Фактор Ильхама Алиева в тандемократии Путина и Эрдогана наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az

Накануне в своем нашумевшем выступлении в освобожденном Джебраильском районе президент Азербайджана Ильхам Алиев особо подчеркнул роль России и Турции, выступающих в качестве гарантов региональной системы безопасности. По словам азербайджанского лидера, Баку устраивает сложившаяся после второй карабахской войны модель соотношения сил в регионе.

Баку умело использует обе орбиты интеграции - евразийско/московскую и тюркско/анкаринскую, получая экономические выгоды от обоих проектов, соблюдая дистанцию от политических рисков и ситуативных трений между этими геополитическими центрами.

Азербайджан использует преимущества и положительные стороны взаимодействия "полей" Москвы и Анкары

Большая цель Эрдогана и Путина еще впереди

Проблема не в российско-турецких отношениях как таковых, а в интерпретации их взаимодействия, не типичного для понимания и стандартизированного взгляда ряда экспертов и СМИ.

С одной стороны, у нас множество индикаторов позитивной динамики в торгово-экономический сфере, с другой - очень серьезный дефицит информации по военно-политическим договорённостям, особенно на стыках расширяющихся пространств российских и тюркских проектов интеграции.

Известно три "стыковых" региона, где особенно искрит: Сирия, конфликт между Арменией и Азербайджаном, потенциальные трения по украинской тематике.

Уникальность этих отношений в том, что Путину и Эрдогану удалось четко распределить сферы торгово-экономического взаимопроникновения и сферы военно-политических трений внутри общего каркаса взаимодействия двух стран.

Очевидно, что если бы конфликты носили исключительно непримиримый характер или представлялись лидерами, как принципиальные долгосрочные противоречия, то две региональные державы довольно быстро дистанцировались бы друг от друга. Но происходит как раз обратное - оба идут в одном направлении, подпитывая друг друга, несмотря на трения и царапины "бортами". Значит, важная и большая цель впереди, а не текущие ситуации практического взаимодействия, которые, что поделать, могут приводить и к локальным ЧП.

Если бы конфликты носили исключительно непримиримый характер, то две державы давно бы разошлись

Поэтому для понимания ситуации, к чему идут Путин и Эрдоган необходимо проанализировать следующие достижения в российско-турецких отношениях:

- в мае 2010 года подписан контракт на строительство трёх блоков АЭС Аккую с возможностью четвертого, к рубежу 2022-2023 года запускается первый блок. Обсуждается тема перспектив строительства ещё двух атомных станций;

- в 2015 году принято решение начать строительство "Турецкого Потока", в январе 2020 года он введен в эксплуатацию, с его помощью Турция стала газораспределительным хабом Юго-Восточной Европы;

- в 2017 году Турция подписала контракт на приобретение полкового комплекта зенитной системы С-400, обсуждается второй контракт и производство части компонентов в Турции, что позволит Анкаре не зависеть от критических технологий евро-атлантического блока в этой сфере.

В ходе сочинской встречи, президенты обсуждали варианты взаимодействия в сфере военного самолетостроения, двигателестроения, в области судостроения, в том числе постройки подводных лодок. Если бы проблемы в той же Сирии или трения по Украине носили непримиримый характер, Москва и Анкара нашли бы для себя новых партнёров в этих технологических сферах. 

Серьезным индикатором углубления взаимодействия стала передача в течении июня-июля 2021 года тендеров на строительство части нового российского ледокольного флота на турецкие верфи - суммарно более чем на $500 млн. 

Kuzey Star Shipyard стала субподрядчиком строительства двух ледоколов для "Росморпорта" общей стоимостью в 18,5 млрд руб. На той же верфи строятся двухтопливные паромы для линии Усть-Луга-Балтийск, а также реализуется контракт от "Росатома" на плавучий док для атомных ледоколов за 5 млрд рублей. Ещё одна верфь - Sefine Shipyard получила подряд на строительство аварийно-спасательного судна мощностью 18 МВт для Севморпути, стоимостью 13,3 млрд...

Благодаря политическому мастерству Алиева на Южном Кавказе, Россия и Турция выступили в качестве партнеров

Искусство бакинского маневрирования

Баку находится на пересечении силовых полей двух центров интеграции - идущих от Москвы и от Анкары. Но Азербайджан оказывается не просто в зоне интерференции проектов интеграции, но в отличие от той же Грузии - узлом самостоятельного управления, способным стягивать вокруг себя различные интересы: использует оба канала инвестиций, два торговых потока, два рынка/источника вооружений.

Причем это относится к другим субъектам данных интеграционных проектов. В рамках московского/евразийского проекта наращиваются отношения с Казахстаном и Беларусью. В рамках тюркского проекта с Пакистаном планируются совместные предприятия в лёгкой промышленности, фармацевтике, оборонпроме.

Важная характеристика такого многовекторного маневрирования, кстати, заметим, заключается в личном факторе Ильхама Алиева, Азербайджан использует преимущества и положительные стороны взаимодействия "полей" Москвы и Анкары, но дистанцируется от трений и кризисов. Тем самым, избегая известных негативных последствий. Поэтому, Путин и Эрдоган вместе на встречах, и независимо друг от друга, подчёркивают, что в Азербайджане у них нет никаких столкновений интересов.

Системно оформить азербайджанский опыт безконфликтной модуляции регионального стыка московского и тюркского проектов интеграции может идея "платформы шести". Со временем, эта инициатива наверняка сможет обрести черты постоянного регионального форума.