Грузия разрывается между Турцией и США грузинская дилемма, все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Каково же отношение стран бывшего СССР к признанию Вашингтоном резни армян в Османской империи? Что касается Баку, то здесь все понятно, никаких споров быть не может: Армения – военный противник, Турция – ближайший и исключительно верный, на зависть всем остальным союзник, который не ограничивается только моральной поддержкой.

А вот настоящей головной болью ухудшение турецко-американских отношений стало для прозападных стран, которые в то же время считают себя союзниками Турции, например, Украины и Грузии.

Турция для Грузии - это окно на Запад

Это как разрываться между двумя друзьями, которые что-то между собой не поделили. Оба очень ценные союзники, оба многое делают для того, чтоб указанные страны встали на ноги, и делать выбор между ними – самый настоящий ночной кошмар.

В сегодняшних условиях многим это может показаться невероятным, но и для Киева, и особенно для Тбилиси Турция с самого начала строительства независимых государств была частью западного мира.

В Грузии прозападно настроенные граждане при этом ценят Турцию как союзника и всегда препятствуют любым попыткам ура-патриотов и «истинных православных» нагнетать в стране антитурецкие настроения.

Турция – член НАТО, быстрорастущая экономика, демократическая страна, в которой правящая партия позволяет себе проиграть муниципальные выборы в Стамбуле и Анкаре, государство с очень высоким уровнем организованности, дисциплины и верховенства закона.

Турки всегда поддерживали территориальную целостность как Грузии, так и Украины, а последняя встреча Эрдогана с Зеленским, возможно, стоила Турции миллионов российских туристов.

Благодаря усилиям Турции, в августе 2008 года в ходе российско-грузинской войны ни одна бомба не упала на Аджарию, и, как говорят, об этом лично позаботился Эрдоган.

Турция поставляет своим постсоветским союзникам вооружение, помогает воспитывать офицерские кадры, строит военную инфраструктуру, является крупнейшим инвестором. Сверкающие небоскребы Батуми – в значительной степени заслуга турецких инвесторов. Не говоря уже о стратегических проектах в регионе, которые немыслимы без активного участия в них турецкого капитала.

Своими сверкающими небоскребами Батуми обязан турецким инвесторам

Но и Запад для наших стран имеет принципиальное значение - как место, где рождаются прорывные идеи и где функционирует лучшая в мире система управления. Образец для подражания и система, к которым надо стремиться. И для прозападных и в то же время сотрудничающих с Турцией стран оптимальным вариантом было наличие твердых, ничем не омраченных союзнических отношений между Вашингтоном, Брюсселем и Анкарой.

Три центра притяжения, плывущие в едином направлении – это просто идеальный вариант для тех, для кого и Турция и Запад являются одинаково ценными союзниками. Тогда как турки, конфликтующие с европейцами и американцами, – самое нежелательное обстоятельство для подобных стран, поскольку роскоши делать между ними выбор  - у них нет.

Ибо такой выбор – по сути невозможен!

Соответственно, в сложившейся ситуации непростых отношений между Западом и Турцией нам всем приходится делать вид, что ничего не происходит и что они все еще являются стратегическими партнерами.

Любой конфликт между ними ставит, к примеру, Грузию в крайне неловкое положение. Как тут не вспомнить Кота Леопольда  - «Ребята, давайте жить дружно»..

Однако несмотря на то, что отношения между Западом и Турцией в последние годы переживают не лучшие времена, мы, то есть те, кто считаем себя союзниками как Турции, так и Запада, все же рассчитываем, что до полноценного разрыва дело не дойдет. Турция и Запад слишком сильны и могущественны, скажем, как тяжеловесные животные, рога которых устроены так, что они могут друг другу только навредить, но не убить. Турция и Запад переплетены миллионами видимых и невидимых экономических, гуманитарных, и политических связей.

Разорвать этот альянс, складывающийся в течение десятилетий – невозможно, какое бы мнение ни высказывал очередной президент США.

Нам же только остается надеяться, что не окажемся, в опасном мире, где предстоит делать выбор между союзниками.