Турция как бы сказала всем: «Кто пойдет на Азербайджан!..» а позиция России скорее проазербайджанская, все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Визит президента Турции в Азербайджан окончательно закрепил на Южном Кавказе новую реальность. Собственно, не такая уж она новая – ее очертания наметились еще во время второй карабахской войны, когда, в отличие от первой, Анкара не стала ограничиваться моральной поддержкой и однозначно встала на сторону своего союзника – событие, важное не только для театра военных действий, но и для большой политики.

До октября 2020 года в регионе был один глобальный игрок, возможности которого значительно превышали потенциал всех трех стран Южного Кавказа, вместе взятых. Любое решение без согласования с глобальным игроком могло дорого обойтись каждой из них.

Азербайджану долгие годы приходилось проявлять чудеса дипломатии

Опротестовать и потребовать считаться с интересами какой-либо из них было негде – международное сообщество ограничилось бы дежурной озабоченностью, а игрока, по весовой категории хотя бы приблизительно сходного с Россией, не было. Вот и приходилось либо подчиняться, как это делала Армения, либо осмелиться, и получить показательный отпор, как это случилось с Грузией, либо проявлять чудеса дипломатии, как доводилось Азербайджану.

В октябре 2020 года эта реальность развеялась, а сегодня исчезла и оставшаяся дымка от нее. В регионе появился-таки глобальный игрок - если и не равный Москве, то по крайней мере не намного ей уступающий.

Непростые российско-турецкие отношения последних лет, как чемодан с тройным дном: всё не совсем так, как выглядит со стороны. Все это понимают, но делают вид, будто не замечают. Две мощные региональные страны связывают миллионы видимых и невидимых нитей партнерства-соперничества, но главное, что можно извлечь из их взаимоотношений – что Москва и Анкара избегают открытой конфронтации.

И это вполне естественно, так как государства, слишком близкие друг к другу по весовой категории, всегда должны соблюдать осторожность – у них хватит мощи на причинение друг другу неприемлемо большого ущерба. Сирия и Ливия – самые наглядные примеры того, как Москва и Анкара, находясь в прямо противоположных лагерях, стараются держаться друг от друга на приличном расстоянии.

Две мощные региональные страны связывают миллионы видимых и невидимых нитей

И вот теперь Турция фактически берет на себя роль гаранта неприкосновенности территорий союзника, как бы говоря всем - и врагам, и друзьям, и тем, кто посередине, всем, кто имеет уши и способен услышать: «Всякий, кто пойдет войной на Азербайджан, будет иметь дело со мной!».

Понятно, что это задел на будущее, потому как сегодня в регионе нет государства, которое могло бы попробовать разрушить послевоенный баланс сил и территорий. По идее, только одна страна способна на такое безумие, но сегодня она точно поостережется. Однако в политике работает принцип «Никогда не говори никогда» - на случай, если вдруг завтра в Ереване во власть придут «правильные пацаны», на случай, если им удастся договориться с Москвой, на случай, если в Кремле решат, что были слишком суровы со своим стратегическим партнером…

На все это пока чисто теоретическая вероятность, так как в настоящее время существует железобетонный противовес… Хотя, судя по всему, он не понадобится – Россия вполне четко демонстрирует свою позицию, которая скорее проазербайджанская, чем проармянская. Но в жизни бывает всякое, в политике – тем более.

После исторической встречи двух президентов в Шуше официальный характер обрело то, что было ясно и до сего дня – факт возвращения Азербайджаном потерянных в 90-е годы территорий, неоспорим и необратим. Армении на реванш не хватит сил, да и Азербайджан далеко не тот, что был в 90-е. И вообще, 90-е закончились, их пора сдать в историю.

Все это было понятно и прежде, но сегодня на замок была наложена большая, основательная печать. Реальность зафиксирована, и назад пути нет.

Ныне главный вопрос в том, как это повлияет на вторую сторону конфликта – Армению, которая пребывает в состоянии мучительного осознания самой себя в новой роли. Роли побежденного.

Армянское общество с октября 2020 года стоит перед развилкой - примирение с реальностью или мечты о реванше

Это всегда непросто: синдром победителя – как наркотик, который способен долгое время держать нации на плаву. Экономические проблемы, политическая нестабильность, социальные неурядицы, оставляющая желать лучшего демография, безусловно, угнетают, но ощущение причастности к большой победе способно перекрыть все эти беды. И потеря этого чувства превосходства – болезненная травма. Все равно что для спортсмена играть в высшей лиге, а потом оказаться в районной команде. Стресс на годы, если не на десятилетия.

«Горе побежденному» - в том числе и про это. Про то, что после большого военного поражения начинается целая череда поражений помельче, и нация впадает в состояние безысходности и депрессии.

Выход из этого тупика один – найти в себе силы смириться с тем, что изменить невозможно, и через «не могу» идти вперед. Многие нации – немцы, японцы, корейцы, - потерпев исторический разгром в войне, сумели себя преодолеть и сейчас доминируют во всем мире.

Армянское общество с октября 2020 года стоит перед развилкой - примирение с реальностью или мечты о реванше, что особенно проявилось в ходе предвыборной кампании. Недавнее выступление Роберта Кочаряна, который снова говорил о возвращении территорий, как бы намекая, что он сможет уладить дела с Москвой, а та, в свою очередь, поможет с землями – показывает, что реванш, как минимум частично все еще присутствует в политических настроениях Армении.

Алиев и Эрдоган поставили жирную точку - 90-е стали достоянием истории!

Шушинская встреча поставила жирную точку  - никаких шансов вернуть недавнее прошлое нет и не предвидится. «Договориться с Москвой» уже недостаточно - в регионе есть еще один игрок, который и говорить на эту тему не станет. А как мы видим на примере Сирии и Ливии, два гиганта, вполне способных раздавить друг друга, вовсе к этому не стремятся. И любая попытка «договориться» - будет отклоняться. «Оно нам надо? С турками связываться»…

Не исключено, что итоги шушинской встречи повлияют и на политический климат в Армении – когда реванш становится нереален, о нем просто перестают думать и начинают заниматься чем-то более продуктивным… А любое занятие «чем-то другим» в данном конкретном случае приведет к сотрудничеству, к открытию границ и постепенному уходу конфронтации в прошлое.

Будет это нескоро, но обязательно будет. Кому-то это кажется невозможным, но вспомните немцев, французов, англичан, которые столетиями убивали друг друга с интенсивностью, которая армянам и азербайджанцам и не снилась. Тем не менее вполне себе теперь дружат.

Когда война становится невозможной – начинают думать о мире.