И Сирия отвернулась от Ирана новый поворот

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

В минувшую субботу министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиан провел в Дамаске переговоры с президентом Сирии Башаром Асадом. Скупость официальных комментариев об этой встрече подтверждает наличие серьезных противоречий в ирано-сирийских отношениях.

Стороны старались как могли убедить окружающий мир в том, что в их союзе все прекрасно и безоблачно, что он семимильными, буквально, шагами идет к новым сияющим вершинам, и ничто не способно ему помешать.

Улыбка сошла с лица Асада и Абдоллахиана в другой комнате, за закрытыми дверями

«Международная дипломатическая атмосфера, как показала Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций в сентябре нынешнего года, серьезно изменилась в пользу Сирии», - радостно сообщал Абдоллахиан «дорогому брату» Башару. Широко улыбаясь в ответ, тот говорил об общей победе, предстоящем подъеме и «сокрушительном падении западной оси».

И такое благолепие продолжалось ровно до того момента, когда глава иранской дипломатии и сирийский президент не оказались за закрытыми дверями. Там-то, на переговорах с глазу на глаз, и происходило то главное, что сегодня составляет суть отношений Ирана и Сирии – то есть, нарастающие между ними противоречия.

Башар Асад кто угодно, но только не глупец, поскольку такие в ближневосточном, а конкретнее – в сирийском террариуме, попросту не выживают. И потому он прекрасно понимает, что если еще четыре-пять лет назад союз с Ираном был для него спасительным лекарством, то за последние годы оно превратилось в яд, отравляющий Сирию.

Скажу больше – если раньше сирийская оппозиция жила лозунгом «Смерть Асаду!», то теперь к нему добавилось продолжение: «Смерть иранским оккупантам!». И когда Абдоллахиан с «дорогим братом» Башаром ликовали по поводу ухода американцев из Афганистана – им впору было бы задуматься, что для миллионов сирийцев их режим ничуть не лучше, чем для Талибана и афганского народа было присутствие США.

Иран стал не только обузой, но и оккупантом для режима Асада

Достаточно вспомнить, что Иран планомерно проводит в Сирии социально-конфессиональное «терроформатирование» - то есть, заселяет те сирийские земли, с которых сгоняет нелояльных режиму Асада арабов-суннитов семьями своих шиитских прокси. То есть, в глазах сирийцев это выглядит именно как оккупация, и никак иначе.

Но главная причина того, что союз с Тегераном становится обузой для Дамаска, все же в вечном и не переходящем – в деньгах. У Ирана денег содержать Асада практически не осталось. Продолжать его финансировать в полном объеме и дальше уже чревато взрывом внутри Ирана, где сирийская статья расходов вызывает все большее общественное возмущение. Концессии, которые получил в Сирии иранский бизнес, здесь тоже особой роли не играют ни для иранского бюджета, ни для сирийской экономики.

Реконструкции Сирии, а, следовательно, и восстановлению в прежних объемах доходов клана Асада может помочь только зарубежные инвестиции – из монархий Персидского залива, от других государств – но их не будет, пока Тегеран играет в Дамаске первую скрипку. В итоге – сирийско-иранский союз становится токсичным для самого Асада, лишая его доступа к зарубежной помощи.

Опереться-то на иранские штыки он смог, за счет чего и сумел сохранить власть над частью сирийской территории – но вот сидеть на этих штыках ему чем дальше, тем некомфортнее. Тем более, что предложения типа «порви с Ираном – и будешь в шоколаде» поступают ему все чаще – от тех же Эмиратов, да и саудиты не стоят в стороне. И на регулярных встречах главы Национальной разведывательной организации (MIT) Турции Хакана Фидана с главой Службы национальной разведки Сирии Али Мамлюком тоже говорятся интересные для будущих экономических и политических перспектив Асада вещи.

По сути, если раньше, до российской экспедиции на помощь Дамаску, Тегеран был единственным партнером для сирийского режима – то теперь он эту эксклюзивность утрачивает. И Дамаск уже начал дрейфовать в сторону от него – пока не поздно. Чего в Тегеране, такое впечатление, предпочитают не замечать.