Куда идет «Ени Азербайджан»? статья вторая, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев

Анализируя итоги исторического съезда партии «Ени Азербайджана», взявшего курс на обновление и смену поколений, мы подходим к главному вопросу – идеологической концепции. Согласно идеологическим установкам партии «Ени Азербайджан», заложенным в период основания организации в 1992 году, ЙАП является народнической, лево-центристской организацией.

Исходя из классической типологии классификации партий, «Ени Азербайджан» более близок к социал-демократической ориентации. Как и основанная Ататюрком Народно-Республиканская партия Турции. Именно поэтому еще в середине 1990-х годов тогдашний лидер социал-демократической партии Турции Эрдал Иненю (после военного переворота Кенана Эврена деятельность партии Ататюрка была запрещена, и после оттепели из шинели партии Ататюрка вышли три организации, одну из которых возглавил сын легендарного соратника Мустафы Кемала Исмета Иненю – Эрдал Иненю) вел переговоры с лидером «Ени Азербайджана» Гейдаром Алиевым о вступлении азербайджанской партии в авторитетную международную организацию эсдеков – СоцИнтерн. В середине 1990-х годов Иненю занимал пост вице-президента Интернационала.

Гейдар Алиев был одним из теоретиков и рьяных сторонников "сильного государства", что не скрывал в дискуссиях с либералами

Однако в конце 1990-х годов появились попытки пересмотра программных документов и идеологической платформы партии с целью ее перехода на либеральные основы. Часть функционеров выступила с инициативой кооптации с Либеральным Интернационалом, однако попытка насаждения идеологии верховенства свободы индивидуума над государственным и экономическим порядком шла вразрез с политической философией масштабного и идейного государственника Гейдара Алиева. Отвергнутая лидером партии попытка в большей мере была предпринята под влиянием духа времени - к концу 1990-х годов однополярная либеральная система достигла пика своего могущества, что обязало профессора Стэнфордского университета Френсиса Фукуяму объявить о «конце истории», о конечной точке политического и социо-культурного развития человечества. Но выдающийся стратег Гейдар Алиев осознавал, что согласно пружине эволюции – любой победный конец влечет большое начало… Что либеральная демократия не может стать логическим концом эволюционного развития. Ибо это и есть высшая точка человеческой свободы, которая предопределяет аномию-распад общества.

Впоследствии и сам отец либерализма отошел от основных постулатов своего учения, разделив мир на две части. Азербайджан, как и весь большой Восток был определен в мир исторический, который будет развиваться параллельно либеральному (доисторическому) миру. Либеральное учение воспринимает модель «сильного государства» в качестве препятствия развитию демократического общества. Хотя, сами отцы либерализма открыто признавали уязвимость государственных институтов при насаждении западной демократии в развивающихся странах. Гейдар Алиев же был идейным вдохновителем и создателем «сильного государства», которое спасло Азербайджан от распада и колонизации. Политический преемник Гейдара Алиева – Ильхам Алиев еще более усовершенствовал модель «сильного государства», провозгласив политическую стабильность более приоритетной задачей, нежели насаждение под давлением западного сообщества чуждых постколониальной развивающейся, к тому же не познавшей рыночной экономики стране либеральных тенденций.

В своем программном выступлении на съезде партии Ильхам Алиев открыто заявил, что именно стратегия Гейдара Алиева удержала и сохранила целостность Азербайджана, позволив нынешнему правительству перевоплотить страну в самодостаточное независимое государство. Лидер партии так и сказал – без этой стратегии Азербайджан сегодня стал бы полуколониальной марионеточной страной.

Ильхам Алиев заявил, что без стратегии "сильного государства" Гейдара Алиева Азербайджан превратился бы в полуколониальную марионеточную страну

Таким образом, именно отказ от либеральной идеологии позволил Гейдару Алиеву обеспечить становление «сильного государства». Под перманентным залпом западной либеральной критики. Но вначале Гейдар Алиев, а затем и сам Ильхам Алиев выстояли, проявив недюжинную волю в противостоянии с либеральным миром. Партия «Ени Азербайджан» осталась на своей прежней платформе народничества и социальной демократии.

Злой рок истории: но после сокрушительного провала либеральной экспансии на Восток и краха арабской весны все тот же отец современного либерализма профессор Фукуяма признает ошибочность своих воззрений о параллельных мирах, отдав должное гениальному пророчеству марксизма о наступлении эпохи кризиса перераспределения и абсолютного доминирования транснациональных компаний в эпоху наступившего империализма.

