Ценности Борреля и цена барреля – новая граница между Западом и Востоком исповедь на заданную тему

Икрам Нур, автор haqqin.az

«Победа Талибана в Афганистане свидетельствует о явном поражении Запада, из которого следует вынести урок и не допустить аналогичных действий в других частях мира», - заявил Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и безопасности Жозеп Боррель.

«Мы можем сожалеть, но не можем отрицать, что есть часть обществ в некоторых странах, которые категорически отрицают западную модернизацию, западные ценности», - сказал он. Что, в целом, верно. Афганистан, как ранее до него Ирак, Сирия, Ливия и далее по списку доказали правоту его слов. Вот только каких?

О наличии части мира, которая не принимает западных ценностей в том виде, которые он продвигает сейчас? Или о том, что «милитаризация дипломатии не работает» и что даже «лучшие политические идеи не приносят на штыках»?

Ценности Борреля - это одна сторона медали

И если пришло время Западу отказаться от продвижения «универсальных ценностей» - свобода, либеральная экономика и так далее - в остальном мире, оставив их только себе – то, что тогда остается другим? Свободное скатывание в средневековье? Вопросы крайне сложные, для ответа на них нужно быть философом уровня Фукуямы или Валлерстайна. Но автор этих строк – всего лишь простой аналитик-востоковед, периодически работающий «в поле», то есть там, где произошел, якобы, «крах универсальных ценностей».

А потому, не касаясь мировоззренческих вершин, постарается ответить приземленно, с позиций практического смысла – не универсальные ценности потерпели провал, а инструментарий их продвижения, которым пользовался Запад. С 90-х годов прошлого столетия они насаждались агрессивно, без учета местной специфики, со всевозможными перехлестами.

А главное, там, где требовалось время для их «усвоения» - Запад предпочитал либо использовать военную силу, либо приводил к власти вороватую элиту, не способную к планомерному государственному строительству. Вспомните тот «террариум единомышленников», на который он ставил в первые годы в Ираке и Ливии, вспомните ничтожество Ашрафа Гани и его окружение. Вспомните, как эти новые революционные  элиты уравнивали цену одного барреля с ценностями самого Борреля? Точнее расхищали с помощью власти, окутанной ценностями Борреля, миллиарды баррелей из нефтяного богатства своей страны!

Но есть и цена баррели

А удержаться эти экземпляры могли только на иностранных штыках, что и привело к эпохе «бесконечных войн», заканчивающихся раз за разом паническим отступлением.

Об операционном принципе «баланс между безопасностью и демократией», который подразумевал, что легитимность политического режима будет определяться его способностью к одновременному обеспечению безопасности и свобод граждан того или иного государства, говорили много. Но на практике – ни разу не стремились к его достижению.

Как и к многовекторной политике, которая подразумевает налаживание таких отношений с другими акторами, которые будут носить взаимодополняющий, а не конкурирующий характер. Так было в Ливии, когда Вашингтон и Европа высокомерно отвергли предложения Турции. Так было в Афганистане, когда помогавший в борьбе с талибами Иран был объявлен членом «оси зла» и сотрудничество с ним полностью прекращено.

Список можно продолжить, но есть ли в том смысл? Когда некомпетентность в стратегии смешивается с тактической несостоятельностью в работе с местными элитами и молодежью – трудно ожидать другого результата кроме поражения и пессимизма.

Кстати, о молодежи. Запад успешно исказил свой имидж, как место равных возможностей. Где любой с помощью усердной учебы и трудолюбия может добиться успеха. Теперь на Востоке США и Европа воспринимается как земли, где всего-то и нужно, чтобы туда попасть. А там – пособия, позволяющие тунеядствовать, наплевательство на местные законы и традиции – свобода, словом, никаких требований к тебе, зато настойчивые требования для тебя. Рай для маргиналов – вот чем стал Запад в глазах Востока. И какие его ценности нужно принимать?

Эпоха восхищения Западом закончилась, маятник качнулся обратно. Это временное явление, временный кризис. Но когда наступит новый этап востребованности Запада в остальном мире – он должен быть готов предложить новый инструментарий партнерства. Иначе, пессимизм, который продемонстрировал Боррель в отношении элит, одурманенных запахом барреля, станет перманентным явлением.