Новая стратегия Анкары: бьем по курдским террористам – целимся в политику Байдена наш комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Турция намерена построить в Иракском Курдистане самую крупную военную базу в Ираке. Предположительно, база будет призвана блокировать транспортные пути террористов Рабочей партии Курдистана в горных районах северного Ирака.

Не слишком заметная, непримиримая война, которую Анкара ведёт против РПК, становится геополитическим фактором. Поскольку всё больше стран оказывается в неё в той или иной мере вовлечены. Да и география её существенно расширилась, и теперь сражение против проекта «Великого Курдистана» турецкие армия и разведка ведут не только на своей территории, но и в Ираке, и в Сирии.

Турция создает самую крупную военную базу в Ираке

Нанесённое Байденом оскорбление Анкаре в форме признания «геноцида армян» также является эпизодом этой войны. Поскольку в подходах к курдским террористическим организациям позиции США и Турции диаметрально противоположны. И не стоило бы американцам и их европейским союзникам пытаться представить дело так, что «Турция ведёт войну против курдов». Ничего подобного и в помине нет.

Турция ведёт войну против террористов из вполне конкретных группировок - SDF/YPG/РПК, которые за время своего существования нарастили свои военные и финансовые возможности, установили крепкие связи с разведками ряда государств, расширили географию своих действий. По большому счёту называть эти группировки «курдскими» - сильно грешить против истины.

Да, большинство боевиков в них – курдского происхождения. Но деятельность их направлена не на защиту собственно курдов, а на обслуживание иностранных антитурецких замыслов, будь это проект «Великого Курдистана», «Курдского коридора» или что-то ещё. Перед нами отнюдь не «курдское сопротивление», а трансграничные террористические группировки. Опасные не только для Анкары, но и тем, кто пытается вести с ними свои игры.

троица SDF/YPG/РПК - не сепаратистское движение, а террористические организации

Ирак в этой войне играет особую роль. И именно поэтому привлекает к себе особое внимание турецких военных. С Иракским Курдистаном, центр которого находится в Эрбиле, у Анкары вполне рабочие, партнёрские и взаимовыгодные отношения. Правящая там Демократическая партия Курдистана (ДПК) осознаёт важность отношений с Турцией и стремится к их укреплению. Чем вызывает бешеную ненависть к себе со стороны Рабочей партии Курдистана.

За несколько последних месяцев боевики РПК организовали целую серию атак на вооруженные формирования Иракского Курдистана и ряд нападений в районе нефтепроводов. Что привело к перебоям в перекачке нефти и как результат к снижению доходов и задержкам в выплате зарплаты чиновникам. Только за последние месяцы в Эрбиле недосчитались 100 миллионов долларов.

Но попытки попробовать ДПК на прочность были с максимальной жёсткостью и с применением военной силы пресечены. Однако РПК не отказалась от планов по созданию своей базы в Синджаре, на северо-западе страны. Где, что необходимо отметить, у этой группировки сложились вполне рабочие отношения с проиранским ополчением «Хашди Шааби».

курдские террористы вошли в союз с Хашди Шааби

Эти ополченцы чувствуют себя здесь вполне вольготно: контролируют контрабанду, облагают местный бизнес налогами и поборами. И с террористами РПК уживаются вполне нормально – делить им здесь пока нечего. А пока сохраняется эта идиллия – появились разговоры о том, что Синджар на определённых условиях мог бы стать «альтернативой» курдской автономии в Эрбиле, установив тесные связи с курдскими анклавами в Сирии, находящимися под патронажем США.

Эта затейливая головоломка, когда Вашингтон и Тегеран играют практически заодно, что, кстати, представители РПК категорически отрицают, сформировала новый вызов для Анкары. Ответ на который вполне логичен: бьём по террористам РПК, а в итоге разрушаем планы администрации Байдена.

Эта тактика оказалась вполне удачной, и турецкое руководство намерено таким образом действовать и в дальнейшем. «Мы не дадим террористам передохнуть. Мы останемся в регионах на столько, сколько потребуется для обеспечения безопасности», - говорит по этому поводу Реджеп Тайип Эрдоган.