Маргинал с шестью мандатами отбил кресло премьер-министра все еще актуально

Валерий Кантор, специально для haqqin.az, Иерусалим

В это трудно поверить, но это происходит, и с этим придется жить: эпоха «гения политической выживаемости», как часто называют Биньямина Нетаньяху западные журналисты, похоже, подходит к финалу, который израильские левые считают закономерным, политтехнологи – парадоксальным, а правые – трагическим.

Правых понять проще всего. А как иначе охарактеризовать то, что произойдет в ближайшее время с пока еще действующим премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху Это его Ликуд с 30 мандатами, опередивший почти в два раза ближайшего конкурента на выборах, впервые за пятнадцать лет уйдет в оппозицию.

Это его ссылки на загруженность государственными делами, к которым Нетаньяху прибегал, чтобы не являться в суд, где его обвиняют в коррупции и утрате общественного доверия, вскоре утратят актуальность: увы, государственных дел у Биньямина Нетаньяху уже не будет – только уголовно-процессуальные. Это его супруге, Саре, привыкшей называть своим домом не виллу семейства Нетаньяху в аристократической Кейсарии, а резиденцию премьер-министра на иерусалимской улице Бальфур, придется передать ключи от резиденции, а заодно и статус первой леди женщине по имени Гилат - супруге лидера партии «Ямина» Нафтали Беннета. Того самого Беннета, который еще десять лет назад носил за Нетаньяху портфель, а вчера с жалкими шестью (‼!) мандатами своей полумаргинальной партии отбил себе кресло премьер-министра Израиля на первые два года существования «Правительства перемен».

человек, который 10 лет носил портфель за Нетаньяху, отбил у него кресло премьер-министра

Резюмируя написанное выше, процитирую классика французской литературы с маленькой поправкой: «Вы в проигрыше, господин Нетаньяху!..»

Впрочем, пора поговорить и о тех, кто выиграл и кто в ближайшие недели возьмет на себя ответственность за внешнюю и внутреннюю политику Государства Израиль.

Анализируя состав «Правительства перемен», понемногу начинаешь понимать, что крыловские лебедь, рак и щука – просто эталон гармонии и внутреннего согласия.

В новом правительстве будет представлен весь спектр израильской политической системы, которая уже два года не может выйти из глубокого кризиса – от 49-летнего ультраправого премьер-министра Нафтали Беннета – бывшего гендиректора Совета еврейских поселений в Иудее и Самарии и сторонника распространения израильского суверенитета на территории Западного берега, и центриста с девятиклассным образованием Яира Лапида (глава МИД и, по ротации, следующий премьер-министр) до депутата Кнессета от левой партии «Авода» Омера Бар-Лева (министр внутренней безопасности) и представителя леворадикального блока МЕРЕЦ Ницана Горовица (министр здравоохранения).

Добавлю для полноты картины так называемую «внешнюю поддержку» арабской религиозной партии РАММ и её лидера Мансура Аббаса (представители РАММ министерские портфели не жаждут – сидеть за одним столом с «оккупантами Палестины и убийцами детей Газы» - это как-то не по-арабски), и станет понятно, почему не только общество, но и большинство израильских СМИ пребывают со вчерашнего дня в состоянии некоторой растерянности.

Авигдор Либерман возвращается в правительство с портфелем министра финансов

С одной стороны, многие понимают, что для динамично развивающегося Израиля двенадцать лет беспрерывного пребывания у власти одного человека – это все-таки многовато. Даже для Биньямина Нетаньяху с его бесспорными достижениями во внутренней политике, экономике и дипломатии, которые – отмечу справедливости ради - не отрицают даже наиболее непримиримые противники премьер-министра.

С другой стороны, профессиональная эффективность «лоскутной» коалиции, которая вот-вот сменит право-религиозное правительство Нетаньяху, вызывает понятные сомнения.

Стиль руководства Нетаньяху хоть и был всегда под огнем жесткой критики СМИ, офиса Государственного контролера, а также других независимых институций, но в то же время создавал в обществе атмосферу определенной стабильности, уверенности в завтрашнем дни.

Демократические традиции, укоренившиеся в израильском обществе, а также в основном левая пресса создали благодатную почву для качественного обновления политической системы.

Но когда выяснилось, что цель, наконец, достигнута и преград на пути к власти больше не существует, все вокруг, не сговариваясь, стали спрашивать друг друга: «А что мы получим вместо Биби?»

Израиль получает «лоскутную коалицию» в образе крыловских персонажей: рака, щуки и лебедя

В подтексте этого вопроса не только сомнения в жизнеспособности нового правительства и в лидерских качествах Беннета/Лапида. Дело в том, что уход Нетаньяху высвободит пространство для реализации амбиций новых политических лидеров. А их в составе «Правительства перемен», что называется, выше крыши.

И многоопытный глава НДИ Авигдор Либерман, который станет министром финансов, и лидер партии «Новая надежда» Гидон Саар – будущий министр юстиции, и правая рука Беннета Айелет Шакед, не говоря уже о самом Нафтали Беннете, который поделил с Лапидом кресло премьер-министра, - это, во-первых, воспитанники партии Ликуд, близкие к Нетаньяху люди, много перенявшие у своего многоопытного гуру, а во-вторых, опытные и предельно амбициозные политики, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не смирятся со вторыми ролями.

И если еще вчера согласие между экс-ликудовцами, каждый из которых создал филиал правящей партии, но уже вокруг собственной персоны, гарантировал принцип «Только не Биби!», а также чисто наполеоновский принцип - вначале ввязаться в бой и уж потом просчитывать последствия, то завтра, когда Нетаньяху уйдет в политическое небытие, в новом кабинете министров может начаться такая драка за лидерство, что два года политического кризиса покажутся многим летними парламентскими каникулами.

И напоследок еще несколько слов о Биньямине Нетаньяху.

Я уверен, что не о таком финале мечтал этот выдающийся политик, с именем которого связаны наиболее впечатляющие успехи Государства Израиль в XXI веке. По-видимому, ему все-таки стоило перечитать Булгакова, осмыслить, что имел в виду Воланд, когда наставлял Мастера: «Никогда ничего не просите, особенно у тех, кто сильнее вас. Сами все увидят и сами все дадут…», а потом молча, с достоинством великого актера, четко знающего, когда именно надо уходить со сцены, отойти в сторону, не стоять, как писал Жванецкий, «во всем этом», и без скандалов в прессе и обмена ругательствами с оппонентами уступить власть тем, кто так её жаждет.

Увы, это не случилось!