и противоречий.

А гуманитарное перемирие предоставляет блестящий шанс оппонентам Пашиняна рассказать армянскому народу о всех перипетиях и масштабах потерь и неудач за 12 дней войны…

46366 просмотров