Израильский полковник Давид Мизрахи в интервью haqqin.az: «Началась новая война в Израиле - между арабскими и еврейскими кварталами»

Владимир Решетов, спецкор

Обострение арабо-израильского конфликта, за которым весь мир наблюдает в последнюю неделю, привлекает внимание безжалостными ракетными обстрелами, гибелью мирных жителей, разрушением подземных коммуникаций ХАМАС. Однако кадровый израильский военный, бывший военный атташе посольства Израиля в Польше, Чехии, Украине и Венгрии Давид Мизрахи представил ситуацию под своим углом зрения.

- Если бы мне неделю назад кто-то сказал, что нас будут обстреливать, я бы не сильно удивился. В то же время, если бы мне сообщили, что жители Израиля, живущие в согласии десятки лет, восстанут друг против друга, я бы не поверил, - рассказывает полковник Давид Мизрахи.

в арабских кварталах в Израиле сжигают государственные флаги

По его мнению, куда более опасный конфликт разыгрывается на улицах израильских городов. Пребывание евреев в арабских кварталах и наоборот, арабов — в еврейских сейчас небезопасно. Однако во время длительных поездок миновать стороной такие районы практически невозможно.

Полковник Мизрахи говорит, что если речь идет о военных действиях между ХАМАС и израильской армией, то вскоре стрельба прекратится. Но на фоне этого разворачивается более серьезный конфликт. Масс-медиа концентрируются на ракетах, а главная угроза поджидает на улицах. 

- Честно? Я уже пару дней намного пристальнее, чем в небо, всматриваюсь в дорогу и оглядываю тротуары перед собой, когда еду на автомобиле. Нынешнее противостояние между израильтянами — евреями и арабами — очень серьезное. Для нас это шок. Такой, как если бы в Польше поляки ежедневно конфликтовали с живущими рядом с ними украинцами. Или же вспыхнул конфликт между католиками и православными. Надо помнить, - говорит полковник Давид Мизрахи, - что евреи и арабы живут и работают бок о бок в стране на протяжении 70 лет. Большинство арабов не хотят покидать Израиль даже в случае возникновения палестинского государства. Еще пару дней назад мы вместе гуляли на свадьбах. Агрессивные люди есть и среди арабов, есть они и в стане евреев.

Далее военный эксперт предрекает углубление эскалации конфликта. 

- Я живу между Хайфой и Тель-Авивом, неподалеку есть арабская деревня,  в которой ежедневно делал покупки, - рассказывает Мизрахи. - Теперь я не представляю даже, что могу туда поехать. И такой же точки зрения придерживается большинство. В свою очередь, арабы избегают появляться в еврейских кварталах.

Такая ситуация может продолжаться еще долго, считает он.

Давид Мизрахи, будучи в поездках по Израилю, не имеет возможности пересекать районы, населенные арабами. Как он говорит, евреи и арабы десятилетиями жили в мире и согласии, и эти населенные территории сильно перемешаны.  

- Возвращаясь домой из Тель-Авива, я поминутно пересекал арабские деревушки. Однако на этой неделе предпочел ехать засветло, хотя до этих событий обычно спокойно приезжал уже в темноте.

и еврейское население не может скрыть своей агрессии в отношении арабов

Годами я повторял знакомым, что улицы израильских городов — одни из самых безопасных в мире. Если честно, то они безопаснее варшавских. Но теперь можно сказать — были. Потому что сегодня мы уже не можем прогуливаться по ним ночью. Именно это стало для нас настоящим шоком, а не бомбардировки.

Летающие над головой ракеты, это очевидно, нечто ненормальное и страшное. Но мы к этому привыкли.

С 80-х годов действует закон, согласно которому в каждом доме, в квартире должна быть одна комната без окон, как убежище. Мои родные в Тель-Авиве уже пару дней спят в такой комнате, чтобы не бегать в бомбоубежище каждый раз, когда завоет сирена.

Это страшно, конечно, но для нас нет в этом ничего необычного. В отличие от ситуации на улицах.

На вопрос, если в секторе Газа станет спокойно, что будет с внутренним конфликтом, полковник ответил:

- В отличие от сектора Газа, это отдельный конфликт. И потому мне трудно ответить, что произойдет. Армия не может вмешиваться, так как, согласно закону, только полиция имеет право пресекать беспорядки и столкновения среди гражданского населения. А полиция сейчас не слишком хорошо справляется, поскольку не была готова к подобному развитию ситуации.

Как евреям, так и арабам, живущим рядом, есть что терять, у нас идентичный уровень жизни. А в секторе Газа все иначе — там большинство населения живет в крайней бедности. Как евреи, так и арабы воспользуются политической нестабильностью в стране. Мы с ней боремся вот уже два года, и результатом этого, в том числе, стали беспорядки внутри Израиля.

Израильский военный полностью исключает вероятность наземной операции армии в Газе.

по словам полковника, полиция не способна предотвратить беспорядки

- Если бы не система ПВО «Железный купол», которая перехватывает 90 процентов ракет из Газы, армия Израиля давно была бы там.

Давид Мизрахи отметил, что Израиль тоже отвечает на обстрелы огнем. Но вначале определяет цель, где складировано оружие, затем предупреждает, что будет атакована именно эта цель, потом наносит предупредительный выстрел ракетой, а уж после цель уничтожается точечным ударом.

Бывший военный атташе высказал свое мнение по поводу урегулирования конфликта.

- Лидеры ХАМАС прячутся в подземных укрытиях и не представляют, сидя там, масштабы разрушений снаружи, нанесенных израильской армией. Выйдя из убежища, они осознают необходимость прекращения боевых действий. Но это снова временное решение, а не политический договор.

Военный летчик, прошедший все войны Израиля, начиная с так называемой ливанской в 80-х годах прошлого века, в деталях раскрывает истинную сущность конфликта. Причем резервист в Израиле — это совершенно другой статус. Находясь не на службе, Давид Мизрахи исполняет некоторые командирские функции. Раз в неделю он должен являться в операционный центр, часто даже ночью. Днем работает на другой работе, но после — исполняет свой воинский долг.

Проблема внутреннего конфликта между евреями и арабами озадачила полковника, как и многих здравомыслящих людей не только в Израиле. Правда, решение гражданского противостояния на Святой земле зависит не от военных, а от политиков…