Семеро пошли на одного новая геополитика, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

На заседании саммита G-7 президент США Джо Байден призвал лидеров мировой экономики создать план экономической конкуренции с глобальными инициативами Китая. На этот призыв они ответили полным своим согласием.

Итогами саммита «Большой семерки» Байден глубоко удовлетворен. В итоговом коммюнике он получил все, что хотел, потому что подспудный смысл принятого документа – «выстраивание свободного мира» против любых направлений деятельности главного оппонента, то есть Пекина.

Байден получил все, что хотел против Китая

В коммюнике Китай упоминается всего четыре раза, но исключительно в конфликтном контексте. И каждое упоминание как приговор, каждое упоминание – простор для мер противодействия, вплоть до санкций: недостаточная прозрачность по вирусу, пренебрежение правами и свободами человека, особенно в Синьцзяне, дестабилизирующие шаги в южных морях и, главное, использование нерыночных методов конкуренции.

Показательно в этом смысле и приглашение к «большому столу джентльменов» Австралии, Индии, Южной Кореи и ЮАР. И если первые три из них давно в той или иной форме участвуют в «сдерживании Китая», то Южно-Африканскую Республику пригласили явно на вырост, в качестве аванса. В этой стране Пекин весьма активен, а значит, ЮАР нужно любым способом вырвать из сферы китайского влияния.

Из этой же серии и решение о предоставлении миллиарда доз вакцин развивающимся странам – Пекин здесь в лидерах, что «свободный мир» не может не тревожить. Традиционно «уйгурский вопрос», «отсутствие в Китае демократии», призывы «к открытому исследованию происхождения COVID-19». Но это не более чем набор инструментов, список тех, которые пропаганда будет раскручивать, чтобы дать западным политикам повод для давления на Китай и введения против него санкций.

в одном коммюнике все про Китай

Главное же – «оспаривание нерыночной политики [Китая], которая подрывает функционирование мировой экономики» и противостояние инициативе «Пояс и Путь». Традиционно для Запада все выглядит с предельной благопристойностью – фрак, бабочка, изысканные манеры и выражения: «Консультации по финансированию инфраструктурных проектов в развивающихся странах как альтернатива китайской инициативе».

В переводе с языка «большой политики» на человеческий это означает: таких денег, которые Китай уже вложил в развивающиеся страны, у нас нет. Но партнеры Китая должны отказаться от сотрудничества с ним уже сейчас. В обмен на наше честное благородное слово, что мы им что-нибудь да профинансируем. Позже. Возможно. А там, глядишь, и у Запада появится глобальный инфраструктурный проект как альтернатива китайскому.

По сути, на нынешнем саммите «Большая семерка» предложила остальному миру достаточно странную вещь: поменять пекинскую «синицу в руках» на вашингтонского «журавля в небе». Впрочем, странность здесь только кажущаяся - ведь по историческим меркам не так, в общем-то и давно за бусы и «огненную воду» западные колонизаторы выменивали у туземцев их земли и природные богатства.

западные колонизаторы снова против туземцев

Замените «огненную воду» демократией и правами человека, бусы – обещанием западных инвестиций, и вы получите именно ту ситуацию, которая отражена в итоговом коммюнике G-7. Невольно закрадывается подозрение, что участники саммита «Большой семерки» слегка, как бы помягче сказать, запутались в календарях. И если полтора столетия назад подобная хуцпа «прокатывала» - то теперь времена изменились кардинально.

Что конкретно предлагается Баку или тому же Ташкенту, каждый из которых уже вполне успешно реализует совместные с Пекином инфраструктурные проекты? Где их место и в чем их выгода от Трансатлантического или Транстихоокеанского партнерства, воскресить которое, пусть и несколько в иной форме, намеревается чудотворец Байден? Причем аналогичный вопрос может поставить и любое другое государство, работающее в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Конечно, все они разные, и не вызывает сомнений, что обязательно найдутся среди них те, у кого призыв G-7 вызовет положительный отклик. Но если таковые и будут – они проиграют, поскольку в традициях Запада: кто игру ведет, тот и правила в ней устанавливает, а если нужно – то и меняет. В свою, разумеется пользу.