Путин понимает, что Армения выбрала не Карабах, а развитие тема дня; все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Это ж как надо было заставить собственный народ ненавидеть и бояться ИХ, чтоб он предпочел отдать голос человеку, ассоциирующемуся с тяжелым военным поражением, лишь бы не допустить возвращения прошлой власти?

Военный провал - достаточный аргумент для отставки лидера любой страны. А уж если это бесспорно для всего мира, то во сто крат непреложно для Армении, где отношение к истории, к землям и прошлому всегда было значительно более обостренно-чувствительным,  чем где бы то ни было.

Триумф 90-х годов для армян был не просто военной победой с приращением определенных территорий – это было государствообразующее событие, краеугольный камень всей национальной идеологии, фундамент современного армянства.

Начало 1990-х годов. Тер-Петросян, Вазген Саркисян, Серж Саргсян... Военная победа для армян стала государствообразующим событием

Армянское общество еще не отошло от шока поражения

А еще демонстрацией своего превосходства над тюркским миром, своего рода местью за непростые отношения с Турцией. Вопрос, а при чем тут Азербайджан, не возникал. Не случайно в Армении азербайджанцев называют турками, фактически не признавая разницу между этими двумя странами и народами.

Все последние 30 лет поколения армян воспитывались на героизации войны в Карабахе. И все граждане страны, независимо от возраста, ставили территориальные вопросы выше всех остальных – терпели придурков у власти, коррупцию, отсутствие перспективы на будущее, миграцию, лишь бы территориям, отвоеванным у Азербайджана, ничего не угрожало.

Все существование Армении три десятилетие фактически концентрировалось на Карабахе и военных достижениях, которые казались вечными.

И вот в один день все это рухнуло, причем совершенно неожиданно. До последнего дня в армянских социальных сетях различные авторы утверждали – никаких военных поражений нет, Шуша наша, да и вообще, скоро Гянджу будем брать.

В этой ситуации признание поражения стало огромным шоком, от которого армянское общество еще не отошло и, вероятно, нескоро отойдет. Потеря территории для любой нации – большой стресс, а для нации, у которой земли являются основой национальной идентичности – он в сто раз больше.

Поражение в войне с Азербайджаном - это большой стресс для нации, у которой земли являются основой национальной идентичности

Казалось бы, Никол Пашинян должен был полететь верх тормашками из своего кабинета в первые же часы после подписания капитуляции. Но совершенно непостижимым образом ему удалось удержаться. А потом победа в выборах – его звездный час, триумф, показатель того, что на свете нет ничего невозможного.

Пашинян – последнее звено в цепи

Все ждали, что уже 21 июня Армению охватит волна общенародного протеста, что будут столкновения между сторонниками и противниками действующей власти, но... А Пашинян уже сегодня направился в Москву принимать поздравления российского президента Владимира Путина.

Как говорится, гора родила мышь. И в эти минуты, когда Путин принимает Пашиняна в Кремле, Роберт Кочарян со своими однопартийцами обсуждает не стратегию захвата правительственных зданий и важнейших коммуникаций, а вопрос – входить или нет в парламент.

Так что, в отличие от многих других парадоксов, ответ на вопрос, как такое возможно, предельно ясен: Армения не желает возвращения прошлой власти. По сути, она и является автором оглушительного проигрыша на полях сражений, а вовсе не Пашинян, которому просто не повезло оказаться главой страны, когда ЭТО случилось.

Гора родила мышь, а Арарат родил Кочаряна

Военное поражение, как и победа, – не приходит в один день, оно – результат многолетних провалов  в управлении, коррупции, да и элементарной и, как теперь выясняется, совершенно неверной убежденности в своем превосходстве над противником. Было в высшей степени неразумно - забывать, что речь идет о территориях страны с населением в 3,5 раза больше Армении и четко настроенной на военный реванш.

Наверное, доля вины есть и на Пашиняне, однако нынешний премьер – это лишь последнее звено в цепи, которая привела к обвалу всей национальной идеологии.

Сейчас Армения, как и полгода назад, стоит на перепутье: куда идти, в каком направлении? Что может предложить стране прошлая власть – уже понятно, но перспективы возвращения потерянных территорий весьма и весьма призрачны. Элементарная логика диктует, что «удержать»  всегда проще, чем «отобрать», и если уж не получилось «удержать», то можно и не думать о том, чтобы вновь «отобрать». Несомненно, в команде Кочаряна прекрасно понимают, что поезд ушел и изменить новую реальность невозможно, и все обещания подобного рода  - просто предвыборный трюк.

Пашинян – последний шанс для Армении

В отличие от прошлой, нынешняя власть – это все-таки шанс на реформы. Не гарантия – а всего лишь шанс, который или будет использован, или нет. Но – он есть. В этом коренное отличие нынешней власти от прошлой, при которой даже этого шанса не было и не будет. А будет только коррумпированное и некомпетентное управление, но теперь еще и без территорий.

Следует полагать, что, получив новый, теперь уже не вызывающий ни у кого никаких сомнений мандат на управление, Пашинян сможет более смело идти на улучшение отношений с Азербайджаном и Турцией, понимая, что упрямство в этом вопросе вредит только Армении.

Вероятно, после переговоров в Кремле ускорятся процессы вокруг Зангезурского коридора, так как та же логика подсказывает, что Лачинский коридор пока еще никто не отменял, но кто знает, насколько возможно его функционирование в случае, если соглашение по Зангезуру выполнено не будет.

Развитие Армении проходит через примирение с Азербайджаном и Турцией

В общем, вопросов и проблем много, и реинкарнация Пашиняна в роли нового, легитимного лидера дает ответ лишь на часть из них. Но один факт мы точно, вне всяких сомнений, имеем. Судя по итогам голосования, поезд таки-тронулся.

Как правило, в последние 30 лет в выборе между территориями и развитием страны народ Армении выбирал территории, напрочь игнорируя развитие. Впервые за многие даже не годы, а десятилетия мы видим прямо противоположную картину: между территориями и развитием большинством голосов армяне выбрали развитие. И это порождает реальную надежду на то, что в конце концов между Баку и Ереваном когда-нибудь воцарится мир.

Первый шаг – всегда самый сложный и важный, стоит его сделать, и будущее становится не таким уж далеким…