Политическая дальновидность Гейдара Алиева, глубочайший аналитический ум Ильхама Алиева, направивших все материальные и сырьевые ресурсы на создание и упрочение «сильного государства», уберегли Азербайджан от неминуемых внутренних катаклизм и геополитических потрясений. Примеры соседних Грузии и Армении, пострадавших от децентрализации государства, более чем красноречивы. Каждая из стран региона, включенная отцами либерализма, в так называемый хаотический исторический мир, отказавшись от модели «сильного государства» в пользу либерального общества, столкнулась с системным кризисом, утратой функциональности государственных институтов, деградацией экономических и финансовых институтов, крахом мобилизационных ресурсов… Зачастую апологеты либерализма допускают намеренную логическую ошибку, подменяя понятия «сильного государства» авторитаризмом либо тоталитаризмом. Хотя в последние годы, признают право «тоталитарного» Китая на противостояние с диктатурой транснациональных компаний.

Сохранив свою лево-центристскую и народническую платформу, «Ени Азербайджан» избрал в качестве своих системных партнеров правящую в России «Единую Россию», Китайскую Коммунистическую партию, Партию Справедливости и Развития Турции. Примечательно, что в последние годы партия Эрдогана, прежде занимавшая позицию «консервативной демократии», сместилась в центр к социал-реформизму, объявив своими главными задачами духовность и социальную справедливость.

Может возникнуть вопрос, а как же коррелируются националистические убеждения (в смысле гражданского национализма в противовес этническому армянскому) Ильхама Алиева, который в каждом своем выступлении отстаивает национально-государственные интересы страны и который воплотил в жизнь мечту нескольких поколений азербайджанцев об освобождении Карабаха с лево-центризмом?! Два выразительных и недвусмысленных примера из истории близкой нам по духу Турции вносят полную ясность и в этот вопрос. Это примеры Ататюрка – лидера левой партии и Бюлента Эджевита, поставивших во главу угла своей политики защиту национально-государственных интересов страны. Если Ататюрк спас турецкую государственность от полнейшего уничтожения и упразднения, то Эджевит принял нелегкое решение о вводе турецких войск на Кипр в целях защиты подвергнутых террору греческих «черных полковников» турецкого населения. Отстаивание национальных и государственных интересов вовсе не свидетельствует об ультра-правых националистических убеждениях. Напротив – главной ценностью социальной демократии является справедливость. Что есть священнее в этой жизни, чем справедливое право угнетенного внешним агрессором собственного народа?

После либеральной экспансии на арабском Востоке остались одни руины

Еще один актуальный вопрос после съезда, наметившего исторические задачи перед правящей партией: стоит ли в новой эпохе подвергать ревизии идеологические каноны партии?

Задолго до теории «конца истории» профессора Стэнфордского университета Ф.Фукуямы, незадолго до левой французской революции 1968 года профессор Гарвардского университета, известный журналист и социолог Даниел Бэлл объявил о «конце идеологий». Именно Бэлл и стал предвестником постиндустриального общества, в котором человеческий капитал и интеллектуальные технологии должны превзойти материальные ресурсы. Пророчество Бэлла сбылось спустя десятилетия, ибо «конец истории» застиг нас в самом начале пути развития постиндустриального общества. Бэлл был убежден, что человечество в своем развитии в постиндустриальной эпохе достигнет такого развития, что политические идеологии потеряют свою значимость, ибо люди при любом раскладе не смогут изменить органическое по своей природе общество. Высшей ценностью единой идеологии станет человеческий капитал. Речь идет об универсализации идеологий и категорий политического сознания.

Ильхам Алиев довольно долго рассуждал о значимости человеческого капитала, и его влияние на экономическое развитие, интеллектуальную управленческую систему. Алиев не только рассуждает о постиндустриальном обществе, более того активно претворяет в жизнь главные принципы экономики этого общества – расширение инновационного сектора, индустрию инновационных услуг, интеллектуальное управление производством.

Гейдар Алиев вручает Ильхаму Алиеву партийный билет "Ени Азербайджана". Политическая преемственность, императив стабильности и отказ от политического либерализма уберегли Азербайджан от глобальной катастрофы

То есть в нынешнем полицентричном мире И.Алиев, развивая идеи постиндустриального общества и одновременно с этим, выступая против транснационального империализма, выраженного в экспансии и жажде раздела мира между монополистическими союзами, сыграл ключевую роль в совершенствовании и адаптации к новым мировым реалиям идеи «движения неприсоединения», всеобщей справедливости и солидарности. Идейно-ценностная система Ильхама Алиева ярко проявилась в его попытке консолидации всех мировых сил в борьбе с пандемией. Президент Азербайджана – один из первых осудил нарушение равенства стран в праве получения вакцин и лекарственных препаратов в борьбе с коронавирусом. Тем самым лидер «Ени Азербайджана» подверг критике идейно-политические установки и моральные устои движущих мировых сил.

Таким образом, исходя из программных выступлений президента и его видения современного развития, можно прийти к умозаключению, что президент выдвигает новые идеологические ориентиры, но при этом остается приверженцем главных ценностей социальной демократии: превалирования «сильного государства», справедливости и солидарности…

(Продолжение следует)