Турция и Китай: объятия крепчают наша корреспонденция; все еще актуально

Шен Сию (Пекин, КНР), специально для haqqin.az

Отношения между Пекином и Анкарой углубляются до многообещающего уровня стратегического партнерства.

Товарооборот между Турцией и Китаем по железной дороге занимает от 15 до 20 дней, в то время как по морю – от 45 до 60 дней. Партнерство с Китаем дает Анкаре доступ к инвестициям стратегического уровня в ее экономику, а для Пекина эти отношения открывают доступ к экономическому плацдарму в Средиземноморье, по сути – прямой и короткий путь в Европу.

Это то главное и объективное, что служит предпосылками для сближения Китая и Турции. Это то, что получило подтверждение буквально пару дней назад, когда по железной дороге из Турции в провинцию Сиань была отправлена очередная партия бора.

партнерство с Китаем дает Анкаре доступ к инвестициям стратегического уровня в ее экономику, а для Пекина эти отношения открывают доступ к экономическому плацдарму в Средиземноморье

Для непосвященных поясним: бор - важнейший элемент питания растений в сельском хозяйстве, он предотвращает потерю плодов и семян, гарантирует, что сельскохозяйственные поля будут высокопроизводительными, а производители получат высокую прибыль при низких затратах. Его бесперебойные поставки для Пекина - крайне актуальный вопрос самодостаточности китайского сельского хозяйства.

Турция – мировой лидер в экспорте бора, ей принадлежат 57% мирового рынка. По сути, перед нами зарождение нового тренда для турецкой горнодобывающей промышленности.  И, по словам министра энергетики и природных ресурсов страны Фатиха Донмёза, именно Китай станет для нее ключевым рынком.

Сопряжение турецкой экономики со стратегической китайской инициативой «Пояс и Путь» нарастает в геометрической прогрессии. С 2016 по 2019 год две страны подписали 10 двусторонних соглашений, в том числе по здравоохранению и атомной энергетике. За этот же период Китай инвестировал в Турцию 3 миллиарда долларов.

Когда в 2018 году стоимость лиры упала более чем на 40 процентов, государственный Промышленно-коммерческий банк Китая предоставил турецкому правительству 3,6 миллиарда долларов кредитов на текущие энергетические и транспортные проекты. Сегодня Пекин позволяет турецким компаниям использовать китайский юань для торговых платежей, что облегчает им доступ к китайской ликвидности – еще один шаг в углублении сотрудничества.

В Пекине не скрывают восторгов от победы Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне, которую Баку одержал при поддержке Турции. Ведь теперь создан коридор между Азербайджаном и Нахчываном, напрямую связавший Турцию с Азербайджаном и другими государствами в Центральной Азии.

И как апофеоз в этом списке предпосылок для углубления партнерства между Пекином и Анкарой – появившееся на сайте Белого дома сообщение о том, что «США и ЕС договорились работать вместе по вопросам, вызывающим взаимную озабоченность, в том числе по Китаю и Турции». Ничто так не объединяет страны, как дружба их геополитических конкурентов. Причем, что совершенно очевидно и в Пекине, и в Анкаре, с Европой американцы договорятся без особых проблем. А вот Турцию и Китай будут откровенно «прессовать».

Но тем не менее, ни турецкая, ни китайская сторона не стремится перешагнуть те «красные линии», которые их пока разделяют. Анкара не торопится форсировать отношения с КНР и делать ставку исключительно на Пекин как основного экономического партнера и источник кредитов. И подобный подход вызывает в Китае самое уважительное отношение.

Прагматизм Анкары в этом вопросе, нежелание Турции «складывать все яйца в одну корзину» коренным образом отличается от потребительского отношения к Пекину со стороны ряда других партнеров: дайте денег, только денег, ничего, кроме денег. А о создании крепких связей, кроме отношений «кредитор-должник», они, как Скарлетт О’Хара, «подумают завтра».

Турцию и Китай объединяют и оборонное сотрудничество

Руководство Турции мыслит именно стратегическими категориями. Кредиты – это прекрасно, это важно, но не только в них залог успеха. Есть китайские кредиты в умеренных объемах – но есть и оборонное сотрудничество двух стран, продуктами которого является участие китайских военных в учениях «Эфес», проходивших в Турции в 2018 году. И турецкая баллистическая ракета «Бора», созданная по образцу китайской ракеты B-611, которая активно использовалась в операциях против боевиков Рабочей партии Курдистана в мае 2019-го.

Как есть и масштабные логистические проекты, предполагающие развитие инфраструктуры турецкого участка инициативы «Пояс и Путь». Китайская технологическая компания ZTE приобрела более 48 процентов ключевого производителя телекоммуникационного оборудования в Турции - компании Netas, которая монтирует все телекоммуникации нового международного аэропорта Стамбула.

В 2015 году китайский консорциум купил 65 процентов третьего по величине контейнерного терминала Турции Kumport в Стамбуле, приобретя тем самым ключевое место в контейнерных перевозках. А в январе 2020 года китайский консорциум купил 51 процент моста Явуз Султан Селим, соединяющего Европу и Азию через Босфор.

Но есть и еще одна немаловажная причина углубления китайско-турецкого партнерства, которая, с приходом в Белый дом администрации Байдена, будет способствовать сближению Анкары и Пекина. Ни руководство Турции, ни руководство Китая не готовы мириться с гегемонией Соединенных Штатов и подстраиваться под международный порядок, основанный на созданных Западом институтах. Две страны отстаивают право на собственный путь – и настроены в этом для развития двустороннего сотрудничества ради достижения успеха.