Переговоры с Ираном буксуют, а Израиль с США готовятся к худшему наша аналитика, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Переговоры по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе возобновятся в Вене 27 декабря. Об этом вчера, 23 декабря сообщил заместитель генерального секретаря внешнеполитической службы ЕС и координатор совместной комиссии по СВПД Энрике Мора.

Исчерпывающее объяснение тому, что сейчас происходит на переговорах в Вене, дал постоянный представитель России при международных организациях Михаил Ульянов, пояснивший, что обычно активность на международных площадках в период между католическим Рождеством (празднуется в ночь с 24 на 25 декабря) и Новым годом снижается. «В данном же случае решено не терять время ради скорейшего достижения договоренности по восстановлению ядерной сделки».

Реалистичная картина Ульянова

В переводе с дипломатического на человеческий это означает, что переговоры буксуют, никаких положительных сдвигов там не происходит, каждый гнет свою линию и никто не хочет уступать. Поэтому дипломаты могут не терять времени на посиделки. И провести Рождество дома, с родными – все равно скорого достижения договоренностей не предвидится.

Но то, что для европейских дипломатов отдых, то для американских и израильских политиков – горячие деньки, поскольку им нужно срочно выработать планы, если в Вене все и дальше будет тормозиться. Помощник по национальной безопасности Джейк Салливан в срочном порядке посетил Иерусалим, где провел длительные совещания с высокопоставленными израильскими чиновниками. На которых и поделился с ними возможными сценариями дальнейшего развития событий на переговорах с Ираном.

По его мнению, их всего три:

Салливан обсудил с Иерусалимом три сценария развития ситуации

- возвращение к ядерной сделке 2015 года, к чему сам Салливан относится крайне скептически;

- временное соглашение, основанное на том, что Иран останавливается на 60% обогащении урана в обмен на ослабление санкций;

- и, наконец, провал переговоров, влекущий за собою наложение на Иран новых санкций со стороны США и Евросоюза.

Израильский план «Б» - ударить по Ирану

Официальной реакции израильских властей на сообщения Салливана не последовало, за исключением невнятного сообщения о «сближении позиций США и Израиля по вопросу иранской ядерной программы». Что вполне объяснимо – ни один из возможных вариантов развития событий еврейское государство не особо удовлетворяет. Поскольку не дает главного – гарантий того, что у Ирана не просто не будет ядерного оружия, но он также и не приблизится к пороговому состоянию для его обладания.

А потому широко дискутируется вопрос о военном решении этой проблемы. И заявления официальных лиц по этому поводу становятся все жестче. Так, в сентябре глава израильских вооруженных сил генерал-лейтенант Авив Кохави сообщил, что значительная часть выросшего военного бюджета выделена на подготовку удара по Ирану. В начале декабря глава МОССАДа Давид Барнеа заявил, что Израиль сделает «все, что потребуется», чтобы помешать Ирану создать ядерную бомбу. А во время своего последнего визита в США министр обороны Израиля Бенни Ганц публично объявил, что отдал приказ израильской армии готовиться к военному удару по Ирану.

Израиль настаивает на ударе, но...

И тут встает вопрос о том, чего в таких заявлениях больше: давления на США с целью усиления американской финансовой поддержки Израиля, мол, если вы не дадите нам дополнительные средства и новейшее оружие на самых льготных условиях, мы начнем бить по Ирану. Или же реальных намерений разобраться с иранской бомбой военным путем. И поскольку вопрос крайне острый для всего региона – то тема «ударят – не ударят, а если ударят – то, когда» стала одной из самых обсуждаемых в огромном количестве масс-медиа самых разных стран.

Говоря на эту тему, нужно понимать, что Иран сегодня даже не приступил к обогащению урана, необходимого для создания бомбы, то есть до 90%, остановившись на 60 процентах. В Израиле говорят о подготовке Ирана к началу такого 90 процентного обогащения, но никаких доказательств этого не существует. А процесс этот не самый быстрый, минимум здесь – пара лет.

А ведь после этого Тегерану необходимо будет накопить его в достаточном количестве и создать собственно ядерную боеголовку, которую можно было бы установить на баллистическую ракету. То есть – еще пара лет. При этом, что максимально вероятно, Тегеран может вполне довольствоваться статусом «порогового ядерного государства». Что максимально повысит его позиции на переговорах с другими державами, при этом - не рискуя обострять с ними отношения до крайности.

Страховой полис Израиля будет готов только через два года

За последние полтора десятилетия Израиль использовал все возможные инструменты силового давления на Иран в связи с его ядерной программой – от ликвидации нескольких физиков-ядерщиков, включая руководителя иранской ядерной программы Мохсена Фахризаде до взрывов на ядерных объектах и кибератак. Будучи при этом уверенным в том, что это помогает. К примеру, после инцидентов в Натанзе израильские чиновники и военные говорили чуть ли не о десятилетней задержке иранской ядерной программы.

Взрывы в Натанзе ускорили иранское ядерное дело

Что же в реальности? В беседе с The New York Times высокопоставленные чиновники администрации Байдена недавно привели интересный аргумент. По их мнению, взрывы в Натанзе только подстегнули иранцев к продвижению процесса обогащения урана в Фордо и улучшению защиты центрифуг, выделению дополнительных инвестиций – то есть Израиль на самом деле не задержал реализацию иранского ядерного проекта, а даже ускорил его.

Теперь еврейское государство делает ставку на свои военно-воздушные силы – этот «страховой полис Израиля», как назвал их командующий израильской авиацией генерал-майор Амикам Норкин. Но ведущие специалисты в области обороны скептически относятся к этим словам.

Крупный эксперт в вопросах безопасности Амос Харель на страницах газеты «Хаарец» заявил следующее: «Израильский авиаудар по Ирану был возможен десять лет назад. Но сегодня, когда Армия обороны Израиля только начинает обновлять оперативные планы, вероятно, пройдут годы, прежде чем этот вариант станет предметом серьезного рассмотрения».

Вердикт Амоса Хареля

Более категорично высказался генерал ВВС в отставке Релик Шафир, который сам был пилотом во время удара по иракскому ядерному объекту в 1981 году: «Очень трудно - я бы сказал, даже невозможно - начать кампанию, в ходе которой были бы уничтожены все эти иранские объекты. В мире, в котором мы живем, единственные военно-воздушные силы, которые могут вести кампанию против ядерной программы Ирана — это ВВС США».

И в целом, израильские специалисты сходятся во мнении, что в настоящее время у Израиля нет возможности нанести ядерной программе Ирана нокаутирующий удар с воздуха. А на подготовку такой атаки, способной нанести сколько-нибудь значительный ущерб этой программе, уйдет не менее двух лет.

Израиль не сидит сложа руки.  Он совершает многомиллиардные покупки для расширения своего арсенала «умных» бомб, в том числе - стремясь приобрести у американцев высокоточные боеприпасы JDam, без которых до главного ядерного иранского объекта Фордо, расположенного в горном массиве не дотянуться. Одновременно наращивает и свои запасы противоракет «Железный купол Тамир», чтобы обезопасить себя от ответных атак со стороны «правой руки Ирана», движения Хезболла. Для достижения относительно полной готовности ему необходимо два года.

И здесь пазл складывается, ведь именно столько требуется Тегерану, чтобы достичь порогового уровня. И если иранцы в своей ядерной программе на этом остановятся – удара по ним не будет. Если же пойдут дальше – то Вашингтон вполне может выдать Израилю карт-бланш на военную акцию с целью уничтожения иранских ядерных объектов. А пока стороны играют на нервах друг друга и повышают ставки. Время для этих игр у них пока еще есть…