Еще две волны пандемии… и крах мировой экономики наша аналитика, все еще актуально

Георгий Степанов, автор haqqin.az

Не успел коронакризис рассосаться, как эксперты, политики, предприниматели хором заговорили об угрозе новой глобальной рецессии. В России таких прогнозов за последнее время прозвучало сразу несколько, и все они в разных вариациях связаны с фактором COVID-19.

Так, бизнесмен Олег Дерипаска считает, что человечество столкнется еще как минимум с двумя мощными волнами пандемии и что новые всплески заболеваемости лягут непосильным бременем на страховые компании, а затем, по цепочке, – и на мировую финансовую систему.

Апокалиптические сценарии Олега Дерипаски

На взгляд Дерипаски, мы еще очень далеки от постковидной эпохи, так как страны отказались от жестких мер по борьбе с вирусом, понадеявшись на вакцинацию. В результате, пока одна половина населения сделала прививки, вторая потеряла иммунитет. Поскольку никто не хочет идти на локдауны и закрытие границ, нас ждут тяжелые испытания – еще две волны ковида и новые штаммы, вызывающие у людей серьезные осложнения. Восстановление после болезни может растянуться до года, при этом последствия носят долгосрочный характер. Например, снижение функции почек. Страховая медицина окажется в долговом тупике, и, чтобы помочь ей, выкупив проблемные активы, государствам придется запускать печатный станок на полную мощь.

«Необеспеченные эмиссии приведут к росту инфляции, которая будет не как в развитых странах – 1,5%, а 4-5%, - рассуждает Дерипаска. – Роль банков станет принципиально другой. Это новая монетарная политика, которой все будут придерживаться».  

Похоже, рецессии не избежать, если мировые центробанки, в частности Федрезерв США, не отреагируют решительно на появившиеся «пузыри». Ранее в том же духе высказался и Герман Греф, допустивший кризис в среднесрочной перспективе – из-за очевидного перегрева на рынках.

«Мы пишем на злобу дня»

В свою очередь, Банк России, представив проект денежно-кредитной политики на 2022-2024 годы, смоделировал три возможных сценария – «усиление пандемии», «глобальная инфляция» и «финансовый кризис», который будет сопоставим по масштабам с событиями 2008–2009 годов. Последний приведет к падению спроса и снижению цены на нефть почти вдвое - с $75 в 2022 году до $40 за баррель в 2023-м. Центробанк РФ связывает его со значительным увеличением долговой нагрузки в мировой экономике вследствие пандемии, с заметным ростом «спекулятивного» сегмента корпоративного долга. Мир рискует погрузиться на несколько лет во тьму жестокой рецессии из-за общего экономического дисбаланса: в богатых странах деньги «дешевые», печатные станки работают без перерыва, а в развивающихся деньги дорожают.

В богатых странах деньги "дешевые", а в развивающихся будут дорожать

«Прогноз ЦБ базируется на двух ключевых факторах: во-первых, на свежих трендах в глобальной экономике, во-вторых, на непредсказуемом развитии пандемии с ее бесконечными новыми волнами и штаммами, - рассуждает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. — Причем вариант «финансовый кризис» регулятор ставит едва ли не на одну планку с базовым. Вспоминаются слова поэта Роберта Рождественского: «Мы пишем на злобу дня и на его добро. Но больше, правда, — на злобу, на злобу, на злобу!»

Примечательно, что сценарий с кризисом рассматривается не в случае ухудшения эпидемиологической обстановки, а наоборот, при ее улучшении. И это, как ни парадоксально, делает такой исход более реальным. Если пандемия начнет сходить на нет, мировые центробанки прекратят накачивать рынки дешевыми деньгами по низким процентным ставкам. Кредиты подорожают, а курс доллара (основной валюты заимствования) повысится. Возвращать долги станет неизмеримо сложнее, как и инвестировать в производство. Это обернется резким сокращением спроса на энергоносители и рисковые активы, то есть больно ударит по развивающимся рынкам. Их экономики упадут, национальная валюта ослабнет, а инфляция рванет вверх. Такой расклад получил название «стагфляция» — сочетание стагнации и инфляции, поясняет Гойхман.

