Странный визит: Масуд-младший у Хаменеи актуальный комментарий

Джавад Шабири, автор haqqin.az

Как сообщал ранее haqqin.az, в Иране Ахмад Масуд-младший встретился с Верховным лидером Али Хаменеи, который призвал Фронт национального освобождения, лидером которого является Масуд-младший, попробовать прийти к компромиссу с талибами, дабы найти выход из афганского кризиса.

И ничего в этом визите странного бы не было. Масуд-младший сейчас в увлекательном и творческом поиске спонсоров для своего Фронта национального освобождения (ФНО), а потому готов идти на контакт с любым, кто потенциально может дать копеечку, цент или риал на «святое дело» борьбы с «Талибаном». Но, как говорится в известной поговорке: «В этом вопросе есть нюансы».

Все дело в том, что, как заявил иранский МИД, младший Масуд приехал договариваться о возобновлении экспорта электроэнергии из Ирана в Афганистан. И самое примечательное в этом сообщении заключается в том, что данный визит был… согласован с Кабулом! То есть - с талибами!

Шокирующая информация о встрече Ахмада Масуда с Хаменеи разлетелась по Востоку

Автор этих строк думал, что его уже трудно чем-то удивить. Но перед нами шокирующая информация: публично смертельно враждующие между собой «Талибан» и ФНО, оказывается, действуют совместно. В благородном деле стабилизации ситуации в Афганистане.

Не по чину Масуду-младшему договариваться о поставках электроэнергии в страну. Нет у него таких полномочий, и не может он предоставить гарантии оплаты, весь бюджет ФНО таких затрат не потянет. Собственно, и у талибов денег нет, но у них есть нечто другое, что может заинтересовать Иран — позиция по шиитам-хазарейцам.

И вот такое «неожиданное» совпадение: Масуд-младший договаривается в Мешхеде с иранскими чиновниками об электроэнергии, а спустя сутки талибы объявляют, что Карим Халили, Мохаммад Мохакек и Садик Мудабир, влиятельнейшие лидеры хазарейской общины, сотрудничавшие с оккупационной администрацией и американской марионеткой Гани, «подлежат всеобщей амнистии и имеют право жить в своей родной стране, не опасаясь репрессий». Причем объявивший об этом Маулави Абдул-Кабир, заместитель премьер-министра «Талибана» по политическим вопросам, лично гарантирует им безопасность.

По сути, Масуд-младший сыграл роль посредника в переговорах между Тегераном и Кабулом, причем — Кабулом талибов. Интересный такой непримиримый борец с «Талибаном» получается.

Талибы, Масуд и Иран объединяются против общего врага - "хорасанцев"

Да и Тегеран хорош: на словах объявляет, что правительству талибов не хватает «инклюзивности», организует утечки, что «Аль-Кудс» приступил к формированию вооруженных отрядов хазарейцев, которые будут защищать свои права в Афганистане, — а на деле заключает полноценные экономические отношения с «Талибаном», используя для этого «непримиримого оппозиционера».

Восток, конечно, дело тонкое, но в реальности ничего сверхъестественного в этом сюжете не существует. Талибы, Тегеран и ФНО могут что угодно говорить и сколько угодно ненавидеть друг друга, но у них есть общий враг — «Исламское государство - Хорасан» (ИГ-Х). И в противостоянии с ним возможно заключение любых самых невероятных альянсов.

В Тегеране понимают то, что никак не уместится в головах политиков Запада — «Талибан» может быть сколько угодно плох и недемократичен, но сегодня это единственная реальная сила в Афганистане, способная победить «ИГ-Х». Талибы-то из границ своей страны не выйдут, а вот «хорасанцы» как раз и готовы к внешней экспансии за «торжество таухида».

Наличие общего врага — лучший мотиватор для самых неожиданных альянсов, в которых иранцы, Масуд-младший и талибы выступают в едином строю. Успех «ИГ-Х» означает для них крайне серьезные проблемы, более того — это вопрос физического выживания.

А данный успех может быть достигнут только в том случае, если в Афганистане приключится экономический коллапс — страна останется без продовольствия, электроэнергии и горючего. Реалисты это понимают. Остальные — предпочитают собираться на многочисленные международные конференции, где топят проблемы Афганистана в многословных резолюциях, стоящих не больше, чем бумага, на которой они написаны.