Вот такой парадокс: чем выше госдолг, тем сильнее доллар наша аналитика

Георгий Степанов, автор haqqin.az

США вплотную подошли к черте, за которой им грозит технический дефолт – временное невыполнение обязательств по обслуживанию государственного долга. Как заявила глава американского Минфина Джанет Йеллен, национальную экономику ждет коллапс, граждане могут лишиться накоплений и рабочих мест, если Конгресс не повысит потолок госдолга. Ныне этот лимит составляет астрономические $28,5 трлн и фактически совпадает с величиной самой федеральной задолженности, прирастающей примерно на $2 млн в минуту. Значит, с решением вопроса лучше не затягивать.

Джанет Йеллен, забегая вперед, предвещает коллапс

Государственный долг США – это сумма, которую правительство страны задолжало своим кредиторам. В его структуре примерно треть составляют госбумаги, купленные национальными страховыми компаниями и пенсионными фондами. Еще треть приобретена инвесткомпаниями и банками, в том числе, для клиентов-физлиц. Оставшийся объем держат другие государства, прежде всего, Япония и Китай. Минфин США выпускает эти специальные казначейские бумаги (трежерис) для покрытия дефицита бюджета. Приобретая их, американские и зарубежные инвесторы получают стабильный доход.  

Важный нюанс: в августе 2019 года верхняя граница госдолга была заморожена на отметке $22 трлн и на два года. По сути, о нем забыли. Правительству было разрешено занимать на рынке ровно столько, сколько нужно для покрытия бюджетного дефицита, невзирая на лимит. В августе 2021-го срок этой «привилегии» истек: ограничение по уровню госдолга снова вступило в силу. Как отмечает Bloomberg, теперь он восстановлен в объеме $22 трлн, к которому прибавилась накопленная процентная задолженность в размере $6,5 трлн.

Фактор межпартийной борьбы

Общий показатель госдолга резко пошел в рост в прошлом году – из-за высоких расходов администрации Трампа на борьбу с последствиями коронакризиса. С января по декабрь он прибавил почти $4,5 трлн, хотя прежде прирастал не более чем на $1,5 трлн в год. На этом фоне бюджетный дефицит вырос более чем втрое и достиг $3,1 трлн. В свою очередь, за 2021 финансовый год расходы американской казны превысили доходы почти на $2,1 трлн. Цифры выглядят пугающе, но, как показывает жизнь, в Вашингтоне научились держать ситуацию под контролем. Властям удается сохранять и платежеспособность страны, и ее лидерство на мировых финансовых рынках.

В самом крайнем случае Соединенные Штаты пройдут через технический (временный) дефолт, подобный тому, что произошел в далеком 1979 году. Тогда законодатели не сумели своевременно договориться между собой о повышении максимального уровня долга. В итоге лимит был увеличен, но Минфин не успел погасить обязательства перед кредиторами. Катастрофой это не стало, но имидж США как главного международного заемщика пострадал. Сегодня, чтобы решить вопрос с госдолгом, конгрессу надо либо снова приостанавливать действие лимита, либо повышать его до определенной величины. И лучше сразу до $33-35 трлн, чтобы был запас.

Теория госдолга США - прибыль и выгода правят бал

Законодательная сага с заключением нового соглашения по потолку может продлиться до середины октября или даже до ноября, не исключают эксперты. В июле лидер сенатского меньшинства Митч Макконнелл заявил, что республиканцы не собираются голосовать за повышение лимита. В этих условиях демократам остается одно – добиваться компромисса со своими извечными оппонентами. Как правило, в межпартийной борьбе за долговой лимит оба лагеря стремятся выторговать для себя какие-то уступки по структуре и расходам бюджета. И если сейчас стороны договорятся (в чем едва ли приходится сомневаться), каждая получит свое. На взгляд шефа-аналитика TeleTrade Петра Пушкарева, республиканцы смогут умерить законодательный пыл и аппетиты демократов, обладающих большинством в обеих палатах. Последние, в свою очередь, слегка подсократив свои инфраструктурные и «зеленые» инициативы, избегут затяжного выматывающего противостояния с республиканцами и оперативно простимулируют рост ВВП.