Кстати, еще до начала коронакризиса 2020 года знаменитый американский инвестбанкир Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, предсказавший рецессию 2008-2009 годов, заметил: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим злом у развитых государств Запада – меньше. Слишком много денег напечатано регуляторами, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые смягчения могут быть опасны.

Бескрайнее поле для алармизма

«Общий фон крайне неблагоприятный. Озвученный Центробанком РФ сценарий финансового кризиса вполне может реализоваться, на мой взгляд, с 40-процентной вероятностью, — говорит ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Плохо, что темпы затухания (или, наоборот, дальнейшего возгорания) пандемии не поддаются никаким расчетам. Пока мы видим, что ковид подбрасывает человечеству все новые штаммы и мутации, отодвигая восстановительный рост глобального ВВП. Экономика тормозит везде - в Соединенных Штатах, в еврозоне, в Китае. Но особенно плохи дела в развивающихся странах. Кроме того, фондовые рынки наводнены «мусорными» облигациями — это прямое следствие беспрецедентной их накачки валютной ликвидностью, всевозможных программ количественного смягчения».

Масленников выделяет еще один фактор, представляющий из себя сплошную головоломку, - текущий всплеск инфляции в мире, прежде всего в США. Непонятно, с чем мы имеем дело. Это локальное явление, которое через квартал-два начнет сходить на нет или же серьезный среднесрочный тренд, некая «новая нормальность»? Ответа нет. В Комитете по открытым рынкам ФРС дискуссия на эту тему не закончена. Пока администрация Байдена, финансовые власти Америки не готовы пойти на резкое ужесточение денежно-кредитной политики.

В Международном валютном фонде считают, что в конце 2022-го или начале 2023 года Федрезерву придется приступить к повышению процентной ставки по федеральным кредитным средствам (federal funds rate), поскольку увеличение госрасходов удерживает инфляцию выше долгосрочного среднего целевого показателя в 2%. Кроме того, усиливаются инфляционные ожидания граждан США. Не сомневаясь, что потребительские цены в обозримой перспективе вырастут, население покупает больше товаров и услуг, наращивая спрос и тем самым раскручивая маховик инфляции.

...и дальше - рост потребительских цен

Многие аналитики указывают на Китай (с его долей в 20% глобального ВВП) как на основной источник угрозы. Так, по оценке доктора экономических наук Валентина Катасонова, ситуация в этой стране хуже, чем в США и Евросоюзе: Пекин представляет данные только по официальному корпоративному долгу, а у них есть еще теневой банкинг, сильно развитый и до последнего времени поощрявшийся властями.

При всех обстоятельствах решающим остается именно фактор пандемии. Отсутствие внятных прогнозов со стороны Всемирной организации здравоохранения и ведущих эпидемиологов создает информационный вакуум и бескрайнее поле для алармизма: ни в начале 2020 года (когда мир столкнулся с ковидом), ни сейчас непонятно – какие последствия ждут человечество, чем все закончится, в том числе для глобальной экономики. Согласно Google Trends, поисковый запрос «обрушится ли фондовый рынок?» в последнее время стал самым массовым в США, а это говорит о том, что инвестор при любом сомнении сразу постарается сбросить свои акции. Как предположила главный экономист МВФ, профессор Гарвардского университета Гита Гопинат, совокупные потери мирового ВВП за период 2020 и 2021 гг. составят около $9 трлн – это больше, чем экономики Японии и Германии вместе взятые.

Увы, но в развитии событий по-прежнему проглядывают некие «апокалиптические» предвестники. Новые мутации COVID-19 пока перебарывают потуги государств свести коронавирус на нет путем массовой вакцинации. Тяжелое состояние неопределенности относительно нашего общего будущего сохраняется. А неопределенность, как заметил живший на стыке XVIII и XIX веков ирландский священник и писатель Чарльз Роберт Метьюрин, - единственное зло, с которым нельзя сладить.