Ещё одна победа Эрдогана: Катар вырвался из блокады наше послесловие, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Всего несколько часов остается до момента подписания Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом соглашения о снятии блокады и нормализации отношений с Катаром. На церемонии ожидается присутствие Джареда Кушнера, зятя и старшего советника Дональда Трампа.

В знак примирения вечером вчерашнего дня, 4 января, Эр-Рияд и Доха согласились открыть друг для друга сухопутные и морские границы, а также воздушное пространство.

В знак примирения вечером вчерашнего дня, 4 января Эр-Рияд и Доха согласились открыть друг для друга сухопутные и морские границы, а также воздушное пространство. Однако накануне этого важнейшего события, которое должно поставить точку в трехлетнем кризисе внутри монархий Персидского залива, продолжает сохраняться целый ряд неясностей.

Главная из которых заключается в том, будет ли это соглашением между Катаром и «блокадной четверкой», то есть Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом, или же речь идет о двустороннем договоре между Эр-Риядом и Дохой, а остальные участники лишь поприсутствуют на подписании и выразят свое одобрение происходящего невнятными заявлениями типа «Миру – мир!»

Впрочем, даже если заявления будут и более конкретными, ситуация прояснится ненамного. Поскольку конец провалившейся блокады Катара – это просто начало нового этапа политических игр в Заливе и на Ближнем Востоке.

Катар вырвался из блокады

Напомню, как все начиналось, поскольку haqqin.az с самого начала пристально следил за развитием ситуации, достаточно набрать «Катар» в поисковике нашего сайта. Итак, в мае 2017 года ряд государств Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ) и их союзников (Египет), а также сателлитов вроде Бахрейна и Мальдивских островов выдвинули руководству Катара ультиматум из 14 пунктов:

1. Разорвать дипломатические связи с Ираном. Выслать из страны всех членов Стражей исламской революции и прекратить сотрудничество в военной сфере. Разрешается иметь торговые и финансовые отношения с Ираном, но только в тех границах, которые соответствуют американским и международным санкциям.

2. Разорвать все связи с террористическими организациями (дополнительно не подчёркивалось с какими).

3. Официально объявить эти организации (см. пункт 2) террористическими.

4. Закрыть «Аль-Джазиру» и её филиалы по Ближнему Востоку.

5. Закрыть все региональные СМИ, которые напрямую и косвенно финансирует Катар: Arabi21, Rassd, Al-Araby Al-Jadeed и Middle East Eye.

6. Прекратить военное присутствие Турции в Катаре. Не сотрудничать с Анкарой в военной сфере.

7. Завершить любые средства поддержки индивидов и групп, которые были признаны террористическими в Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейне, США и др.

8. Сотрудничать в поимке и выдаче террористов в их страны происхождения. Блокировать их финансовые счета, делиться информацией о их передвижениях.

9. Прекратить вмешательство во внутренние дела суверенных государств. Не выдавать катарское гражданство лицам, которые находятся в статусе разыскиваемых граждан в КСА, ОАЭ, Египте и Бахрейне. Отозвать гражданство у лиц, которые грубо нарушают законы этих государств.

10. Прекратить все контакты с оппозицией КСА, ОАЭ, Египта и Бахрейна. Предоставить документы прежних контактов, поделиться информацией об этих организациях.

11. Выплатить компенсацию за все годы проводимой внешней политики. Окончательная сумма будет утверждена в контакте с катарской стороной.

12. Согласиться на ежемесячный аудит в течение года после согласования требований. Контроль на предмет соблюдения договорённостей будет сохраняться ближайшие 10 лет.

13. Войти в союз (военный, экономический, политический) с другими арабскими государствами согласно договорённостям, достигнутым странами CCG в Эр-Рияде в 2014 году.

14. Согласиться со всеми требования в течение 10 дней.

Устоять Дохе в те дни удалось только опираясь на жесткую и совершенно недвусмысленную позицию Анкары

По сути, все претензии к Дохе сводились к тому, что Катар проводит слишком самостоятельную внешнюю политику, не считает Иран «порождением шайтана», крепко дружит с Турцией, а Al-Jazeera показывает и транслирует то, что не всегда приятно Эр-Рияду и Абу-Даби.

Катар же считал, что конфликт был спровоцирован саудовско-эмиратскими элитами с целью смены правительства в Дохе, дабы саудовцы могли подмять под себя внешнюю политику эмирата и контроль над его газовыми ресурсами.

Кстати, Дональд Трамп в первые дни конфликта с подачи Джареда Кушнера, который сегодня позиционируется чуть ли не главным миротворцем, встал на сторону Саудовской Аравии и ОАЭ в их конфликте с Катаром и даже дал добро на возможное саудовско-эмиратское вторжение с последующим госпереворотом в Дохе.

Устоять Дохе в те дни удалось только опираясь на жесткую и совершенно недвусмысленную позицию Анкары, поскольку руководство Турции оперативно увеличило свое военное присутствие в Катаре и намекнуло горячим арабским парням: «Только попробуйте». Подействовало отрезвляюще. Но с тех пор конфликт приобрел иную конфигурацию – не просто «Катар vs КСА, ОАЭ, Бахрейн и примкнувший к ним Египет», а «Катар-Турция vs «блокадная четверка».

Дуэту Анкара-Доха удалось не просто сорвать блокаду, но и выйти победителем из этого противостояния

Дуэту Анкара-Доха удалось не просто сорвать блокаду, но и выйти победителем из этого противостояния. В Эр-Рияде и Абу-Даби это прекрасно понимают, как понимают и то, что подписываемое соглашение о нормализации отношений – по сути, акт их поражения, серьезная потеря лица.

Именно поэтому сейчас проигравшая сторона будет делать все, чтобы «задушить Катар в объятиях», мирными путями пытаясь достичь целей, которых не удалось добиться блокадой: вбить клин между Катаром и Турцией.

Что ж, 2021 год обещает быть в зоне Персидского залива крайне интересным и интригующим. Ну а в отношении планов «блокадной четверки» разорвать турецко-катарское партнерство следует, видимо, ограничиться повторением позиции Анкары в 2017 году: «Только попробуйте». И в Турции, и Катаре хорошо усвоили урок о том, кто кому друг. И чего стоит дружба монархов Залива.