Для внешних финансовых рынков затягивание дебатов может стать серьезным шоком и спровоцировать общее бегство от рисков. В 2011 году подобная ситуация привела к снижению агентством S&P суверенного кредитного рейтинга США – с высшей ступени AAA до AA. Для рынков это было беспрецедентное событие, но, как ни парадоксально, доллар только укрепился. Очевидно также, что инвесторы (внутренние и зарубежные) не перестанут давать Вашингтону в долг, ведь в долгосрочной перспективе это позволяет им сберегать крупные суммы. Несмотря ни на что, покупка американских госбумаг остается наиболее надежным способом размещения долларовых активов. Так поступает основная масса правительств, банков, частных фондов. 

Катастрофы не будет

«Представить сценарий, при котором США столкнутся с реальным дефолтом, крайне сложно, — говорит профессор ВШЭ Алексей Портанский. – Напряженность с их госдолгом возникает постоянно, и, помнится, в 1990-х годах тогдашний министр финансов России Александр Лившиц, ныне покойный, нередко затрагивал эту тему. Его позиция сводилась к следующему: при нашей жизни никакой катастрофы не произойдет. Более того, в случае нарастания глобальных кризисных явлений весь мир будет искать спасение именно в долларе, который опирается на мощнейшую хозяйственную базу и демократические институты».

Заветы покойного Лившица

Остается лишь фантазировать, допуская самые невероятные вещи. Наверное, рассуждает Портанский, в определенном выигрыше от американского дефолта будет Россия, которая резко увеличила долю юаней в золотовалютных резервах ЦБ – в ответ на санкции со стороны США. Ни у кого из центральных банков других стран нет в загашнике такого количества китайской валюты. Регуляторы не спешат ее покупать, поскольку исключают риски банкротства Америки – безальтернативного монетарного центра глобальной экономики. 

Тема гипотетического банкротства США обсуждается не в первый раз. Но нет сомнений, что и сейчас потолок государственного долга будет повышен, и все обойдется, говорит доктор экономических наук Игорь Николаев. Экономика страны динамично развивается, а доллар сохраняет статус основной резервной валюты и по-прежнему пользуется в мире безграничным доверием. Соответственно, резюмирует эксперт, США в текущих реалиях могут позволить себе любые, самые фантастические показатели по госдолгу.  

Сейчас этот показатель находится на уровне 150% от американского ВВП. Однако у целого ряда вполне благополучных стран соотношение также впечатляет: у Японии — 300%, у Австрии и Норвегии — около 200%, у Австралии — 150%, немногим больше 100% — у Китая и Великобритании. Кроме того, в отличие от других государств (за исключением ЕС), у США внешний долг номинирован в национальной валюте, что в принципе почти исключает по нему дефолта: в крайнем случае Штаты могут «напечатать» ровно столько долларов, сколько необходимо для обслуживания долга. В принципе, они это и делают через монетизацию госдолга, когда Федрезерв занимается постоянной скупкой гособлигаций и ипотечных бумаг.

Что касается последствий гипотетического дефолта США для глобальной финансовой системы, аналитики сходятся во мнении: сегодня более значимым фактором является выход из пандемийных ограничений и вакцинация, динамика инфляции, перспективы монетарной политики крупнейших регуляторов - ФРС, ЕЦБ, Банка Англии, Народного Банка Китая.

Да, Соединенные Штаты остаются безальтернативным монетарным центром мировой экономики, от самочувствия которого в условиях глобализации зависят абсолютно все. Но инвесторы далеки от панических настроений, поскольку рассматривают проблему американского госдолга, скорее, как техническую. Они всегда придут на помощь - для них важно обеспечивать устойчивость мирового финансового хозяйства (которое цементируется долларом), чтобы не пострадать самим. Тот же Китай будет до бесконечности держать свои деньги в гособлигациях США и покупать новые выпуски американских долгов. А значит, совершенно непринципиально, какова величина этого общего госдолга Америки – $28 трлн или $50 трлн. Страны кредитовали и будут кредитовать того, кто им не возвращает основную сумму займа, но исправно платит проценты. Прибыль и выгода – вот что правит бал. Сегодня и во все времена.